Главная Новости Учение Аудио Статьи Книги Картины Путешествия Задать вопрос
Новые открытия        Сатья Сай Баба        Прогнозы        Разные
Список книг        Полностью        Фрагменты
Индия        Египет        Болгария        Иерусалим

ИСКУШЕНИЕ

ХРИСТА

В

ПУСТЫНЕ

 

 

Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении.

 

Даниил 12:10

 

 

 

Человек, посвятивший свою жизнь Богу, спешит в пустыню, чтобы проверить свою святость в искушениях Диавола, не ведая того, что Диавол - это его собственный образ греховных деяний и помыслов.

 

Автор

 

 

 

Читающий книгу Божию, в каком бы виде она ни была, от Слова Божия прозревает, а искушения истаивают.

 

Автор


К ЧИТАТЕЛЮ

С момента написания книги "Последние часы земной жизни Иисуса Христа" прошло шесть лет. Время пролетело быстро благодаря плодотворной писательской деятельности по несению Божьего Слова людям. Каждая лекция об Иисусе Христе, Пророке из Назарета, давала возможность погружаться в энергоинформационное поле Сына Божиего и Человеческого, чтобы раскрывать перед слушателями те жизненные моменты, которые уста автора порождали как откровение. Ибо знания о земной жизни Иисуса Христа, содержащиеся в разных литературных источниках, не давали исчерпывающих ответов на вопросы, возникающие у людей, живущих в конце ХХ века. Ведь каждая новая человеческая эпоха открывает и поднимает новые вопросы о практической жизни в Боге, о верном пути к Богу. И если Иисус Христос, Сын Божий для нас есть и путь и истина и жизнь, то благодаря Духу Святому, Духу Истины мы сможем найти ответ, как нам себя вести в той или иной сложной (греховной) ситуации, встающей перед нами как искушение.

Вся земная жизнь Иисуса из Назарета записана в энергоинформационном поле эгрегора Земли. Из этого эгрегора Сына Человеческого духовные люди черпали те или иные моменты из жизни Христа как откровение, даваемое сверху от Господа. Только эти духовно-религиозные люди не ведали о сущности этого Господа, абсолютно не предполагая, что этим Господом может быть Диавол, Сатана-искуситель. Последний под маской Господа располагал к себе писателя, ищущего тот или иной жизненный материал об Иисусе Христе, и давал, раскрывал этому писателю только то, что тот может вместить согласно своему духовно-религиозному и греховному эгрегору. То есть писатель попадал на свое собственное энергоинформационное поле искушения, где Диавол, как ловкий распорядитель, умело правил балом жизненных человеческих интриг в разные исторические эпохи. Да, такой писатель просто не осознавал, что он в эгрегор Иисуса Христа, в Его энергоинформационное поле вносил рожденные им самим под руководством Господа Диавола те информационные лабиринты-ловушки, куда попадались люди разной духовности и плутали в тех миражах, которые они воспринимали как истину, как верный путь к Богу. И где же эта Истина?!

Мы припадаем к эгрегору Иисуса Христа, к Его энергоинформационному полю не для того, чтобы по своей духовной слепоте оказаться в лабиринте ловушек и поверить миражам-искушениям, а чтобы под руководством Духа Истины попытаться воссоздать земной образ Иисуса Христа, Который Своей практической деятельностью указал нам истинный Путь к Богу и, очищаясь Сам в общечеловеческих искушениях, чтобы в них переплавиться и убелиться, преобразовывал Себя из Учителя в Мессию.

Эта интригующая книга имеет необычную художественную форму. Она написана в мистическом, религиозно-философском жанре. Книга содержит материал из Нового Завета - от четырех евангелистов, но автор не дает сноски под каждой цитатой, ибо их очень много, чтобы не загромождать художественный текст и не отвлекать читателя от повествования о завораживающих искушениях Христа в пустыне. В книге автор пытался сохранить орфографию и пунктуацию библейских текстов.

Впервые в книге раскрываются все сорок дней пребывания Иисуса Христа в пустыне, что не делалось еще ни одним писателем или исследователем.

Читающий эту книгу как будто сам, вместе с Иисусом, проходит искушения в пустыне, получая посвящение и очищение на разных духовных уровнях. Как во время крещения человек входит в воду в одном духовном состоянии, а выходит в другом - просветленном, точно такое же состояние ощутит читатель, когда погрузится в информацию этой книги, омоется ею и выйдет из нее обновленным.

Глобальность информации, заложенная в этой книге, дает основание предполагать, что эта книга станет жизненно важной, настольной для многих людей. В ней раскрываются многочисленные интересные вопросы, по которым ведется полемика в религиозных кругах. Автором делается попытка отобразить, выявить истинное учение Иисуса Христа, как это делалось и в других его (автора) книгах.

Без Благодарственной молитвы Любви к Богу Всезнающему, Вселюбящему, Всеблагому, без Духа Святого, Духа Истины вряд ли за такой короткий срок, в один месяц, могло родиться это произведение.

Автор благодарит всех, кто внес посильную помощь в рождение этого детища, омытого божественной любовью.

 

 

Мир всем,

любви,

благополучия,

и духовного прозрения!


ВВЕДЕНИЕ

МЕССИЯ

Слово "Мессия" на древнееврейском или арамейском языках означает "помазанник", на греческий переводится "Христос". То есть два слова на разных языках - Мессия и Христос - означают одно и то же - Помазанник.

Для иудеев Мессия - это идеальный царь, устроитель судеб "народа божьего", посредник между богом и людьми и носитель высшего авторитета на земле, спаситель, приносящий с собой новое, исправленное состояние всего мирового бытия. Он мыслится как восстановитель своего народа, усмиритель его врагов, объединитель еврейского народа. Но Он есть и "знамя для народов, установитель всечеловеческого примирения, распространяющегося и на животный мир (фауну)". Мессия должен появиться на земле, когда беды и страдания народа достигают неслыханной силы.

Для христианства Мессия есть искупитель человечества от его грехов. Для христиан Мессия (в образе Иисуса Христа) первый раз приходит (пришел) "в образе раба" как учитель, исцелитель и искупитель, причем Он отказывается "судить людей". Второй раз Он придет "со славою судить живых и мертвых", согласно тексту Никейско-Константинопольского символа веры.

Образ Мессии, представленный идеологией иудеев и христиан, имеет свои изъяны, на которых взросло человечество с древности и до наших времен, поэтому нас, с точки зрения божественной истины, такое понятие Мессии не удовлетворяет. Но благодаря Духу Святому, Духу Истины духовные очи прозревают, отчего и появляются наши книги на волнующую тему, чтобы передать знания для блага ищущих, страждущих и нуждающихся.

Чем же надо быть помазанным, чтобы стать Мессией? В русском языке "мессия" как бы означает совершить (сделать) какую-то миссию или деяние, с которым эта миссия будет связана.

Наша задача и заключается в том, чтобы рассмотреть земного великого Учителя, нисшедшего от Господа Бога, Который в человеческой плоти из простого человека преображается в Мессию. То есть, став Наставником, духовным Учителем он должен осознать, понять, что его цель не ограничивается достижением сана "великого Учителя", подчеркивая тем самым свою неподкупную святость. Его духовный подъем должен завершиться в роли Мессии, в сане Сына Божиего. Ибо только Мессия может в земных условиях на практике показать, как надо поступать в своих деяниях и помыслах, чтобы войти в Царство Господа Бога.

Если великие Учителя приходят к разным народам, чтобы указать путь в вечный блаженный мир, то, видимо, и их надо называть мессиями?

Наш ответ таков: любой духовно-религиозный учитель всегда исполняет свою миссию на земле, ибо ведет за собой людей в тот мир, откуда снизошел. Но Миссия миссии рознь, ибо даже раб или убийца исполняет свою миссию. Да, да! Любой человек приходит, воплощается на земле не случайно, ибо ему здесь надо отработать свою карму, исполнить свою миссию. Пусть даже эта миссия маленькая, неприметная или разрушительная, но каждый человек обязан ее выполнить.

Значит, если Мессия обретает сан Сына Божиего, то любой человек на земле есть сын Божий.

Поймите, мы не твари божии и не рабы божии! Мы сыны Божии! Мы твари божии только для того или иного иерархического бога. Мы рабы божии только для того или иного иерархического бога. Для Господа Бога Вселюбящего, Всеблагого, Всещедрого мы являемся сынами Божиими. Ибо у Господа Всепрощающего, Всемилосердного нет рабов! У Него есть возлюбленные сыны (Сыны)!

Зная о существовании иерархических богов и их царственных миров, мы прозреваем и осознаём, что на Землю приходят разные духовно-религиозные учителя (Учителя) из этих иерархических миров, чтобы проповедовать о своем небесном царстве и указать туда путь. Но вот однажды, в определенное время, на Землю нисходит Сын Божий, чтобы воплотиться в обыкновенного человека и преобразоваться в Мессию. Такое пришествие произошло две тысячи лет тому назад. Божиего Посланника назвали Иисусом (Иешуа), а также называли Галилеянином, ибо он родом из Галилеи, а также - Назарянином, ибо он жил в Назарете. Но впоследствии Его назовут Сыном Человеческим, Христом, Сыном Божьим. Да, Он был Тот, Кто пришел от Господа Бога как от Любящего Отца, распространяя Слово Божие.

Когда на Земле надо ожидать приход Мессии? Тогда, когда на Землю снизойдут все иерархические Учителя, чтобы претендовать на роль Мессии. И тогда на Земле начинается эпоха "лжепророков" и "лжемессий", ибо страдающий народ, взывая от мучений к своему Богу, жаждет справедливого правосудия с небес и обетования (райской, счастливой жизни).

Да, да! Страдающий иудейский народ чаял чуда, ожидая прихода на землю Мессии, Сына Божьего - воплощение Своего Отца. Мессия должен сотворить Царство Божие на земле. Еврейский народ верил в свою избранность перед Богом. Миссия этого народа заключалась в том, чтобы по всему миру разнести знания о Господе Боге Едином, Всесущем, Вседержителе, полученные благодаря Моисею, Аврааму, Иакову...

А тот народ, который призван разносить весть о Боге Едином, уже не может претендовать на спокойную жизнь в обетованных землях, даже если этот народ избран Богом. Ибо как только этот народ осядет на чьих-либо прекрасных землях, он перестает исполнять свою миссию, повеления своего Бога (Яхве). А так как Бог Яхве - бог гневный, устрашающий, то он на свой народ и насылает разные беды, проклятия, войны, чтобы разметать евреев по всему миру, вынуждая их выполнять свою миссию. Но еврейский народ воспротивился исполнению миссии своего бога Яхве, осев на Палестинских землях, чтобы ощущать на них свое обетование, как заслуженное.

Всем народам, особенно их предводителям надо постоянно помнить: на горе чужого народа счастье своему народу не построишь! Ибо как ты поступаешь по отношению к другим, так и другие будут поступать по отношению к тебе.

Народ Израиля хотел мирно жить, плодиться и размножаться на своей обособленной территории, забыв о том, что эта земля их собственными воинствующими руками была обагрена кровью человеческих жертв. Горе, страдания и мучения стали обрушиваться на народ Израиля, который попадал под иго других народов, превращаясь в рабов. Гордость за свою избранность перед Богом стягивала на них новые страдания и муки. Народ Израиля, обращаясь к своему невидимому Богу, завопил о справедливости и чаял спасения от божественной Длани. Через уста пророков эта освободительная божественная Длань обрела образ Мессии, и страдающий народ принял этот Образ Спасителя. Невидимый Бог Израиля (Яхве, Иегова, Саваоф, Аданай) стал не только незрим, но и перестал слышать вопли народа.

Но Бог Милостив, Милосерден, Всеблаг! От Него на Землю снизошел Сын Божий, Дух Истины, чтобы воплотиться в человека и предстать перед народом Израиля как Сын Человеческий, Христос, Мессия. Согласно пророчеству, как земной человек Он должен иметь имя Эммануил, что означает "с нами Бог", но Он получил имя Иисус (Иешуа), значение которого мы знаем, благодаря Евангелию: "Он спасет людей Своих от грехов их".[1]

Опираясь на источники[2] массоретских текстов Святого Писания (Библии), имя Иисус пишется тремя буквами "ЙШВ", которые можно прочитать, как "Jeshua" (Иешуа) или "Joshua" (Иошуа) и дословно означает "Яхве спасет".

Филон Александрийский (25 г. до н. э. - 50 г. н. э.) пояснил, что еврейское слово "Иисус" означает "Спасение господнее". Но имя "Иешуа" может читаться и как "Йошуа", то есть "Иосия". А Иосиями назывались некоторые цари Иудейские. В списке родословной Иисуса (Лука 3:29) имеется один из этих царей. До 2-3 столетия от рождества Христова имена Иисус и Иосия были идентичными, точнее смешивались при написании.

Во время влияния македонской и греческой культур Иисусов начали называть на эллинский манер Ясонами, созвучно греческому слову "Histoy" (Гистой), что означает "лечить".

Кирилл Иерусалимский (IV век от Р. Х.) объяснял, что слово "Иисус" означает "Бог Спаситель". А Евсевий Памфил и епископ Кесарийский имя "Иисус" связывали с греческим словом "лечить". Иоанн Златоуст указал, что имя Иисус означает "Спаситель".

В латинской Вульгате, то есть до XV от Р. Х., имя "Иисус" пишется "IHESUS" (Ихесус). А в XVI веке имя Сына Божиего канонизировалось как "Jesus" (Езус). В русском же языке - "Иисус".

Мессия Израиля должен показать еврейскому народу, что у Господа Бога Единого нет избранного народа, ибо Он Любит все народы. У Господа Бога Любящего нет избранных, ибо для Него - все сыны и возлюбленные. Этим Мессией и стал Иисус из Назарета, Галилейский Пророк, Сын Человеческий.

Иерархическая структура пирамиды духовно-религиозных Учителей, пришедших на Землю к разным народам и в разные эпохи как мессии, с приходом Иисуса Христа обрела свою завершенность. Ибо Мессия, Иисус из Назарета, как Сын Божий, по праву занял высшую ступень этой пирамиды. Да, тот великий Учитель, Который приходит посреди мира на определенном этапе цикла развития человечества по Своей энергетике среди других Учителей-мессий будет вознесен на вершину. Он будет тем краеугольным камнем, дающим Цельность и путь и истину и жизнь. Этот камень нельзя откинуть в сторону, ибо этот камень является всегда верхним, как пирамидион в пирамиде, как камень Бенбен, заключающий в себе верх и низ. Да, Мессия вмещает в Себя эту энергетическую ниточку от низа и до верха, поэтому для людей земли Он и есть путь и истина и жизнь.

Понимая сущность камня Бенбен, пирамидиона на вершине величественной каменной пирамиды, Учитель-Мессия может сказать о себе: "Я встал посреди мира, и я явился им во плоти и они слепы в сердце своем".[3]

Помните: Мессию никогда явно не будут узнавать, ибо Он вмещает в Себя все человеческие проявления, от низа (плоти) и до верха (духовности, мудрости, Божьего Слова). Его не признают верхи (религиозная верхушка) из-за того, что он имеет низы (то есть он живет как простой, грешный народ). Его не поймут многие низы, ибо простой греховный народ не может уложить в своем сознании тот верх (язык притч, мудрость), которым обладает Мессия. Такое противоречие между низом и верхом (слоями народа) делает Мессию одиноким, хотя Он всегда находится в окружении ищущих и страждущих. Он всегда единичен, хотя постоянно находится в обществе разных людей. Да, так всегда будет с Мессией, ибо Он неординарен. Когда Он якобы поступает грешно, греховно (по меркам религии данного народа), люди, окружающие в этот момент Мессию, не видят, что Учитель тем самым очищает того грешника, на которого направлено Его действие. И эти люди, причисляя себя к праведникам или зная мерки праведной жизни, начинают осуждать Мессию за Его деяние, усмотрев в Нем грех. О, если бы эти люди ведали о том, что осуждая Учителя, они с энергетической точки зрения сами падают вниз, погружаясь в греховность, и еще больше становятся духовно слепыми.

Зная всё это, пришедший Мессия, Иисус Христос дает всем людям Земли гениальную заповедь: "Не осуждай!" Потому что даже если мы будем осуждать малое, то со временем сможем осудить и большое. Но если мы научимся не осуждать в малом, тогда и большое (негативное, греховное) не будем осуждать, ибо будем понимать, из чего сплетено это большое. Ведь в осуждении мы сами в себе зарождаем негативные, разрушительные энергии, а последние стягивают к себе другие негативные энергии, как подобное притягивает подобное. Мало-помалу отрицательные энергии обретают всё большую силу и порождают для нас греховный капкан, неведомую ловушку, в которую мы и попадаем. А эта ловушка готовит нам всевозможные муки, боли и страдания.

Мессия на то и Мессия! Он должен знать все тонкости и нюансы грехопадения человека в обществе, а для этого Он должен пройти все искушения плоти, души и духа. Ибо человек, посвятивший всего себя Богу, должен пройти все искушения, чтобы переплавиться, очиститься и убелиться в них. Только тогда ему открывается Духом Истины, Духом Святым его истинное назначение здесь на земле во благо людям ищущим, страждущим и нуждающимся в помощи.

Вопль народа Израиля поднялся до небес, сотканный в пирамидальную форму из разных мук, страданий и мучений, по которым смиренно и кротко спустился Сын Божий, как по обжигающим лезвиям мечей, пик и стрел, чтобы дать, подарить с Любовью всем людям Путь к Спасению. Падающее в бездну своих грехов человечество искало спасения у Бога. Дух Истины, истекающий от Бога, становился Сыном Божиим, чтобы воплотиться в человеческую земную плоть и дать спасение падающим и гибнущим. Чем ниже Сын Божий спускался по этой пирамидной лестнице из мечей, пик и стрел, тем отчетливее Он замечал, как из Его ног, рук, из Его груди, из Его головы начала просачиваться человеческая кровь. С каждой ступенью вниз греховный, мерзкий, спертый запах земного человечества всё плотнее окутывал и душил Его. Но Он не останавливался, ибо, укрепленный Божественным Духом, Он смело продолжал нисходить в земной греховный мир в то самое место, где сильнее всего попиралась Истина. Эту Истину и надо было восстановить. Но такое совершить сможет только Сын Божий, ибо Он и есть сама Истина. Зная это, Сын Божий продолжал Свое нисхождение... "Мессия! Мессия! Где же Ты?!" - летели возгласы от Земли. Сын Божий спускался, осознавая, что Он берет возглас "Мессия" на Себя как Самопожертвование. Человеческие искушения ждали Его на земле, чтобы утопить в своей греховности.

Как происходило искушение и очищение Христа в пустыне и повествует эта книга.

 

И да пребудет с вами Бог!


Глава 1

 

СОМНЕНИЕ

 

 

"Вот я уже здесь, - подумал Иисус. - Да, да, это то самое место, которое нельзя назвать приятным уголком природы или райским местом".

Всё здесь выглядело уныло и безжизненно. Голая песочно-скалистая земля вперемежку с различными по величине камнями с острыми кромками, где мог свободно гулять лишь пустынный, огнедышащий ветер. Днем воздух нагревался от палящих лучей солнца, от скал, камней, песка и раскалялся до желто-красноватых вибраций. Накалившись в жужжащем звучании ослепительных аккордов солнечных лучей, пустынный воздух медленно как бы сползал в укромные места, где от тени создавалась прохлада, либо иногда стремительно пытался занять защищенные от солнца места, обжигая всё то, что попадалось на его пути. Если где-то в прохладе и зарождалась какая-нибудь растительность, то в объятиях огнедышащего воздуха смерть праздновала свое пиршество. Все живое, что могло передвигаться: змеи, скорпионы, пауки, разные насекомые и пустынные звери - все прятались в свои спасительные места от раскаленных стрел смерти.

Иисус поправил на голове накидку от палящих сверкающих лучей солнца, создавая тень на лице, и медленно окинул любящим взглядом суровые безжизненные места, подбирая для себя подходящий уголок среди скал, камней и песка. Спешить было некуда, да и время в этой безжизненной пустыне замедляло свой ход, как бы столбенея от увиденного. И только движение солнца, луны и звезд по небу давало знать, что время продолжает по-прежнему двигаться в неизведанное будущее.

Его глаза определили то место, где он должен пробыть в суровых условиях наедине с собой, чтобы проникнуть в тайники своего сознания и распознать свое назначение на земле: кто же он есть.

"Решаться или не решаться?!" - думал Иисус.

"Господи! Наставь меня на путь истины. Мне надо еще раз всё окончательно взвесить. Я сделал первый шаг. И вот я здесь, в пустыне, куда удаляются сомневающиеся в поиске истины, чтобы встретиться с духом пустыни и раскрыть для себя то искомое, что дает определиться на пути к Богу, то есть к Тебе, Господи! Пусть Твой Дух Истины пребудет во мне и укрепит меня в этом начинании. Ибо страх, как змея, тихо шипя, медленно вползает в мою душу, чтобы вновь возродить во мне сомнения, чтобы я убрался отсюда подобру-поздорову и не искал сам себя в прелестях тщеславия от своих знаний, которые я получил от Тебя, Господи. Может быть, моя гордыня под праведной маской заставила меня прийти сюда, чтобы примерить на себя величественное назначение, которое должно изойти из Твоих уст, Господи? Может быть, я тот временный смельчак-выскочка, который в азарте своей устремленности решил нацепить на себя сан Учителя Праведности, то есть надеть на себя Его духовную одежду? Не согнусь ли я под тяжестью этой светлой одежды? Не оттенит ли еще больше эта белая одежда мою скрытую греховность, мой изъян прошлых деяний, чтобы опозорить меня в глазах духовно-религиозной знати? А может быть, такая проверка мне как раз и нужна? Как же я узнаю, кто я есть и на что могу претендовать, если не буду примерять на себя сан Учителя Праведности, и не стану надевать Его одежды?! Кто же мне это может показать, как не дух пустыни, который сурово искушает подобных смельчаков, разбивая в пух и прах всю их самонадеянность или затискивает их тщеславную душу в каменные жернова, чтобы перемолоть и превратить в пыль их гордыню? А может быть, мне именно это и нужно? Как же я смогу распознать свою греховность, скрываемую под праведной маской, если дух пустыни не будет глумиться и издеваться надо мной? Дух пустыни видит душу смельчака насквозь, чтобы поиграть небрежно на его изъянах, создавая по ним мозаичный каскад страданий и мучений под маскарадным прикрытием всевозможных ощутимых видений.

Господи! Прости меня, грешного, если я окажусь недостойным претендентом на ту высокую роль, которая забрезжила в моей душе, приглашая меня вступить на эту стезю.

Решаться или не решаться?! - еще раз мысленно проговорил Иисус, - здесь не надо спешить. Для начала я еще раз должен себя проверить на стойкость к жаре, а там посмотрим, как быть дальше. Да поможет мне Бог!"

Он ногой отшвырнул в стороны несколько камешков и раскидал верхний слой раскаленного песка. Сел на приготовленное место, скрестил ноги, накрыл еще больше лицо накидкой, соединил руки перед собой, положив их на ноги ладонями кверху и спрятав в длинных рукавах льняного хитона от палящих лучей солнца, и погрузился в дальнейшее раздумье, чтобы окончательно разрешить свое сомнение.

"Господи! Я Благодарю Тебя за то, что Ты посылаешь мне разные знаменья, чтобы я мог определяться на своем жизненном пути в той истине, которую я должен совершить здесь на Земле. А это и будет давать мне возможность с каждым жизненным шагом очищаться в повседневных земных деяниях под руководством Твоего Духа и приближаться к Тебе. Твой Дух, как Молния Откровений, озаряет меня в моем сознании, и мне раскрывается истинность этих знамений, чтобы я укреплялся в своем духе и следовал к своему назначению.

Во время моего дальнего путешествия по восточным странам, где я знакомился с различными религиями и их богами, Ты меня, Господи, научал ничего не отрицать и ни к чему земному специально не привязываться, а пытаться возлюбить всё, вся и всех. Где бы я ни был в святых местах, меня приглашали мудрецы, святые старцы в свои храмы, раскрывали передо мной сокровенные знания в надежде, что я останусь у них навсегда, чтобы стать преемником их учения и духовным Учителем. Но Твой Дух Истины, Господи, вел меня дальше, чтобы я знакомился с восточными мудрецами, о которых я был наслышан, когда жил в Назарете, а затем у ессеев.

Да, да, я вспоминаю, как пребывал в общине у ессеев с тринадцати лет и обстоятельства сами складывались так, что я не вписывался в общий жесткий канон общежития и всегда выделялся среди других учеников-послушников своей сообразительностью, меткостью своих выражений, быстрым схватыванием и усвоением тех знаний, которые получал. То есть в общем числе учеников-послушников я был всегда как исключение. После семи лет пребывания в общине у ессеев я знал наизусть все священные тексты Моисея, пророков и Учителя Праведности, а также обладал целительской способностью. И поэтому настоятель общины не мог меня больше удерживать при себе, давая свободу выбора: что делать и куда направляться, ибо я прошел все этапы испытаний и посвящений. Точно так же, где бы я ни был в разных восточных общинах, мое пребывание в них всегда было исключением, то есть не являлось той жесткой нормой, которой четко придерживались сами общинники. А когда я находился в одной из общин в горах, где-то между Индией и Китаем, Твой Дух, Господи, осенил меня. Я понял, что это Ты меня делал неординарным, выделяя меня среди других. Это позволяло мне долго не задерживаться в духовном развитии в той или иной общине, чтобы в моем сознании не запечатывались догмы того или иного религиозного учения, вероисповедания, а вызревал живой источник Твоей Истины, как вечный Родник благодатной духовной пищи. Я понял, что между Богом Отцом и человечеством должен быть Проводник, Наставник, Спаситель, называемый Сыном Божиим, Который нисходит от Бога Отца, чтобы указать страждущим людям путь в Божие Царство. Этот Сын Божий, войдя в плоть человеческую, должен быть на земле Учителем. Этого Учителя ждут везде, в разных общинах, где мне пришлось побывать. Мудрецы, пророки, настоятели общин поговаривали, что Он пришел, и ждет Своего часа. Они внимательно просматривали каждого, кто вливался в их общину, пытаясь по разным знаменьям распознать Учителя от Бога. Их расположение и разные знаки внимания приводили меня в смущение, а меня тревожила мысль: "Не я ли этот Учитель? А может быть, это я?" Но главное, благодаря Тебе, Господи, я осознал, что этот Учитель должен начать свою деятельность на родной земле. И на Востоке жила легенда о том, что когда над Землей вспыхнула яркая звезда, то трое великих мудрецов-звездочетов Востока отправились в страну Иудеев, куда вела их эта звезда, чтобы почтить своим появлениям народившегося небесного царя, который и есть Сын Божий.

Значит, великого Учителя от Бога и надо искать на землях сынов Израиля. Ведь ни учителя общин, ни мудрецы Востока, купаясь свободно в своих религиозных знаниях, не могли осветить полностью ту Истину, которая, как ослепительная молния, вспыхивала во мне и сотрясала мой дух. Бог - это Жизнь, - думал я, - а значит, религиозное Учение Сына Божьего о Боге должно быть не догматичным, а живым, как нектар жизни, как целительный бальзам для человечества.

Осознав всё это, благодаря Твоему Духу Истины, Господи, я вернулся на земли Иудейские, чтобы здесь отыскать Учителя.

Вся земля моего народа стенала и призывала Мессию, Спасителя, Который освободит сынов Израиля от чужеземного ига и, разорвав путы рабства, сделает их земли обетованными, а Сам станет их Царем. Так мир, благодать и покой снизойдут от Бога на землю. Как бы этого хотелось! Но, увы! Этого не произойдет. Да, так чувствует мое сердце. Тем более до моих ушей доходили рассказы о появляющихся "спасителях-мессиях", которые призывали к борьбе, к восстанию иудеев против римского ига. Но, конец был всегда плачевный, так как новоявленного мессию римские воины распинали на кресте. Нет! Эти новоявленные мессии не есть истинные духовные учителя, они просто бунтовщики, подстрекатели к борьбе за житейскую свободу против римской власти и ее ига. Но Бог Отец есть Любящий! Он не может устами Своего Сына призывать к борьбе, чтобы одни народы убивали другие народы. Ведь все народы есть божии сыны, которых Он Любит и желает им всех благ и духовного прозрения на их греховные деяния. Поэтому Сын Божий на Земле должен не возбуждать гнев одного народа на другой, а примирять их и зарождать в их сердцах любовь. Как же можно войти в Царство Бога, в Царство Любви, если ты в своем сердце, в своей душе не обрел все виды любви как благодатные энергии жизни, счастья, блаженства? Да, Бог есть Любовь, а значит, просящий у Бога для себя счастья, помощи должен сам в своей жизни обретать на практике эту Любовь, тогда благодать Божия может снизойти на просящего и просящий сможет получить просимое. Только подобное сможет притянуть к себе подобное, как любовь притягивает Любовь. Если хочешь обрести счастье на земле, то проявляй к окружающим свою любовь и благодари всегда Бога за все!

Если новоявленные мессии не есть истинные духовные учителя народа, тогда мне надо идти к пророку, - думал Иисус. - Пророк в народе на то и пророк, чтобы предрекать будущее, а значит, он сможет распознать, кто я есмь. Ибо, как говорят, глазами пророка смотрит сам Господь, а устами пророка Господь обличает грешных. Пусть на меня взглянет пророк, коль его глаза - Господни глаза, его уста - Господни уста. Тогда я успокоюсь, не претендуя ни на что. Господи, каким бы путем Ты меня ни повел, да будет воля Твоя! Мои сомнения в Твоих руках. Утверди меня в том, что во мне вспыхивает, как общечеловеческое или не дай во мне взрасти гордыне и тщеславию, чтобы без Тебя присвоить себе сан Мессии".

Солнце постепенно скатывалось по небосводу к западу, пытаясь своими лучами проникнуть к лицу Иисуса, приподнимая тень от накидки. Иисус не пытался защищаться от солнечных лучей, ибо ему показалось, что Господь нежным взглядом и с теплой любовью через солнечные лучи смотрит на него. Более того, в их потоке Иисус на своем лице не ощущал палящего жжения, а чувствовал печать прикосновения Божьей руки, как любящая мать прикладывает свою руку к лицу сына, благословляя.

"Боже! Что это?! Благословение или проявление Твоей Любви ко мне, чтобы утешить и успокоить? Господи, когда Ты прикасаешься ко мне, то мое сердце благодаря Твоей благодати, которую я переживаю в данный момент, переполняется от Любви к Тебе, и мне хочется обнять всё человечество Твоею Любовью.

Боже! Что-то подобное, такое же Твое прикосновение я ощущал и тогда, когда я пришел к Иоанну и принял из его рук крещение.

От людей я слышал, что он - Твой пророк, Господи! И дух мой при помощи Твоего Духа направил мои стопы к этому пророку, которого в народе называли Крестителем, ибо он производил обряд над теми людьми, кто каялся и хотел очиститься от содеянных грехов перед приходом Мессии.

Креститель-пророк являлся духовным наставником, научая пришедших к нему праведной жизни. Мне рассказали, что, обращаясь к пришедшим, он говорил: "У кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же".[4] Как это прекрасно! Ведь Ты, Господи, меня вразумлял: кто отдает нуждающемуся от щедрот своих, тот еще больше вознаграждается. Ибо отдающий всегда восполняется. Если человек есть образ кувшина, то полный кувшин нельзя наполнить новым и более прекрасным напитком, если из него не отлить старое или не освободить его.

Я очень рад за этого пророка, ибо, когда к нему пришли мытари, чтобы через обряд крещения очиститься от своих грехов, последние спросили, обращаясь к нему: "Учитель! Что нам делать? Как нам теперь поступать? Ведь мы сборщики налогов, а значит, мы грешим?" Креститель отвечал им: "Ничего не требуйте более определенного вам".[5]

Да! Он поистине Учитель, ибо наставления его удивительны.

О, мое сердце взыграло от радости, когда я узнал, что к нему приходили и воины, испрашивая его совета, как им быть, как не впадать в грех. Его наставления им были таковы: "Никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем".[6] Говорящий так воистину достоин, чтобы его называли Учителем.

Слышал я и о том, что как-то народ собрался вокруг Крестителя и был в ожидании - в глубине души надеясь, что он и есть Христос (Мессия). Он же, помолчав, как бы уловив их чаяния, воззвал к пришедшему народу, чтобы слышали все: "Я крещу вас водою, смывая с вас ваши грехи, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем..."[7]

Креститель помолчал немного, переводя свой дух, а затем продолжил: "Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым..."[8]

"Господи! - Иисус взывал к Своему Богу, - о ком это говорил Креститель? Значит, Креститель не Мессия? Или, может быть, он Твой пророк? Где же этот Сильнейший его, Который уже идет? И если он не достоин развязать ремень обуви Идущего за ним, значит, Креститель и есть тот, который сможет узнать Его? Видимо, к нему я и должен идти, чтобы расспросить пророка об этом Сильнейшем, каков Его человеческий образ и откуда ожидать Его прихода.

Да, проходя мимо Галилеи, - Иисус продолжал вспоминать, - я даже не зашел к себе домой, а направился прямо к Иордану, чтобы отыскать Крестителя и через крещение его получить благословение и услышать ответы на те вопросы, которые меня тревожат.

О! Чем ближе я подходил к Крестителю, тем больше трепетало мое сердце. Я не сводил с него глаз и медленно приближался к нему. Издалека я не мог его рассмотреть, только видел, как он беседовал с человеком, который решался покаяться перед ним, как перед Богом. Затем Креститель отводил его в сторону от посторонних глаз, где человек раздевался донага, входил в воду и становился на колени перед Крестителем, который стоял уже по пояс в воде, вздымая руки кверху. Креститель пригоршнями брал воду и поливал преклоненную голову покаявшегося, приговаривая: "Смываю с тебя грехи твои". Потом говорил: "Иди и больше не греши!"

Когда Иисус подошел ближе, Креститель стоял к нему спиной и вел беседу с небольшой группой людей.

"О, как колотилось мое сердце, - вспомнил Иисус, - я боялся потревожить чем-либо Крестителя, пронизывая своим взглядом его непричесанные темные длинные волосы, скатывавшиеся волнами по плечам и спине. Его тело не казалось грубым, хотя оно потемнело от солнца и мышцы хорошо просматривались. Креститель был строен и гармонично сложен. Его набедренная повязка была из верблюжьей шерсти..."

"Уже и секира при корне дерев лежит, - доносились слова Крестителя до меня, - всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь..."[9]

Креститель вдруг замолчал, почувствовал, видимо, мой взгляд на спине и осторожно повернулся, разворачиваясь ко мне всей своей фигурой.

"Боже! Да это же Иоанн! - мысленно воскликнул я тогда, - сын Елисаветы и Захарии, мой двоюродный брат, с которым я в детстве встречался и играл. А когда нам было около тринадцати и так как наши матери были вдовами, нас отдали учиться в общину ессеев, где мы и пребывали вместе до моего отправления на Восток.

Иоанн смотрел на меня, раскрыв широко глаза, и выражение его лица указывало на необычайное удивление. Он молчал и только своими огненными глазами окидывал меня сверху донизу. Импульсивность его движения была приостановлена чем-то, что он заметил во мне. Я был внутренне сильно возбужден, и оттого мне казалось, что какой-то энергетический столб слегка давил на мою голову и пронизывал всю мою плоть.

Я оказался вне времени, ибо мне на ум пришли слова, которые я в детстве слышал о своем брате. Ибо слух о пророчестве Захарии о своем новорожденном сыне распространялся по всей нагорной стране Иудейской. Поговаривали, что рука Господня была с Захарией и Дух Святой снизошел на него, отчего он пророчествовал: "Благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой, и сотворил избавление ему, и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего... что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас... И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа - приготовить пути Ему, дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их... просветить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира".[10]

"Приготовить пути Ему, Господу, - мысленно повторил Иисус, - пред лицем Господа... Господи! Как же Тебя узнает Иоанн, пророк Твой, когда Тебя никто не видел. Ты даже не показал лица Твоего Моисею! Да и как, Господи, Тебе приготовить пути, которые Ты уже все знаешь?! Только если ты войдешь в плоть человеческую, тогда можно узреть лицо Твое. А так как Ты на землю придешь с Миссией, тогда пророки приготавливают пути Тебе. Но Ты, Господи, Бог Всевышний! Ты пребываешь везде, всегда и во всем! А значит, Тебе не надо специально воплощаться в человеческую плоть. Это Сын Твой, Дух Истины входит в человеческую плоть, чтобы исполнить Миссию Свою на Земле, то есть дать людям то, что они испрашивают у Тебя, Господи".

 

* * *

Иоанн был изумлен, глядя на подошедшего к нему. Лучи солнца слепили его глаза, и от этого ему казалось, что фигура стоящего перед ним по своему контуру сияла золотисто-фиолетовым светом. Сколько он перевидал людей, приходящих к нему, и даже тех, которые претендовали или считали себя духовными учителями сынов Израиля! Иногда они были в белых одеждах, чтобы подчеркнуть свою духовность. Многие из них были фарисеями и саддукеями, сущность которых Иоанн выявлял и порой клеймил их во всеуслышание. Да, Иоанн, благодаря Духу, который пребывал в нем, мог видеть греховную сущность приходящих к нему. Особенно тех, которые пытались подходить тайно, чтобы испросить у него: "Не я ли тот Мессия, которого ждет Израиль?" Иоанн жестко смотрел на такого и лишь произносил: "Сотвори достойный плод покаяния, чтобы избежать будущего гнева", - и отворачивался. Новоявленный мессия вдруг ощущал, что как будто его окатывали ледяной водой для отрезвления и ему ничего не оставалось, как быстро развернуться и исчезнуть поскорее с глаз Крестителя.

Этот же человек, который сейчас стоял перед Иоанном, сиял царственной кротостью, являя божественное смирение, и даже казался робким.

- Кто ты? - спросил Иоанн.

- Ты знаешь, - мягко и сдержанно ответил Иисус, продолжая смотреть любовно в лицо Иоанна.

- Я?

- Взгляни внимательно на меня...

Иисус хотел продолжить свою речь, но остановился. Ему вдруг неожиданно захотелось развести руки в стороны и воскликнуть: "Иоанн! Ты что, не узнаешь меня, ведь я твой брат, сын Марии и Иосифа. Как я рад тебя видеть! Сколько лет пролетело с тех пор, как мы с тобой виделись". Ему хотелось обнять Иоанна, как обычно делают родные люди, когда долго не видятся. Но какая-то неведомая сила суровости, исходящая от Иоанна, мгновенно остудила в Иисусе этот юношеский порыв любви.

Иоанн в глазах стоящего перед ним человека увидел сияние большой любви, которую он никогда ни у кого не видел. Он замялся, ибо не знал, что сказать.

- Я не знаю тебя, - в смятении изрек Иоанн.

Хотя в пришельце он уже узнавал Иисуса, да, это тот самый Иисус, его брат, который всегда в общине ессеев выделялся неординарностью, удивительной скромностью, большим терпением и выносливостью. Он прошел все испытания к девятнадцати годам и считался уже посвященным. Даже настоятель общины не мог его удерживать в школе и дал ему полную свободу в выборе дальнейшего жизненного пути. Никто не знал, куда он исчез. Теперь он, живой и здоровый, стоял перед ним.

Иоанн знал пророчество своего Отца и по мере своих возможностей пытался исполнить его. Когда ему было около тридцати, Дух Господний вывел его из общины ессеев, помогая Иоанну нести миссию пророка и учителя. Да, Иоанн среди приходящих к нему искал того, кто должен быть сильнее его. Чтобы привлечь к себе внимание, он должен всенародно открыть одну из тайн школы посвящения - крещение в воде. Он знал, что благодаря этому крещению он притянет к себе как раз Того, пред лицем Которого он должен приготовить путь Господу, то есть Сыну Божьему, Мессии, Христу. Он, и только он, как пророк должен узнать, угадать этого Его.

Иоанн вдруг вспомнил, когда его спросили фарисеи: "Что же ты крестишь, если ты не Христос, ни Илия, ни пророк?" И он им ответил: "Я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете: Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня... Я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю".[11]

Когда Иоанн из уст Иисуса услышал слова: "Взгляни внимательно на меня...", - то он невольно подумал, что Иисус хотел сказать: "Я пришел. Я Тот, которого ты все время ждешь и ищешь, молясь Господу: "Как я Его узнаю? Дай, Господи, мне знаменье! Укажи мне, Господи, на Того, кто есть Твой Посланец, Сын Божий, Мессия, Христос!"

Иисус мысленно обращался к Иоанну, вопросительно устремив свой взор к Крестителю: "Пророк лишь раскрывает уста, а Господь вкладывает в них Свое Слово. Кто я? Дай мне ответ, ведь ты пророк! Я сомневающийся! Я боюсь сам себе сказать, кто я есмь. Если я сам заявлю во всеуслышание, кто я есмь, тогда я поистине уже не тот, за кого я себя принимаю. Не я, а ты, Креститель, должен мне это сказать. На твоих устах и лежит эта миссия: определить, кто есть Господний, то есть Мессия".

Вдруг Иоанну показалось, что перед ним стоит не Иисус, сын Марии и Иосифа, а Ангел Господень. Но у него невольно вырвались слова, которые Иоанн подготовил, чтобы сказать Иисусу буквально за секунду до этого видения:

- Что ты хочешь... - и умолк из-за увиденного.

- Креститься у тебя, - ответил Иисус, ибо он не мог сказать Иоанну все то, что до этого думал, чтобы не породить в себе гордыню и тщеславие.

Иоанн, видя уже перед собой Ангела Господня, стал удерживать Его, говоря:

- Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?[12]

Иисус же еще не ведал, что Иоанн в его облике видит Ангела Господня, и был удивлен теми словами, которые произносил Иоанн. Он на мгновение замялся и не знал, что ответить, но какая-то неведомая сила Духа открыла его уста, и Иисус с мягкой теплотой кротко ответил:

- Оставь теперь; ибо так надлежит нам исполнить всякую правду.[13]

Уста Иисуса умолкли, а мысль в голове продолжалась: "Ты, Иоанн, если являешься пророком и крестишь людей, чтобы среди них распознать Мессию, то должен крестить. Ибо только в крещении и сможешь определить Его, как посвященного, который, прежде чем стать таковым, проходит крещение".

Иоанн, как бы уловив эту мысль, посмотрел на ноги Иисуса. Из-под полы длинного хитона выглядывала левая нога в сандалии, удерживаемая кожаными завязками.

"Вот тот, Сильнейший, у Которого я не могу, не достоин развязать ремень обуви, - подумал Иоанн. - И если Он просит креститься, то я должен это сделать".

- Хорошо! - сказал Иоанн, - пойдем.

Повернувшись, он направился к Иордану, указав то место, где надо раздеться.

Иисус знал: чтобы принять крещение, надо полностью обнажиться. Ибо как ребенка омывают от крови после материнских родовых мук как от греховного налета, так и человек обновляется после крещения из рук Учителя, смывая с себя налет невидимой энергии греховности.

Сняв с себя одежды, Иисус вошел в воду и встал на колени перед Иоанном, смиренно опустив голову, сложив крестом руки на груди.

Иоанн знал эту позу при посвящении. Он опустил руки в Иордан, нагнувшись перед Иисусом, как бы кланяясь ему. Зачерпнув воды в свою чашу из ладоней, он вознес эту "чашу" над головой Иисуса и вылил воду. Вода, стекавшая с рук Иоанна, переливалась разными цветами радуги под лучами солнца и создавала ореол над головой его брата. Иоанн вновь опустил руки в воду, чтобы повторить это чарующее явление, тем более он ждал знаменье, чудо. Поэтому он проделывал свое крещение величественно и торжественно, медленно и весомо. Глаза его наслаждались увиденным ореолом, который переливался над головой Иисуса, как будто осыпанный изумрудными и алмазными камнями.

Когда Иоанн в третий раз занес руки с водой над головой своего брата, что-то заставило его поднять голову в небо и он увидел белого голубя, кругами летающего над ними.

"Это знаменье!" - подумал Иоанн и замер, а его руки разворачивались, и из ладоней на голову Иисуса стекала третья порция очистительной воды.

Иоанн вдруг увидел, как белый голубь растворился в воздухе, а сверкающий поток необъяснимого света окутал их двоих. В этом потоке света он услышал величественный голос, который звучал как бы всюду, вокруг него и в его голове. Этот небесный голос говорил: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение".[14]

Иисус от третьей порции воды ощутил необъяснимую благодать. Такое же трепетное чувство благодати он испытал будучи отроком, впервые принимая таинство крещения от Учителя общины. Мягкий свет разлился перед его глазами, хотя глаза у него были закрыты. Свет становился ярким, бархатным и не слепил. Иисусу казалось, что этот свет нежно, с большой любовью обнимает его. И вдруг раздался небесный голос. Этот голос как будто заполнял своим звучанием всю землю и в то же время вибрации этого голоса он ощущал внутри себя.

"Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!"[15] - звучал глас сверху.

- Ты чист! - сказал Иоанн, ибо сам был в нерешительности, чтобы изречь: "Смываются с тебя грехи".

Иоанн еще раз взглянул на небо, чтобы убедиться, летает ли там белый голубь, как знаменье для него, но увидел лишь маленькое белое облачко, которое на его глазах растворилось и исчезло.

Иисус, глядя на Иоанна снизу, оставаясь в воде на коленях, подумал, что это сказал Иоанн: "Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!" Почти так же говорил и настоятель общины, когда таинство посвящения заканчивалось.

- Да будет так! - ответил Иисус Иоанну, затем встал из воды и направился к своим одеждам.

Сомнения проникли в его душу, ибо он не осознал, кто же сказал ему: "Ты Сын Мой возлюбленный..." - Иоанн, или же это был глас с небес от Господа.

"Я не могу об этом спросить Иоанна, так как посвящаемый, услышав эту фразу от Учителя, Посвященного, трепетал, благоговел и должен был хранить этот словесный знак Учителя в своем сердце тайно. Ибо эта тайна давала возможность обретать в себе еще большую духовную силу от своего Учителя. А моим Учителем теперь являешься Ты, Господи!"

Иоанн, выйдя из воды, направился к толпе, где стояли и его ученики, следя внимательно за всей этой сценой. Его движения являли недоумение. Он остановился. И, словно пребывая в забытьи, поднял руки к небу и изрек: "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира; Сей есть, о Котором я сказал: "за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня".[16]

Народ и ученики Иоанна не поняли, к кому относятся эти слова: к тому, которого он только что крестил, или это призыв к небесам, где, возможно, он увидел видение небесного Агнца-Ангела в облике Сына Человеческого.

Одеваясь, Иисус слышал этот возглас Иоанна и опять был в сомнении: "К кому относились эти слова - ко мне? Но ведь я еще не муж, поскольку не женат". Иисус в задумчивости медленно шел от воды за Иоанном и остановился в стороне так, что оказался впереди Крестителя, не зная, как ему быть дальше. Он даже не заметил, как только что на деле исполнил то, о чем изрек Иоанн.

Креститель взглянул на Иисуса и сам был удивлен, так как его последняя фраза исполнилась, воплотилась на его глазах. Затем он сделал несколько шагов к Иисусу и сказал:

- Нам надо поговорить наедине. Приди, когда народ уйдет.

 

* * *

Иисус поднял голову: перед ним лежала голая-голая пустыня. Его воспоминания были такими яркими и образными, что он даже не заметил, сколько времени он так сидит. Свет, который стоял перед его глазами, не позволял уловить, что солнце уже садится. Жара немного спала, дул прохладный ветер. Теперь можно снять накидку. Иисус повернулся к солнцу и стал взглядом провожать опускающийся за горизонт раскаленный медный диск. Он поблагодарил солнце за то, что оно не испепелило его своими лучами, а нежным теплом приняло его таким, каков он есть.

Проводив светило взглядом, Иисус, встав на колени, поклонился Господу, небу, солнцу, земле, окружающим его невидимым духам пустыни. Затем потянулся, размяв члены тела, и снова сел в той же позе, чтобы погрузиться в дальнейшие размышления и разобраться в своих сомнениях.

"...Это по совету Иоанна я теперь здесь в пустыне, где раскроется моя сущность и я буду знать, кто я есмь. Когда у нас с Иоанном наедине состоялась беседа, то он мне поведал о духах пустыни. Многие поговаривали, что именно в пустыне можно услышать глас Яхве, бога Израиля. Смельчаков было достаточно. Опираясь на свою праведную жизнь и страдая в ней, они искали справедливости у Господа. Они становились отшельниками и уходили в пустыню, чтобы с глазу на глаз поговорить с богом Яхве, как сделал это Иов, и рассказать Ему о всех несправедливостях...

Многие смельчаки, находясь в одиночестве, покидали свое место от страха, который духи пустыни насылали на пришельца. А многие исчезали в пустыне бесследно, и никто не ведал, где они: либо их испепелял Яхве, либо их съедали хищники.

Тогда мне Иоанн сказал: "Я знаю, кто я, а ты не знаешь, кто ты. Я - глас вопиющего в пустыне, а ты еще хочешь определиться в себе. Пустыня - вот лучший исследователь твоей души. Если ты чист и в тебе нет греха, тебе нечего бояться зверей. Ибо хищники нападают на тех, у кого есть энергии хищников, даже если эти энергии спрятаны глубоко, в потаенных местах человеческой плоти. Вспомни, - говорил мне Иоанн, - когда Даниила опустили в ров, где находились голодные львы и львицы, звери даже не тронули его. Я сам был в пустыне без воды и пищи, и мне открылось, что я должен крестить и готовить пути Тому, Кто идет за мной, Который сильнее меня. Если ты действительно Тот, Кого я жду, тогда пустыня раскроет тебе это, а я сомневаюсь, - откровенно изрек Иоанн. Помни, - продолжал Иоанн наставлять Иисуса, - духи пустыни явятся к тебе в разных обликах. По их внешнему виду и по их речам ты должен распознать себя, они - зеркало твоей души. Я хотя и крестил тебя и был взволнован, но я не осмеливаюсь выразить сейчас в словах твое назначение в жизни. Поэтому если ты хочешь знать, кто ты, то ищи ответа не у меня. Я не слышу сейчас в себе гласа Господнего. Иди в пустыню к Яхве, Он тебе скажет. Я - человек, а Он - Дух пустыни, бог!

Только помни, - продолжал Иоанн, - идя в пустыню, не бери ничего с собой, даже суму с чашей и пищей. Чашей и пищей должен для тебя быть Бог. Иди с миром! Да пребудет с тобою Бог!"

Иисус глубоко вздохнул. Пустыня быстро погружалась во тьму. На небе сиял молодой месяц, а звезд, окутывающих небосвод с востока на запад, становилось всё больше и больше.

"И вот, о Господи, я здесь. Прости меня, грешного, если я с корыстными целями пришел сюда. Молю Тебя, пребудь со мной! Пусть Дух Твой укрепит меня и сделает меня несомневающимся".

Иисус не заметил, что он уже стоял на коленях, и, то возносил руки вверх, то припадал ниц к земле, потом опять поднимал руки к небу, а затем лбом касался земли...

"О Господи, моя любовь к Тебе безмерна! Наставь меня на путь истины! Будь моим Путеводителем! Я припадаю к стопам Твоим! К очам Твоим я поднимаю глаза мои. Куда я ни гляну, Ты - везде! Ты - в небе, Ты - в звездах, Ты - в луне, Ты - в воздухе, Ты - в земле, Ты - в камнях, Ты - во мне. И я Благодарю Тебя за это. Будь моим Защитником! Я готов быть смиренным и кротким, милосердным и любящим. Как Ты Любишь всё, вся и всех, так пусть эта Твоя Любовь вливается в меня и научает меня быть любвеобильным.

Сколько мне суждено быть здесь, я не знаю. А Ты, Господи, все видишь и знаешь, ибо Ты - Всесущий, Всевидящий..."

Молитва в устах Иисуса журчала, напоминая живой родник. В этой молитве он не замечал времени и как молодой месяц сползал к горизонту. Иисус лег на теплый песок, вытянул ноги и продолжал молиться. Он даже не заметил, как провалился в сон. Пустыня убаюкивала своего гостя. Даже духи пустыни не решались его беспокоить. Природа сладко шептала: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 2

 

ПАДЕНИЕ В БУДУЩЕЕ

 

 

Солнце медленно своими ласкающими лучами приближалось по наскальным острым выступам, по разным камням, по песку к спящему пустыннику, чтобы осветить его и ласково сказать: "Мир тебе!" - чтобы спящий открыл глаза и увидел то великолепие природы, которое порождало восходящее солнце. Тень, как покров, под которым пребывало распластавшееся тело Иисуса, медленно покидала ложе пустынника, уступая место солнечному свету. Вот лучи солнца скользнули по лицу Иисуса. Он зажмурил закрытые глаза, чтобы затемнить просачивающийся свет, ибо ему еще не хотелось выходить из сладкого сна. Но так как свет его будоражил даже через плотно сжатые веки, он в полудреме стал покачивать головой то в одну сторону, то в другую, ища тени. Но тени уже не было. Иисус, закинув руки за голову, напрягся, вытягиваясь в длину, а затем расслабился. Потом нехотя тыльной стороной согнутых указательных пальцев потер всё еще закрытые глаза и раскинул руки по сторонам, отчего плоть его приняла фигуру креста.

Иисус открыл глаза. Его взоры вперились в небеса, и он произнес: "Благодарю Тебя, Господи, за этот сон и покой! Благодарю Тебя за то, что Ты меня здесь охранял и оберегал. Как сладостны Твои прикосновения, Боже. Будто в материнской колыбели, я побывал здесь на песочном ложе, погруженный в убаюкивающие переливы природы. Благодарю Тебя за это, Господи! Приветствую тебя, Небо! Приветствую тебя, Солнце! Приветствую тебя, Земля! Приветствую вас, скалы, камни, песок! Приветствую вас, духи пустыни! Мир всем! Мир Всем!.."

И как эхо, в его голове повторялось это восклицание: "Мир всем!.."

Иисус встал на колени. Он поклонился Господу Богу, небу, солнцу, земле, духам пустыни. Сделав поклоны на все четыре стороны света, он сел в прежнюю позу, которая на Востоке считалась медитационной, чтобы окунуться вглубь своего сознания. Ибо Бога надо искать не снаружи, так как Он пребывает всюду, а Его образ надо искать в себе. В суете всевозможных мыслей Бог никогда не является, как учили мудрецы Востока. Бог может предстать перед тобой тогда, когда ты успокоишь все свои мысли, то есть твое сознание должно стать зеркалом. Как мелкая рябь от бегущего по озеру ветра не дает увидеть глубины озера и что там скрывается, так и суетные мысли не дают сознанию человека обрести зеркальность. Поэтому надо возникающие мысли успокаивать монотонной мантрой, то есть обращение к Богу должно звучать как хвала Богу:

Благодарю Тебя, Всевышний!

Благодарю Тебя, Всесущий!

Благодарю Тебя, Всеистинный!

Благодарю Тебя...

Эта мантра возникала в голове Иисуса сама по себе и журчала мягко, медленно, растворяя в любви все другие возникающие мысли... Дыхание успокаивалось. Глаза были прикрыты. Голова также была накрыта длинной накидкой, которая служила сразу и постелью и одеялом.

Иисус погружался все глубже и глубже в себя. Перед закрытыми глазами стали возникать разноцветные бархатные блики, которые рассеивались, давая место рождению новым бликам. Иногда в них вспыхивали через какой-то интервал времени яркие точки, отчего закрытые веки подергивались и яркая точка быстро исчезала.

Иисус куда-то проваливался в забытьи, потом приходил в себя и вновь спокойно мысленно произносил: "Благодарю Тебя, Всевышний! Благодарю Тебя..." - и погружался опять в себя...

Становилось жарко. Голову пекло, но Иисус решил не обращать на это внимание. Ибо ему хотелось узреть божественное существо, которое пребывает внутри него.

Погруженный в себя, Иисус не замечал, как летело время, а солнце уже вознеслось к зениту. Только голова непонятно гудела от жары, от палящих солнечных лучей.

Дыхание его было незаметным, и только в глубине души Иисус осознавал, что он медленно произносит: "Бла...га...да...рю... Те...бя..." Сознание его куда-то уносилось. Он впал в забытье. Яркие вспышки возникали перед глазами в плавно вертящихся разноцветных бликах...

Вдруг перед его глазами вспыхнул яркий красный ослепительный свет. Сверху на голову наваливалось что-то жаркое. Еще миг, и Иисус потерял сознание. Его голова безжизненно повисла, уткнувшись подбородком в грудь.

Когда к нему вернулось сознание, он не понимал, где находится, ибо пелена, которая перед ним стояла, медленно истаивала. Его почему-то тянуло в эту пелену. Погружаясь в нее, он увидел световые человеческие фигуры, которые восседали на темных световых предметах и слушали чью-то речь. Одна светящаяся человеческая фигура стояла перед ними и иногда перемещалась, делая несколько шагов то в одну сторону, то в противоположную, останавливаясь и жестикулируя руками.

* * *

Вокруг Земли существует энергоинформационное поле, в котором записано прошедшее и будущее человечества. Если медитирующий входит в это энергоинформационное поле, то в соответствии с его духовными наработками перед ним возникают видения в виде голографических образов, двигающихся и говорящих как в реальной жизни.

Образ светящегося Учителя, возникающий в видении Иисуса, находится вне времени и пространства. Этому Учителю открыты знания о путях человечества к Господу Богу.

Иисус попадает в энергоинформационное поле, которое содержит сведения о земной жизни Христа и развитии христианства. Энергоинформационное поле раскрывается перед Иисусом как голографическое видение в образе светящегося Учителя, дающего информацию о Христе и христианстве.

Иисус попадает в летопись Земли, которая отделена от Его времени примерно двумя тысячами лет вперед, а речь светящегося Учителя освещает эпоху Христа и христианства как свершившееся прошедшее на пути человечества к Богу.

 

* * *

"Где это я, - подумал Иисус, - почему я здесь? Господи! Чему Ты меня хочешь наставить?"

Где-то в глубине сознания послышалось: "Слушай!"

Иисус видел, как световые люди, переливаясь разными цветами, не обращали на него внимания, а смотрели на говорящего, внимательно слушая его речь. Тогда Иисус сел в свою позу за спиной говорящего и прислушался, о чем идет речь.

Тот, излучая свет, говорил:

"Будда - великий Учитель Востока в своем учении вплотную подошел к Учению Христа..."

"Господи! - про себя воскликнул Иисус, - речь идет о Будде, о котором я слышал и знакомился с его учением, когда путешествовал по Индии. О каком учении Христа идет речь, ведь Христос это и есть Мессия? Мессия, которого ждет Израиль от Тебя, Господи! Надо послушать дальше".

"В моей книге о Будде вы сможете увидеть, как речи Будды близки к истине, еще немного - и польется речь Христа. Его энергии подобны энергиям Христа. Вот почему, когда Дух Истины будет нисходить от Господа Бога, то в Него будут вливаться энергии Будды и других великих Учителей разных народов. Это и есть Свет Божий, который через определенное время приходит на Землю, обретая человеческую плоть. Христос всегда занимает верхушку пирамиды, которая выстраивается из всех духовно-религиозных учителей по иерархическому сану. Да, эти учителя приходят в мир согласно своей иерархической ступени. Учителя нижней ступени приходят на Землю через каждые 100-200 лет. А такие учителя, как Будда, вышестоящие по иерархии, приходят на Землю через 500-600 лет или через 1000. Чем ниже ранг по иерархии этих учителей, тем чаще и в большем количестве они приходят на Землю к разным народам. А люди перевоплощаются, приходят на Землю согласно своей карме, которую они сами создали в предыдущих жизнях. Люди разных стран как раз и учатся у этих духовных учителей, чтобы исправлять свои грехи.

Такая пирамида из духовных учителей обрела законченную энергетическую структуру, когда Солнце во время весенних равноденствий стало пребывать в звездном Доме Рыб.

Знак Рыб заключает в себе двойственность, как, например, инь и ян, + и -, правое и левое, верх и низ, мужчина и женщина. А если человека представить как космическое тело, то его стопы как раз и будут энергетически связаны с созвездием Рыб, таким образом подсказывая нам, что знак Рыб символизирует еще и утверждение. Когда всё это ярко проявится в человеческом обществе и выявится неразрешимый конфликт в утверждении между проявленными противоположностями, только тогда на Землю нисходит Сын Божий, чтобы дать народам, племенам и языкам Свое Учение. Это Учение является стержнем, основой, фундаментом, краеугольным камнем в жизни человеческой, в строительстве храма Божия в сердце своем.

Перелистайте историю человечества, и вы увидите, что VI-IV века до нашей эры насыщены приходами на Землю великих Учителей к разным народам. В Китае - Лао-Цзы, затем Конфуций; в Индии - Будда; на Ближнем Востоке (Палестине) - Даниил и другие еврейские пророки; в Греции - целая плеяда мудрецов: Демокрит, Фалес, Гераклит, Сократ, Платон; в Италии - Пифагор...

Вы представляете, какая духовная энергетическая сила была на Земле?! И всё для того, чтобы возникла эта иерархическая пирамида духовно-религиозных учителей, чтобы на Землю снизошел Дух Божий Истины, Сын Божий. А для этого надо, чтобы на верхней ступени этой пирамиды собралось до 1000 душ духовных Учителей. Вот эта энергия 1000 душ человеческих, учителей народов, стягивает, как бы выпрашивает, вымаливает энергию Духа Истины из Божьего Царства, чтобы от Бога Творца (Отца) снизошел на Землю Сын Божий. И вот этот Дух Бога Отца, Дух Истины, устремляясь к Земле, вмещает в Себя по иерархической пирамиде мироздания сначала 1000 душ великих Учителей. Эти последние стягивают и вмещают в себя еще столько же себе подобных, но ниже стоящих по иерархии. И пока Дух Истины подойдет к Своему воплощению на Земле в плоть человеческую, Он будет в себе заключать до десяти тысяч душ человеческих, которые на Земле были учителями народа в разные времена и эпохи. Пока Сын Божий снизойдет на Землю, за это время на Земле пролетят около двух тысяч лет.

Итак, Мессией, Христом как раз и является Дух Истины, Сын Божий, который обрел человеческую плоть. Зная всё вышесказанное, мы сможем ответить на вопрос, который будоражит многих духовно-религиозных людей по всей Земле. Вопрос звучит так: "Имел ли Иисус Христос Духа Святого от рождения, или же Он получил Его при крещении?"

Иисус насторожился и внимательно прислушался. Все то, что говорил этот светящийся золотым светом Учитель перед светящимися разными цветами людьми, было ему до глубины знакомо. У него даже не возникало противоречивых мыслей, ибо всё излагаемое в этой концепции было как бы цельно и логично. Тем более он не мог еще для себя делать какие-то заключения, не дослушав этого Учителя до конца. Но его привлекли слова "Иисус Христос", о котором шла речь как о Мессии, Сыне Божием.

"Да, речь шла о земном человеке, чье имя было Иисус. Меня же назвали Иешуа, когда же я странствовал по странам Востока, меня звали Исса. А это имя Мессии звучит "Иисус". Может быть, это и есть для меня знаменье, что среди сынов Израиля мне надо искать Учителя народа под именем Иисус. Мне надо послушать дальше, ибо речь идет о крещении, а я тоже проходил крещение. Если Иисус - это Христос в человеческой плоти, то имел ли он Духа Святого при рождении или получил Его при крещении? Это мне надо знать", - подумал Иисус.

"Если Дух Истины воплощается на Земле, - продолжал свою речь светящийся Учитель, - то для нас должно быть ясно, что Иисус изначально от рождения имел в Себе Духа Святого. Ибо Дух Истины - это есть и Дух Святой. Тогда нам остается ответить на другую часть поставленного вопроса: снисходил ли Дух Святой на Иисуса во время крещения? И мы отвечаем утвердительно: да! Но невольно возникает из-за этого другой вопрос: если Дух Святой был в Иисусе при рождении, тогда зачем надо Духу Святому нисходить на Иисуса еще и во время крещения? Ответьте мне, - Учитель обратился к сидящим, - почему вы постоянно кушаете и постоянно омываете себя водой?"

Наступила небольшая пауза, люди молчали, глядя внимательно на Учителя, ожидая услышать от него ответ. И Учитель продолжил:

"Знайте, пища и вода - это жизнь, а значит, они являются символами Духа Святого. Вот и получается, что мы постоянно вбираем в себя Духа Святого, чтобы поддерживать свою жизнь. Точно так же и Дух Святой, Который окружает наше тело, как астральное поле, не сразу нисходит в нашу плоть, а определенными порциями и только в большие праздники, если так можно образно выразиться. Теперь мы можем уточнить, что когда Сын Божий приходит на Землю и рождается во плоти человеческой как младенец, то Дух Святой пребывает как во плоти этого младенца, так и на астральном поле, как астральное тело этого младенца. Через определенные этапы времени, в определенные года: в 3 года, в 5, 7, 9, 12, 18, 24, 29... лет Дух Святой порциями с астрального тела переходит в плоть и озаряет плоть изнутри. Человек духовно прозревает и определяет свою миссию на Земле. Как видите, в 29 лет Иисус крестился, и на Него снизошел Дух Святой.

Разобравшись в этом, мы с вами должны разрешить еще один каверзный вопрос: имел ли Иисус Христос карму? Если карма есть деяние, а человек не может существовать без деяний, а так как Иисус Христос был человеком, значит, Он имел карму. При этом мы не должны забывать, что Сын Божий, когда воплощается на Земле, проходя по иерархии мироздания все Стихии как Царства Божии, вмещает в Себя до десяти тысяч душ человеческих, учителей, которые имеют свою карму. Поэтому Иисус Христос вмещал в Себя все эти человеческие кармы духовных учителей, а значит, вмещал в Себя и все их грехи. Теперь каждая человеческая душа, пребывая в Теле Иисуса Христа, должна отработать свою греховную карму и очиститься. Тело же Иисуса при этом должно пережить боли, обиды, мучения, страдания. На основании этого нам становится понятно, почему в Иисуса Христа плевали, били Его... и даже как разбойника, жалкого раба распяли на древе. А у евреев считалось, что всякий человек, распятый на древе, проклят Господом и не принимается в Царство Его. Всё это и должен на Себе перенести Сын Божий, став Сыном Человеческим, чтобы понести на Себе грехи человеческие.

Многие христианские проповедники изрекают, что Иисус Христос безгрешный, чистый! И попадают в западню. Не может чистый и безгрешный человек показать грешному человечеству истинный путь к Богу. Нельзя создать глиняный кувшин, не испачкав руки в глине. Так и Мессия, погружаясь в человеческий грех, марается этим грехом, но этот грех не может затмить тот Свет Истины, Который Сын Человеческий несет людям, племенам, народам. Те человеческие грехи, которыми как бы замарался, загрязнился Иисус Христос, растворялись и истаивали в Его Свете Истины, в Его Любви.

Вряд ли вам так смогут ответить на выше поставленный вопрос христианские идеологи, проповедники, священники... Мы же теперь понимаем и знаем это, и осознаем, почему все грехи и болезни человеческие Иисус Христос понес на Себе. Ибо те души человеческие, которые пребывали в теле Иисуса Христа, как раз имели грехи и болезни. Эти души человеческие молились Господу Богу, просили Его, чтобы Он их очистил, дабы войти в Царство Божие. А Господь Бог - Милостивый, Щедрый, Благий, Он посылает Духа Святого, Духа Истины. Они очищаются, прозревают и еще больше молятся. И этим самым стягивают энергию Сына Божьего, чтобы войти в Его Тело и продолжить свое очищение в Божественной Истине. Ибо только Сын Божий, на образном языке, есть Дверь в Царство Божие. Христос говорил: "Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить найдет".[17] Вот в этих словах и надо видеть, что души человеческие, входя в Тело Христа, очищаются и, как через Дверь, входят в те или иные Царства Божии в разных Стихиях. А затем опять выходят, чтобы опять войти в Тело Христа, идущего от Господа Бога на воплощение в плоть человеческую, чтобы пажить найти, то есть очистить и других грешных людей. А так как Христос есть Дверь, то в Святом Писании и сказано: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам".[18] Ибо Бог - Всеблагий, Всещедрый, Милосердный, Любящий!..

Вот человечество и просит, намаливает эгрегор Христа, а века летят, тысячелетия бегут... Эгрегор молитв распределяется по Стихиям в иерархическую пирамиду, чтобы создать Дух Христовый. И только тогда, когда "чистые души" Учителей в Стихии Эфира достигнут числа тысячи, иерархическая пирамида станет законченной. Энергия этой пирамиды, как Дух Христовый, притягивает к себе от Бога Творца Дух Святой, Дух Истины, Который с Духом Христовым начинает по иерархической пирамидальной лестнице нисходить вниз, чтобы воплотиться на Земле и опять показать человечеству путь очищения, путь спасения от своих грехов в новых жизненных условиях, при другой человеческой цивилизации.

Каждый Учитель, пребывая на определенной ступени иерархической пирамиды до нисхождения Христа, сам нисходит, воплощается на Земле в тех или иных народах, согласно своему времени. На данный момент времени, став на Земле Учителем, он дает информацию о том Царстве, откуда он пришел. В этом и есть его миссия! Вот почему один Учитель отличается по содержанию своего учения от другого земного учителя временным отрезком и той иерархической ступенью, с которой он снизошел на Землю. Таким образом, с низких ступеней этой иерархической пирамиды учителя приходят через каждые 100-200 лет. Чуть выше - через каждые 400-500-600 лет. Вышестоящие - через каждые 1000 лет. А еще выше - через 2000 лет. Это делается для того, чтобы среди племен, народов и языков всегда были духовные учителя, чтобы постепенно формировать в народах истинную информацию о Боге и указать пути к Богу. В соответствии с кармическими вибрациями Земли и человечества, нисходят в плоть определенные учителя (Учителя), чтобы исполнить свою миссию (Миссию).

Мы также должны знать, что за один виток развития человечества, если принять условно один Космический Год - 26 тысяч лет за один виток, - на Землю придут три великих Учителя (Троица), Сыны Божии. Один из них, центральный, которого нарекут Христом, встанет посреди мира. Но надо помнить, что эта Троица великих Учителей есть Единое Лицо Бога.

После ухода такого Учителя, Сына Божия с Земли начинают нисходить Его Апостолы, которые, через разное время воплощаясь на Земле, могут себе присвоить имя великого Учителя, как имя бога (Бога). Количество Апостолов может достигать двенадцати. Отсюда и получаются сакральные числа 12, 24, 36, 54, 72, 108... которые указывают на количество учителей, воплощающихся на Земле на определенном отрезке времени. В этом как раз и проявляется Щедрость Господа Бога.

Если у Господа Бога есть лишь Один Сын, Который один раз пришел и ушел, то Он не может быть Щедрым Богом. И тем более Бог Всеблагий не может послать Своего Единородного Сына, сказав: "Иди, отдай Себя в жертву и спаси этим греховное человечество!" Нет, Бог Любящий так делать не будет. Поймите, это духовный человек сам от перевоплощения к перевоплощению, набирая в себе божественного Духа, поднимаясь как учитель по иерархической пирамиде, начинает осознавать, благодаря Духу Истины, что в Царство Бога нельзя попасть без самопожертвования, то есть надо отработать все свои грехи, а именно: растворить, преобразовать и очистить их в Христовой Любви, Божественной Любви.

Тогда такой Учитель поднимется в Царство Стихии Эфира, где живут великие Учителя Мира, Мудрецы. Здесь, в этом Царстве, благодаря Духу Истины, раскрываются все мелочи греховной жизни, сотворенные за все предыдущие перевоплощения и показываются все грехи, спрятанные в душе под праведными масками. Тут-то и приходит ему озарение, что надо нисходить в грешный мир, чтобы принять смиренно на себя самопожертвование и на практике растворить в Божественной Любви эти грехи.

Не забывайте еще и то, что духовный человек не становится сразу таковым, не нагрешив. И кроме этого, когда он от перевоплощения к перевоплощению поднимается как учитель по иерархической пирамиде вверх, он почему-то забывает, ослепленный идеей попасть в Царство Бога, что на Земле он оставляет энергетический хвост своей кармы: отца, мать, родственников, близких, знакомых, любовников или любовниц, жену, детей, внуков... Вот и спрашивается, как же такой человек может попасть в Царство Божие, если он бросает всех вышеперечисленных мучиться в грехах? Разве путь к Богу такого духовного человека может являться для нас, грешных, как истина Божия? Нет!

Представим на мгновение такую картину: приходит такой духовный человек к Господу Богу и говорит: "Господи! Я хочу в Твое Царство!" А Господь Бог отвечает ему: "Мое Царство есть всеобъемлющая Любовь! Как же ты сможешь войти в Мое Царство, если ты не хочешь помочь тем душам, с которыми ты жил вместе? Посмотри на своих родственников, которые тебя любили: на мать, отца, друзей, на тех, кого ты любил... Видишь, как они страдают, запутавшись в своих грехах. Неужто у тебя от этого не разрывается сердце? Ведь им надо помочь, облегчить страдание, утешить, указать истинный путь к счастью через обретение в себе Моей Божественной Любви. Кто им сможет помочь? Только ты! Ибо твоя энергия завязана с ними. По этой подобной энергии ты их найдешь, и они поймут тебя. Потому что подобное, соприкасаясь с подобным, зажигает свет осознания истины, чтобы определиться и встать на путь Господний".

Благодаря таким наставлениям Бога, Духа Истины этот человек прозревает и говорит Богу: "Господи! Прости меня, грешного, что я, стремясь в Твое Царство, стяжал в себе энергии жадности, корысти и забыл главное - приобретать Царствие Божие в сердце своем".

Смотрите, как удивительны, емки, образны изречения Христа: "Если говорят вам: Смотрите, царствие в небе! - тогда птицы небесные опередят вас. Если они говорят вам, что оно - в море, тогда рыбы опередят вас. Но царствие внутри вас и вне вас".[19]

Вот и получается, что надо Царство Божие приобретать в сердце своем, тогда и вокруг вас будет Царство Божие. Да, если вы куда-то стремитесь во внешнем мире, то вы уже следуете по ложному пути и угодите в капкан или болото. Дьявол - гений! Он перед вами развернет афишу красивую: "Заходите! Здесь - рай!" И вы, жадные до рая, заходите. А Сатана вам дальше показывая говорит: "А вот здесь - закусочная!" Вам интересно: может быть там будет что-то вкусное, эдакое... "А вот аппетитные колбаски, сардельки, мясо, гриль..." - продолжает Сатана заманивать вас вглубь неведомого царства. И вдруг вы попадаете дальше в такой мир, где надо вкусное приготовить самому, ибо двери сладостных миров за вами захлопываются и больше не открываются.

А Сатана, видя, что вы уже проголодались и хотите кушать, говорит вам: "Надо отрубить голову курице, чтобы сделать гриль. Ведь это пустяк!.."

Вот так незаметно, втягиваясь в подобные деяния, вы начинаете убивать малое, а затем и большое, превращаясь в грешников, убийц.

Так и благодатный земной мир постепенно погряз в человеческих грехах. Теперь же в этом мире, погрязшем в грехах, надо восстановить Свет Истины, чтобы показать путь истинный, путь спасения, путь выхода из сложившейся ситуации, которая окутала Землю.

Вот и настало время прийти на Землю Сыну Божьему, Иисусу Христу".

"Кто же это такой Иисус Христос? - подумал Иисус, пока светящийся Учитель сделал паузу. - Вся эта информация очень интересна, я не слышал ничего подобного даже от мудрецов Востока. А они тоже увлекали меня своими концепциями о мироздании, Боге и Пути в Царство Покоя и Блаженства. Но мое сердце интуитивно подсказывало, что надо искать другое понимание мира, приближенное к реальности, а не к красивой сказочности. Видимо, не надо беспокоиться и спешить, все встанет на свои места, надо быть смиренным учеником и дослушать информацию до конца. А после этого можно задавать вопросы..."

"Мы можем задать такой вопрос, - продолжал свою речь светящийся Учитель, - осознавал ли Иисус, когда он родился, что он - Сын Божий, будущий Мессия? И мы ответим: нет! Не осознавал. Лишь интуитивно что-то чувствовал. Подобно тем многим неординарным детям, которые чувствовали в себе что-то и возвышали себя над другими. Либо это возвышение происходило естественно и они непроизвольно становились лидерами.

В мальчике Иисусе пребывали сразу все десять тысяч других душ со своими грехами и со своими наработками святости. Такие энергии, как смирение, кротость, терпение... не давали эгоистичным энергиям проявляться в мальчике Иисусе. Мы должны быть внимательны, чтобы не попадаться на обманчивую информацию в таких Апокрифах, как "Евангелия детства"[20], где мальчика Иисуса Христа показывают жестким, обидчивым, гневным, который своим словом убивает и воскрешает. Эти авторы опирались на информацию Библии. Ибо там говорится, что Господь, Бог Израиля - судящий, наказывающий, гневный, страшный... А мы с вами знаем, что такие энергии вообще не относятся к Господу Богу Всевышнему, Который для нас как Любящий Отец. Он Благостный, Щедрый, Заботливый, Милосердный, Всепрощающий. То есть Господь Бог Всевышний обладает самыми лучшими и прекрасными Эпитетами, Именами, Качествами.

А те боги, которые судят, наказывают, ведут войны, которые гневны, обидчивы, страшны... - это Господа-Иерархи, как, например, Господь Земли, которого называют Князем мира сего, Сатаной. Но существуют и другие Князья мира, например, Князь Марса, Князь Венеры, Князь Юпитера... Князь Солнца... Об этом духовные учителя народа либо не ведают, либо не говорят из-за христианской идеологии.

Но помимо вышеперечисленных Князей планет есть масса других Князей. Посмотрите, сколько звезд-солнц, и везде есть свои "Князья мира сего". Ибо везде есть своя жизнь!

И вот, наконец, существует Господин нашей галактики! Он-то и есть главный над всеми Князьями миров. Но и этот Господин галактики не один. В космосе много галактик, и над каждой галактикой есть свой Господин. Поэтому среди этих Господ есть своя иерархия.

Но и это не всё, ибо мы видим этот мир, космос, а вот мир в других Стихиях мы не видим.

В Астральном мире - своя иерархия Господ.

В Огненном мире - своя иерархия Господ.

Вот тут-то и пошла путаница: кого считать за кого, где есть бог малый, где - больший; где дьявол малый, а где - больший. Видимо, в такой неразберихе и появились духи зла, демоны, бесы, чёртики...

Поэтому когда вы с кем-либо говорите о Господе Боге, то задайте вопрос своему собеседнику: каков ваш Бог? Каким Он обладает именем (именами), эпитетами, качествами? А затем изложите, покажите, каков Господь Бог у вас. И пусть собеседник выбирает, какой Бог ему будет по душе: его Бог или ваш Бог. Часто беседа между двумя верующими накаляется, если один пичкает другого своим Господом. Порой так поступаете и вы, чего я вам не советую. Поймите, надо вначале всегда выслушать собеседника, а потом, как бы незаметно, ласково, нежно подавать информацию о своем Боге, когда вас слушают. А если вас не слушают и говорят свое, то будьте смиренны. Выслушайте то, что вам говорят. Ибо в этой информации будет что-то и для вас, для вашего же осознания или подкрепления ваших помыслов".

Иисус был счастлив, что он внимает этому светящемуся Учителю, ибо в его речах он находил те ответы, которые искал. Сколько Учитель будет говорить своим слушателям, он не знал. И когда Иисус взглянул на слушателей, то заметил, как они стали пропадать, покрываясь пеленой. Он взглянул на Учителя, который также стал исчезать. Перед глазами Иисуса всё замутилось и он провалился в бездну...

Вдруг он ощутил, что лежит на песке. Он, не открывая глаза, пошевелил руками, затем пальцами, пощупал песок. Да, он точно здесь, в пустыне. Он пошевелил ногами, а затем их вытянул. В глазах пребывал полумрак. Иисус открыл глаза, чтобы определиться во времени. И был удивлен. Небо сияло в звездах, а молодой месяц клонился к западу.

"Что же со мной произошло, почему я ничего не помню? Неужто я получил солнечный удар и потерял сознание? Нет, нет, нет. Я ведь где-то был. Как я мог быть где-то, когда я сидел и пытался погрузиться в себя. Почему я оказался лежащим на песке, я же сидел? Боже, что же со мной произошло? Может быть, я так глубоко погрузился в себя, свое сознание, что ничего не помню. Ибо на Востоке мудрецы говорили, что когда во время сна или медитации человек погружается в тонкие вибрации стихий, то для него реальным становится иной мир. Но вот когда он быстро возвращается в свое земное тело, в свою плоть, которая вибрирует грубо, то информация тонких миров забывается. Но не надо бояться, научали мудрецы. Если плоть очистить от грубых вибраций, то забытая информация, полученная в тонких мирах, опять всплывет.

Такая мысль воодушевила Иисуса. Мудрецы Востока голодали без пищи и воды, растворяя в себе грубые вибрации, что давало им возможность помнить свои путешествия по разным мирам и что с ними там происходило. Значит, и я должен смиренно оставаться здесь, в пустыне, чтобы вновь попытаться углубиться в себя. Мне надо вспомнить, где же я был и что за информацию мне раскрывали. Я чувствую: в этой информации было всё то, что я ищу. Надо молиться.

Благодарю Тебя, Господи, за всё..."

Сколько времени пролетело пока он молился, Иисус не заметил. Ибо он постоянно кланялся, припадал ниц к земле и в такой позе подолгу задерживался, продолжая творить живую молитву Богу.

Он утомился и не заметил как растянулся на песке и уснул. Природа сладко шептала: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!

 


Глава 3

 

ВСПОМНИЛ

 

 

Что-то легкое подтолкнуло плоть Иисуса, и он открыл глаза. Был рассвет, но солнца еще не было видно. Мысленно Иисус стал творить живую Благодарственную молитву. Молитва журчала, хорошее настроение заполняло его душу. Затем он встал на колени и сделал поклоны на четыре стороны света. За всё поблагодарив Господа Бога и всё, что его окружало, он встал и посмотрел вокруг. Стояла тишина. Ему нужно было отыскать такую глыбу скалы или большой камень, который бы отбрасывал тень, чтобы в ней разместиться и продолжить свою медитацию - погружение в свое сознание. Когда он взглянул на восток, то заметил, как из кроваво-бледной дымки над горизонтом появилось красное пятнышко, расползающееся по горизонту в пелене. Иисус повернулся всем телом к солнцу, поднял руки, направив ладони к солнечным лучам. Он смотрел не мигая на рождение красного диска, замирая, боясь шелохнуться. Руки, поднятые в стороны вверх, тяжелели и медленно опускались. Тело легко покачивалось. В немигающих глазах солнце как бы дышало, делая вдох - увеличиваясь и выдох - уменьшаясь, а заодно менялось в цвете. Когда вокруг диска появлялись обручи, цвет которых также менялся, казалось, что в середине диска открывалось пространство. Сам же диск обретал темноватый цвет. Иисус пытался заглянуть вглубь этого пространства. Но вот край диска выскользнул из пелены, превращаясь в золотистый шар, и первые лучи, набирая силу света, стали ослеплять глаза. Иисус склонился к земле и поклонился солнцу, приветствуя его внутренним восклицанием, переводя этот восторг в Благодарственную молитву Своему Богу. Пока он молился, солнце незаметно поднялось и уже освещало пустыню. Тени от скал, глыб, камней быстро становились всё короче и короче.

"Не надо искушать солнце", - подумал Иисус и начал отыскивать себе укромное местечко. После недолгих поисков он обнаружил более-менее подходящий камень, около которого можно было частично укрыться от солнечных лучей. Да и камень с той стороны, где была тень, создавал прохладу, ибо еще не успевал нагреваться от раскаленного воздуха.

Иисус, очистив себе место, чтобы удобно было сидеть, опустился на песок, скрестил ноги, набросил на голову накидку. Теперь он спиной и головой мог облокотиться на камень либо расслабиться, склонившись вперед.

Закрыв глаза, через монотонную Благодарственную молитву-мантру он стал погружаться в тайники своего сознания. Дыхание он замедлял, а между вдохом и выдохом постепенно удлинял паузы, вслушиваясь в ритм сердца. Ему очень хотелось окунуться в то информационное поле своего сознания, в котором он пребывал вчера и черпал для себя оттуда знания о Мессии, Христе. Иисус в молитве просил Господа, чтобы Он хоть чем-нибудь помог ему в этом, раскрывая духовные глаза на те мысли, которые его очень волновали.

Когда перед его глазами появилась светящаяся точка, он стал сосредотачиваться на ней, не опуская в мыслях Благодарственную мантру-молитву. Точка расширялась, а яркость бледнела. В середине белого пятна Иисус стал замечать рождающиеся облики, какие-то фигуры, которые перетекали одна в другую. Вместе с ними менялись и цветовые пятна. Это белое пятно, в которое всматривался Иисус, превращалось в круглое зеркало, за которым, или в котором, можно видеть жизнь в другом пространстве. Ему казалось, что в этом зеркале он видит пейзажи, которые также перетекали один в другой, и в них он угадывал знакомые ему места: холмистые окрестности Назарета, природу других местностей Востока, где он бывал. Так как пейзажи и какие-то образы крутились, перетекая один в другой, то постепенно в этот водоворот закрутилось и все сознание Иисуса. Он даже не заметил, как потерял контроль над сознанием, улетая куда-то вглубь.

Когда он опять обрел сознание, то оказался в каком-то каменном помещении, где было тихо, спокойно и прохладно. Он медленно шел по коридорам, проходил мимо закрытых дверей, поднимался по лестнице и опять двигался. Наконец-то он увидел, что одна из дверей была открыта и оттуда шел свет. Его потянуло туда. Когда он вошел в проем двери, то свет ослепил его и он на время остановился, привыкая к этому свету. Сияние в глазах ослабло, и он обнаружил, что комната была пуста. Но когда он вошел в комнату, то, к своему удивлению, заметил сбоку в глубине у стены инкрустированное кресло, на котором восседал человек. Он был во всем белом, напоминая великого Мудреца, и от него исходило нежное свечение.

- Мир тебе, - послышался ласковый голос, хотя Мудрец не открывал уста.

Иисус поклонился Мудрецу, ответив:

- Мир тебе.

- Какие помыслы привели тебя сюда? - не раскрывая уст, спрашивал Мудрец.

Иисус не знал сразу, что и сказать, но, когда он попытался хоть как-то изложить Мудрецу свои помыслы, тот остановил его, подняв руку с раскрытой к нему ладонью. Ладонь Мудреца светилась и излучала волны энергий.

- Можешь не говорить, я знаю, зачем ты пришел и что ты ищешь, - говорил Мудрец, все также не шевеля устами. - Я не могу тебе дать ответ на твои помыслы, ибо ты их должен сам прочесть. Пойдем за мной.

Вдруг в стене открылась дверь. Мудрец направился туда, а за ним Иисус. Эта комната казалась пустой из-за полумрака, светилось только место, где находился аналой или бима, как в синагоге, где лежал раскрытый свиток.

Глаза Иисуса привыкли к полумраку, и он обнаружил, что все стены от пола до потолка имели разные отсеки, в каждом из которых лежали свитки. "Видимо, это библиотека всех знаний", - подумал Иисус.

- Подойди сюда, - сказал Мудрец, - смотри в эту книгу и читай. Здесь ты найдешь то, что тебя волнует.

Иисус подошел, заглянул в открытый свиток и был удивлен, ибо он был белый, чистый и ничего там не было написано.

- Как же я буду читать, когда здесь ничего не написано? - в недоумении произнес он.

- Смотри внимательней, будь сосредоточен на тех мыслях, которые тебя волнуют, и перед тобой появится текст. Если ты будешь усерден, то твои желания сбудутся, - слышался голос Мудреца.

Иисус оторвал свой взгляд от белого полотна свитка, чтобы взглянуть на Мудреца, но тот растворился в воздухе.

Тогда Иисус направил свой взор на белое полотно раскрытого свитка и произнес: "Господи! Наставь меня на Истину!" - и сосредоточился на своих мыслях.

Некоторое время ничего не происходило, потом в разных местах стали появляться какие-то буквы, знаки, которые исчезали, а на их месте появлялись другие.

Вдруг проступил текст, и он успел прочитать:

"...Несмотря на то, что в Апокрифах Иисуса Христа делают Господом Богом, он был прежде всего человеком и Господом Богом не был. Чтобы стать Господом Богом, ему надо было вначале обрести сан Мессии, что дало бы ему возможность преобразиться в Сына Божиего. Сын Божий становился Господом Богом только тогда, когда Он сливался воедино с Отцом как Возлюбленный Сын..."

Потом всё пропало, и это не позволяло Иисусу осмыслить то, что он быстро прочитал. Поэтому он еще сосредоточеннее погрузился в свои мысли. Через некоторое время замерцали буквы, и появился текст. Иисус стал читать:

"...Пропавшие годы, о которых не говорится в Новом Завете, есть годы ученичества. Эти годы не что иное, как сокращенная карма проведения Иисуса по его земной жизни, как путь Посвященного. Вот почему он проходит все тайные школы по всем странам Востока..."

Иисус (так как ему при рождении было дано имя Иешуа) вдруг начал вспоминать, что это имя "Иисус" он где-то слышал. Да! Это имя было связано с земным Мессией. Но, чтобы не отвлекаться, ибо текст мог пропасть, он продолжил читать:

"...Сначала он будет учиться у ессеев (терапевтов) в их тайной школе, которая зиждилась на Торе Моисея. Эта школа жесткая, школа поста и отречения от обычной земной жизни, школа поиска пути к Богу. Возможно, этот путь был интуитивным, помогающим в себе отыскать каналы приобретения божественной энергии. Этот жесткий путь давал возможность ученикам открыть во лбу третий глаз. Этим "глазом" можно видеть то, чего не видели обычные люди, а также благодаря ему пророчествовать.

Мы должны предполагать, что Мессия, Сын Божий, приходящий на Землю в человеческую плоть, на начальном этапе не будет обладать тем видением, которым обладают экстрасенсы. Почему? Да потому что в его плоти пребывает весь диапазон душ человеческих. То есть в этих тайных школах он очищается от той греховности, которую внесли в его плоть эти души. Третий глаз, орган видений, у него закрыт, чтобы не впадать в искушения. Внутренняя интуиция, как Свет Молнии Божией, озаряет этого будущего Мессию. Благодаря этому он и видит то, что открывается только экстрасенсам, и даже своим невидимым зрением он видит точнее и больше, чем они. Вот почему экстрасенсы будут считать его Посвященным, видящим и будут его принимать за своего.

Мы не вправе утверждать, но и не можем отрицать, что молодой Иисус в тайной школе ессеев должен был досконально узнать Тору Моисея и писания еврейских пророков. Особенно Иисуса привлекали тексты пророка Исаии, где ярко описывался образ Мессии как Сына Человеческого. Тем более в устах еврейского народа звучала надежда на приход Мессии, Который сотворит Царство Божие здесь на земле, чтобы земли сынов Израиля сделать обетованными, райскими.

Когда молодой Иисус прочитывал эти тексты в Святом Писании, в нем зажигалось что-то, что нельзя описать. А его интуиция заставляла думать: "А не я ли этот Мессия, Сын Человеческий?" Так происходит с каждым духовным человеком, чья миссия на земле должна исполниться, не важно, эгоистичен, тщеславен ли он, или кроток и смирен. Ибо эти противоположные сущности легко уживаются в Мессии. И слава Тебе, Господи, если о себе так думает человек, претендуя на высокую божественную роль. Не надо этого бояться, а быть всегда с Богом. Ведь всё равно Мессией станет тот, на ком печать Господня, и эта печать чаще всего на сердце будущего Мессии. Пусть думают десять, тридцать, пятьдесят... сто человек, что они - Мессии, но всё равно из этих ста человек Мессией будет только один - Сын Божий!

Что же надо для того, чтобы выявить в себе Мессию? Ведь претендующих на эту ответственную божественную роль много. Ответ таков: надо соприкасаться со Святым Писанием не только своего народа, но и других религий.

Знакомясь с Пятикнижием Моисея и другими текстами мудрецов и пророков, сынов Израиля, Иисус приобретал духовную, божественную энергию, силу взгляда и силу слова. Соответственно это и давало ему возможность быстро в глазах его учителей-наставников (которые его посвящали в тайные учения) пройти посвящения. Вместе с отроком Иисусом в этой ессеевской школе учился и Иоанн, его двоюродный брат, который видел своими собственными глазами, как Иисус быстро духовно рос, одобряемый настоятелем общины...

Помните, Учитель, Наставник не удерживает около себя ученика, если этот ученик прошел все испытания, посвящения. Настоятель его всегда отпускает. Но Учитель удерживает лишь тех учеников, которые не прошли все испытания и посвящения.

Иисусу шел двадцатый год, он был еще отроком, стройным, красивым, с обворожительной притягательной энергией. Став свободным от школы ессеев, он должен был разрешить проблему: как быть и куда идти. Но он быстро принял решение. Беседуя с купцами, следовавшими из восточных стран, он узнавал о других религиях и мудрецах, которыми гордился Восток; слушал рассказы о красоте храмов и других религиозных построений.

Иисус понимал, что, прежде чем брать на себя роль духовного Учителя, он должен обогатиться знаниями других религий. А так как информация о религиях Востока была разнообразна и красочна, то он и решил направиться туда".

"Боже мой! - воскликнул Иисус, оторвавшись от чтения текста, - не обо мне ли эта информация, которую я достал из своего подсознания? Всё сходится на мне, но только меня зовут Иешуа, а его Иисусом. Неужто некий Иисус передо мной или после меня также пребывал в ессеевской общине и был таким же одаренным учеником? Тем более, как у него, так и у меня есть двоюродный брат Иоанн, пребывавший со мной вместе в школе ессеев. Если бы такой Иисус был в этой школе до меня, то Наставник о нем мне бы рассказал. Может быть, Иисус и Иешуа есть одно и то же имя?

О Боже! Пропадает текст, видимо, моя сосредоточенность ослабевает. Не буду спешить с выводом, надо попробовать почитать текст дальше. Господи! Помоги восстановить пропавший текст", - мысленно воскликнул Иисус и сосредоточился...

Текст медленно стал проявляться, обретая четкость. Иисус продолжил читать:

"...В Гималаях он получает озарение, что надо вернуться в родные края, к своему народу. Ибо истинный Учитель, несущий Слово Божие, Свет Божий, начинать свою деятельность должен в своем народе, чтобы родилось крылатое выражение: "Нет пророка в своем отечестве". Истинный Мессия не называет сам себя таковым во всеуслышание, Его так должны назвать люди, а открыть Ему эту миссию должен Учитель народа, Пророк, тот, кто является устами Господними.

В те времена ярким Учителем народа стал Креститель, к которому стекалось много людей, чтобы, покаявшись, креститься и получить божий совет, как уберечься от сотворения новых грехов. Иисус и направился к этому Учителю народа, восклицающему: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное... узрит всякая плоть спасение Божие... Идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин... Он будет крестить вас Духом Святым..."[21]

Фразы, слова истаивали, и Иисус их пропускал, чтобы ухватить смысл предложения целиком. В его голове стучала мысль: "Неужто ты не видишь?! Неужто ты еще не вспомнил, что здесь говорится о тебе, о тебе, о тебе..? Это ты, ты, ты тот Сильнейший..!"

От такого напряжения и волнения Иисус почувствовал, как на лбу выступил холодный пот. Но он не стал на это отвлекаться, да и текст на развернутом белом свитке стал пропадать от такого волнения, а в его голове возникла мысль: "О, Иешуа, всё то, что здесь написано об Иисусе, есть твое, ибо ты и есть Иисус или Исса, как тебя звали на Востоке. Вспомни, вспомни, вспомни..!"

Иисус быстро справился с этим волнением и сосредоточился, ибо его интересовало, что дальше он еще сможет прочитать в этой книге жизни... Тексты опять стали как бы проявляться из пелены, обретая четкость, и это давало возможность читать их дальше:

"...В пустыне Иоанн, как глас вопиющий бога, осознавал свое назначение в жизни: приготовить пути для Того, Кто следует за ним... Поэтому Иоанн, чтобы узнать идущего за ним Сильнейшего, раскрывает тайну посвящения - крещение, делая этот тайный ритуал, через который до этого проходили только посвящаемые, доступным, всенародным, открытым. Ибо этим он мог к себе притянуть того Сильнейшего, который был Посвященным, то есть проходил этот тайный ритуал. Крестя народ в Иордане и уча людей, Иоанн готовил их к приходу Мессии. Поэтому надо было тайное сделать явным. А тот ритуал посвящения, который очищал ученика от греха, как раз и должен был стать очищением народа через крещение. Как река своими водами поит земли, очищает и преображает их для жизни, так и человек, проходя омовения в реке, крещение, снимает с себя грязные энергии, становясь очищенным после покаяния. Ибо после покаяния грехи, пребывающие внутри плоти человека, выползают, как грязь, на поверхность тела, а вода смывает эту грязь (грехи) и человек очищается. Вода реки, омывая человека, стоящего в ней на коленях перед Крестителем, снимает грехи-грязь с тела покаявшегося, а вода, которая истекает на голову из рук Учителя, смывает грехи помыслов. Как знания от Учителя преобразовывают и очищают ученика, так и вода, истекающая из рук Учителя, очищает астральную энергию головы от греховных помыслов. Ибо астральная энергия связана со стихией Воды, как огненная энергия со стихией Огня. Эту тайну Крещения, а также и то, какая поза должна быть у того, кого крестят, мог знать только Посвященный..."

Иисус оторвался от чтения, ибо он знал эту тайну, которую нельзя оглашать. Её лишь можно также тайно передавать своим ученикам, если ты становишься Учителем, имея свою школу. А так как он обретал с тринадцати лет знания в тайных школах, то он и не должен был это разглашать никому...

Вдруг он опомнился, испугавшись, что текста, читаемого им, не будет, что тот исчезнет, и устремил свои глаза в свиток. Текст действительно уже исчезал.

"О Господи! - мысленно воскликнул Иисус, - помоги мне моей сосредоточенностью в углублении моего сознания воспроизвести дальнейший текст. Боже, помоги! Боже..."

Иисус сосредоточенно смотрел на свиток, как в зеркало своей души, и терпеливо ждал... И он был вознагражден. Он начал читать, когда всплыла строчка, а за ней другая:

"...Если ты крестишь любого грешника, то крести и меня, несмотря на то, что ты желал бы креститься у меня Духом Святым... Ты назвал себя "гласом вопиющего в пустыне", то есть гласом Господним, что делает тебя Учителем народа, пророком. Я же себя еще никак не называл..."

Иоанн осознал эту мысленную фразу Христа и стал крестить Иисуса. Во время крещения в Иордане произошло взаимное озарение. Ибо две силы были соединены воедино. И эта объединенная сила стянула энергетический поток с небес. Иоанн вдруг услышал: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный...",[22] а Иисус: "Ты Сын Мой возлюбленный..."[23] Каждый из них прозрел по-своему, и каждый не мог это сакральное раскрыть перед другим. Человеческое сомнение сделало их молчаливыми друг перед другом".

Иисус еще раз хотел прочитать выше написанное и уже перевел взгляд вверх, как заметил, что строчки стали исчезать. Он понял, что делать этого не надо. Он быстро опустил глаза в то место, где нижние строки текста уже исчезали. Углубившись в свое сознание, он ждал. Вот в разных местах появились буквы, затем слова... Текст можно было читать, и Иисус взглядом побежал по строчкам дальше:

"...Исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню. Там сорок дней Он был искушаем от диавола и ничего не ел в эти дни..."[24] Многие думают, коль слово "Дух" написано с большой буквы, то этот Дух, который повел Иисуса в пустыню, есть Дух Святой. Увы! Не каждый Дух есть Святой! Как Бог богу рознь, так и Дух духу - рознь! Дух Святой никогда никуда никого не водит. Дух Святой пребывает везде, всегда и во всём, и в человеке. В пустыню ведет Дух Иерархии, Дух стихии Огня, называемый Духом пустыни. Этот Дух и ведет Иисуса согласно Его кармическим наработкам. Этот Дух нас-то и искушает, ибо он знает, на каких струнах наших помыслов играть, чтобы мы оказались в его сетях неведомых грехов. Да, этот Дух пустыни есть Дух-искуситель, который прекрасно знает карму святых, пророков, отшельников. Вот от этой кармы отшельников, святых... от неведомых ими грехов и должен очиститься Иисус в пустыне. Многие святые уходили в пустыню, чтобы там поговорить с Господом, а возможно, и увидеть Его. Придя в пустыню, они могли произнести: "Господи! Явись мне! Предстань передо мной или просто поговори со мной. Я буду сколько угодно находиться здесь с мыслями о Тебе, чтобы Ты только поговорил со мной..."

А затем, если человек был посвященный или немного знал магию, то, взяв камешек, он чертил им круг вокруг себя, садился в позу, скрестив ноги, и погружался в медитационную молитву. Этот круг защищал его от хищных зверей и от нападений астральных сущностей..."

Иисус про себя произнес слово "магия", оторвавшись от текста, и поднял глаза вверх. Вдруг он заметил, что библиотека всех Знаний стала исчезать в круговороте, который засасывал и его неведомо куда. Он даже не успел опустить свою голову к читаемому тексту, как в глазах всё помутнело и он оказался летящим в неком пространстве. Когда движение прекратилось, он окунулся опять в некую пелену. Впереди был слышен голос. Иисусу показалось, что этот тембр голоса он уже слышал. А когда пелена стала рассеиваться, увидел светящихся людей, которые сидели на темных световых возвышениях и слушали сияющего Учителя.

"Боже! - от радости воскликнул Иисус, - это я как раз и пытался вспомнить. Благодарю Тебя, Господи!.."

Иисус осознал, что надо слушать, ибо то, что он желал увидеть и услышать, может исчезнуть, если его мысли будут заняты другим.

Он, как и в прошлый раз, сел за спиной светящегося золотистым светом Учителя и стал внимать его речам:

"...Точно так же или подобно этому святые делали себе в пустыне жилье, чтобы проверить себя, состояние души и плоти, когда хочется пить, а воды нет; когда хочется есть, а пищи нет. Можно ли это пережить, да еще в течение сорока дней. Опираясь на сакральность числа 40, многие знали, что оно как-то перекликается с информацией из Пятикнижия, Торы о том, что Моисей 40 лет водил евреев по пустыне, очищая этим самым свой народ. Да, если человек выдерживал пребывание в пустыне 40 дней без воды и пищи, его можно было считать Посвященным, подобно Моисею. Ибо он уже знал, кто он есмь и что ему делать дальше.

Мы можем сказать, что не Дух пустыни повел Иисуса в пустыню, чтобы Он там был искушаем от Диавола, а пребывающее в теле Христа, внутреннее Эго Иерарха, которое должно во плоти Иисуса отработать свою карму. Вот почему Иисус внутренне чувствовал, что он должен пойти в пустыню и любыми путями выдержать там 40 дней. Ибо туда его послал и Креститель. Пребывая в пустыне в медитационной молитве, человек сможет выйти на своего астрального Двойника, Учителя и через него угадать, узнать, что ему еще предстоит в дальнейшей земной жизни, то есть выяснить свою миссию (Миссию). Так поступает и Иисус Христос.

Надо осознать, что человек идет в пустыню не только за искушением, проверяя себя на крепость духа и плоти, но и за знаниями, как делает это Посвященный. Ибо те знания, которые он ищет, находятся внутри него, и их можно приобрести через Двойника, который в разных обличиях предстанет пред ним или явится в виде света, меняющего окраску. Этот Двойник есть наше духовное "я", наш Учитель, который может дать знания, информацию и покажет нам, кто мы есть. Так человек становится посвященным, то есть знающим.

Эти три искушения, которые проходил Христос, будет проходить каждый человек. Разбирая эти искушения, мы увидим, как они всегда будут влиять на человека. Христос, проходя искушения, показал нам путь выхода из них.

И я вам хочу пожелать, чтобы в ваших сердцах горел тайный огонь молитвы Благодарения и покаяния к Богу Всевышнему, что даст возможность обретать в своей душе Духа Святого, Духа Истины. А последний будет раскрывать вам ваше внутреннее эго, чтобы вы не отталкивали свое эго, как греховность, а смогли бы смиренно принять его. Это и есть ваша проработка и ваше искушение. Примите его кротко, смиренно, с Богом, и пусть оно истает в божественной Любви.

И я вас призываю: не боритесь с искушениями, не отталкивайте искушения, которые к вам идут сами, надвигаются на вас, а примите их с Богом. Примите их прежде всего с Благодарственной молитвой. Если в вас будет журчать Благодарственная молитва Богу Всеблагому, то Святой Дух поможет вам и наставит на истину, подскажет, как выйти из той или иной искушающей вас ситуации. Будьте с Богом! Благодарите Бога!.."

Что дальше говорил светящийся Учитель, Иисус уже не слышал и не видел, так как мгновенно он провалился в пустоту. Сознание отсутствовало.

Иисус почувствовал, что он сидит на песке, опираясь спиной и головой о камень, за которым он укрывался от солнечных лучей. Он не открывал глаза, а попытался вспомнить всё, что с ним только что произошло, когда он путешествовал по глубинам своего сознания. Воспоминания всплывали из его подсознания в виде знаний, которые он уже приобрел как сокровенные. Да, он вспомнил. Вспомнил самое главное из информации, полученной как из той книги жизни, которую он читал в библиотеке всех Знаний, так и из уст светящегося Учителя. Иисус понял главное, что он находится на истинном пути осознания, кто он есмь. Надо просто быть всегда с Богом, и Дух Истины будет с ним!

Иисус почувствовал боль в ногах, ибо одеревеневшие мышцы стали понемногу отходить. Ноги как бы раздувались, пронизанные тысячами мелких иголок, и гудели. Он, еще не открывая глаза, медленно вытянул ноги, не зная, сколько он так просидел. После этого он открыл глаза и опять был удивлен. Ночь, как бархатный туман, пронизанный множеством сверкающих бриллиантовых глаз-звезд, парила над пустыней, то прижимаясь к земле, то взлетая ввысь. Ибо по небу плыли облака и на время закрывали сияние растущего месяца. Было прохладно, и легко дышалось. Размяв ноги, Иисус встал, потянулся вверх, вытягиваясь, как струна или тростинка, вдыхая ночной воздух, и расслабился, выдыхая, опустив руки. Ему было хорошо, душа радовалась от того, что он вспомнил те знания, которые ему открывались в видениях. От радости, ему захотелось просто подвигаться по пустыне, и передать своё чувство ей, а также изменчивому месяцу, облакам, небу, мерцающим звездам... Иисус медленно прогуливался по пустыне между глыбами, камнями, выступами скал, прикасался нежно к ним и говорил: "Мир вам!" Он останавливался, любовался, прислушивался и вновь медленно шел туда, куда его вели ноги. Пустыня была насыщена всевозможными шорохами, ибо она оживала после захода солнца. Всякая живность выползала, выходила из своих нор, укрытий на поиски пищи. Иисус не хотел думать о борьбе за выживание в природе и как одни животные попадали в пищу к другим. Он всем желал мира, любви и счастья.

После такой прогулки он вернулся на свое место и стал, сидя на коленях, молиться Господу Богу. Молитва, наполненная любовью, сама рождалась в его устах. Когда появлялись паузы, он кланялся со всей Благодарностью к Богу, а также ко всему, что его окружало. Иисус не заметил, как месяц скатился к западу и исчез за горизонтом. На него медленно и сладко нашла истома. Постелив накидку на свое песчаное ложе, он лег на спину, взглянул на небо и медленно закрыл глаза. Мысленно он продолжал Благодарить Господа Бога, мягко проваливаясь в сон. Природа в ответ на его любовь сладко убаюкивала его, напевая: "Мир тебе, мир всем!.."

 

Мир всем!


Глава 4

 

НЕ ХЛЕБОМ ОДНИМ...

 

 

Солнце в этот раз не будило спящего Иисуса, так как небо было закрыто тучами и облачной пеленой, и только в зените кое-где просматривалась голубизна. Но эти островки затуманивались облачной дымкой. И все равно пелена облаков прорывалась в других местах и туманные зрачки синего неба ласково смотрели на спящего.

Из-за прохлады Иисус спал на боку, свернувшись в клубок, поджав к животу ноги. Ему не хотелось просыпаться от сладких снов, где было много разнообразной пищи, всяких яств, где было тепло, уютно, благостно. Вся райская красота удерживала его в своих объятиях, а он и не сопротивлялся ей, пребывая в блаженстве. Ему казалось, что он в полной неге совершенно обнаженный плескался в изумрудно-голубом озере сладостной пресной воды. Он с радостью, с какой-то внутренней затаенной жадностью пил эту воду. Но сколько бы он её ни пил, напиться он так и не мог. То он черпал воду ладонями в пригоршни, подносил к глазам, любовался, ибо в ней отражались солнечные лучи, а затем с любовью выпивал; то он подбрасывал воду вверх, и крупные капли сверху летели на него, переливаясь, как россыпь жемчуга и алмазов, а он открывал рот, успевая поймать часть из них. Затем, падая спиной на гладь озера, погружался вглубь него и в кристально чистой, прозрачной воде рассматривал жизнь, существовавшую на дне этого озера. Он ощущал себя в воде так вольготно, как будто именно она была его стихией, как она являлась жизнью для рыб и всех живущих в ней. Ближе к берегу он отталкивался от каменистого дна и вылетал по пояс из воды, а затем, падая и брызгаясь, погружался в воду. Восторг его души был неописуем. Нарезвившись таким образом, он медленно, как крокодил, приблизился к берегу, балансируя ногами, а руками легко отталкиваясь от каменистого дна. Он плавно развернулся и сел на плоский камень, оставаясь по пояс в воде. Иисус смотрел на игру светотеней от воды на камнях и на своем теле. Как беззаботное дитя, он сидел в воде и рассматривал эти переливы на ногах, бедрах, животе, руках, а затем неожиданно сам для себя стал подбрасывать воду вверх, чтобы получать над собой фонтан брызг. Ему нравилось глядеть на брызги, ибо они переливались всеми цветами радуги и манили к себе его взоры. Иисус успокаивался, затем опять играл с водой, взметая брызги вверх, любовался, и вся его сущность ликовала. После он медленно лег на спину, раскинув руки в стороны. Вся крестообразная фигура его находилась в воде, кроме головы. Его очи смотрели в лазурное небо. От большого блаженства душа Иисуса хотела объять весь мир с той любовью, которой отвечала ему природа. Внутри всё радостно кричало: "Благодарю-ю-ю Тебя-я-я Господи-и-и!" И закрыв глаза, он переживал испытываемое наслаждение. Но перед его глазами заиграли в круговороте блики, которые закрутили душу в неистовый танец, и он не заметил, как оказался в другом сне, который постепенно проявился.

Иисус видел себя мальчиком, возможно, лет восьми, которого только что вымыли, и он, чистенький, обнаженный, с наброшенной на тело легкой простынкой, сидел и ждал, когда ему подадут только что испеченный хлеб. Он наблюдал, как его заботливая, красивая мама месила тесто, делала лепешки и закладывала в печь. Мама дала ему лепешку, мягкую, теплую и напоминающую человеческое тело с оттенком красивого загара или смуглой кожи с матовым отливом. Иисус любовался этой лепешкой, наслаждаясь её формами, а затем всем лицом припал к ней, вбирая в себя её ароматный запах. Его нос погрузился в середину, а краешки нежно прижимались к его щекам, лбу, подбородку. Он ощущал запах хлеба с молоком. Лепешка в объятиях лица и ладоней мальчика как бы вся трепетала в неге и шептала сладостно: "Возьми всю меня! Люби, люби меня. Я твоя!" И вдруг мальчик почувствовал, что он как будто находится на груди у матери. Одна мягкая грудь её касалась одной части его лица, а другая - другой. Мальчик Иисус замер! Материнская женская любовь дышала ему прямо в лицо из груди, где не умолкало биение сердца. Сердце Иисуса от такой любви взволновалось, и он медленно начал отнимать свое лицо от лепешки. Но вместо грудей матери, которые ощущали его щеки, он вдруг увидел женские бедра и тот заветный тайный треугольник, куда он только что прижимался своим лицом. Мальчик Иисус удивился и стал медленно поднимать глаза, чтобы увидеть свою добрую мать, хлопотавшую у печи. Но когда его глаза достигли цели, он заметил, как улыбающаяся ему мать превращаясь в Богиню, олицетворяющую плодоносящую Мать-Природу, растворялась и исчезала. Он не понимал, что происходит, а только осознавал: он уже юноша, в котором просыпается плотская страсть к обнаженному женскому телу. Ему страстно захотелось поцеловать то запретное место, через чьи врата в этот мир входили дети. И когда он вновь перевел глаза на лепешку, то вся эта женская затаенная прелесть манила его к себе. Да, это была уже не лепешка, а та часть женской плоти, которая завораживает мужские и юношеские глаза, и она находилась в раскрытых ладонях Иисуса. От нее исходил запах меда, молока, хлеба, цветов и других опьяняющих ароматов. От неё послышался томный, ласковый, нежный голос: "Что же ты не целуешь меня, я же - мать! Ты же любишь целовать мать? Ведь я даю жизнь ребенку. И чем больше эта часть пребывает в любви, тем больше я могу дать жизнь людям. В этот мир через мои врата жизни и любви будут приходить сильные и здоровые дети на радость родителям. Твой поцелуй любви сделает меня еще прекрасней, и я смогу в этот мир через мои врата впустить бога. Земной мир от этого будет хорошеть, превращаясь в рай..."

Юноша Иисус закрыл глаза от удовольствия обворожительных речей и начал опускать свое лицо для поцелуя. Душа его вся трепетала. Он почувствовал, как всё его лицо горело от юношеской невинности и желания женской плоти. Его голова медленно опускалась, а сердце так прыгало в груди, что не знало, куда деваться. Оно металось, пыталось вырваться из груди, чтобы убежать без оглядки от плотского вожделения...

Вот его губы, вытягиваясь в нерешительности, коснулись того места, которое ему было желанно. Но вдруг он почувствовал, что его губы приложились к чему-то твердому и прохладному. Руки его сразу ощутили тяжесть. Когда он открыл глаза, то резко отпрянул назад. В его руках был камень. "Боже!" - воскликнул Иисус и от такой неожиданности проснулся.

Он машинально, опираясь руками о землю, поднялся и сел. Было светло, и он не знал, какое сейчас время суток. Солнца не было видно. Окинув взглядом небо, он сквозь тучи и туманные облака пытался определить на небосводе его место. По светлой части облаков он понял, что солнце приближается к зениту. Иисус хотел пить и есть. Но, чтобы его мысли не соблазняли его, он, как обычно, стал возносить Благодарение Господу Богу, Небу, Солнцу, Земле, тучам, облакам, пустынным духам... отвешивая поклоны, стоя на коленях и касаясь лбом накидки, распластанной по песку. Затем, как всегда, он сделал утренние процедуры, попив и умывшись водой из своего колодезя. Это помогало освежаться и пребывать в пустыне долгое время без еды и воды. Тем более Иисус знал текст из притч Соломоновых, где говорилось: "Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя".[25] Суть этого изречения знали только посвященные. Они-то и раскрывали глаза своим ученикам на эти строчки из Святого Писания. Иисус хорошо знал об этом из своего странствия по пустынным землям Аравии, а также Индии. В Аравии такой водой из своего колодезя-тела пользовались погонщики, пустынники... А в Индии - йоги, которые опирались на тайное учение Бога Шивы. Они, видимо, и говорили молодому Иисусу, что тело может рождать в себе живую воду. Иисусу также понравилось одно сакральное изречение мудреца Востока. В нем говорилось, что человеческая плоть должна стать чашей молитвы, содержащей вино-кровь, а в ней-то и содержится вода, служа символом крови. И когда человек наполняет свою чашу молитвой к Богу Всевышнему, тогда вино-кровь наполняется Духом Божьим, а вода из нее преобразуется в живую воду. Если человек будет пить эту живую воду из своего источника, то он начнет укрепляться, омолаживаться, постепенно превращаясь в совершенного человека. Эту тайну о живой воде из своего колодца-плоти знали и маги, которые считались посвященными. Они эту живую воду использовали как внутренне, так и снаружи, что защищало их тело и душу в тот момент, когда они вокруг себя чертили магический круг и разговаривали с духами, демонами, повелевая ими. Маг врывался в тот невидимый мир, куда без защиты души и тела лучше не соваться. Духи не любят, когда ими повелевают, превращая их в рабов. Если озлобленные духи в защищенном поле мага найдут изъян, то они устроят ему такие козни, что маг может поплатиться и жизнью за свои деяния, магические действия.

"Молитва, молитва к Богу, - произнес про себя Иисус, - вот что будет для любого человека надежной защитой от разных земных бед и неурядиц, от боли, мучений и страданий. Бог - Видящий, Слышащий и Милостивый - всегда поможет и наставит на путь истины, сотрет нежно с очей слезу и успокоит душу Своей благодатью".

От таких мыслей на душе Иисуса невидимые пальцы играли, как на струнах, хвалебную Песнь Богу:

 

Мой Бог, будто Солнце на небе,

Мой Бог мне опора и щит!

 

Дает благодать всем по вере

И учит в Любви людей жить![26]

 

И вдруг полились другие строчки:

 

Бог внимает просящим

И дает благодать,

Очищает тех счастьем,

Кто живет при мольбах.

 

Господь Царствует мирно над всеми,

Он - Всевидящий, Слышащий, Щедрый![27]

 

Эти слова сами возникли в его голове, видимо, оттого, что он был знаком со многими текстами песен Давида и других песнопевцев, то есть со священными текстами Псалтыря.

Душа Иисуса ликовала и ему было легче переносить накатывающийся голод. Тем более Иисус знал, что во время голодания, как обычно, четвертый и пятый дни бывают критическими для плоти. В эти дни через медитации можно в себе выявлять совершённые грехи, связанные с питьем и едой.

Иисус почувствовал, что солнце пребывало уже в зените. Было нежарко, дул приятный ветерок. Он встал на ноги, поднял накидку, отряхнулся от песка и направился к тому камню, у которого он медитировал. Магический круг он не собирался чертить, ибо сердце ему подсказывало, что лучшей защитой является молитва к Богу Единому, даже в тот момент, когда он вдруг окажется вне своего физического тела, то есть будет пребывать в астральном теле. Находясь в астральном теле, человек может видеть другой, более тонкий мир или миры и ощущать их так же реально, как физический мир. Эти переходы сознания из плоти человека в астральное тело бывают порой незаметны, особенно тогда, когда окружающий пейзаж земного мира остается подобным и в астральном мире.

Устроившись удобно около камня, скрестив ноги и опираясь спиной о камень, Иисус сидел прямо, уверенный, что Бог ему поможет рассмотреть его скрытые грехи и через молитву очиститься, пройти переплавку в искушениях. Он накрыл голову накидкой так, что она прикрывала верхнюю часть лица и создавала полумрак для прикрытых глаз, чтобы дневной свет не отвлекал от тех видений, которые предстанут перед ним.

Молитва-мантра спокойно зажурчала в голове Иисуса, что позволяло ему окунуться вглубь сознания. Всплывали мысли о еде и питье, но монотонная благодарственная мантра растворяла эти мысли в божьей благодати. Всё его сознание погружалось в точку, которая для него становилась пространственным окном в миры видений. Он не чувствовал своего тела, ему казалось, что он летит через какое-то пространство, которое ощущалось замкнутым, как большая дыра в пещере. Перед взором Иисуса проплывали причудливые картины с богатой, разнообразной палитрой цветов.

Вдруг перед ним открылось другое пространство, и он увидел живописные пейзажи земли. Он парил над холмами, долами, направляясь к основанию одной горы. Вот он начал приближаться к земле. Иисус ощущал быстроту полета, и ему казалось, что он может разбиться, земля приближалась стремительно. Он закрыл глаза и подумал: "Всё..." Неожиданно для себя, он окунулся во что-то мягкое. Открыв глаза, он увидел перед собой совершенно четко и ясно землю, камешки, травинки. Каждую песчинку он мог разглядеть со всеми подробностями. Но Иисуса интересовало его тело: нет ли на нем каких-либо повреждений, ушибов, переломов от такого падения. Всё было нормально. Никакого дискомфорта в теле он не ощущал.

Иисус встал, отряхнул полы своей длинной белой рубахи, но рубаха была чиста. Он огляделся вокруг, рассматривая местный пейзаж около небольшой горы, и только затем устремил свой взгляд на вершину. Ему показалось, что там, на вершине горы сидел Ангел Господень и смотрел вниз по другую сторону горы. Ноги Иисуса сами направились к этому Ангелу, ибо ему тоже захотелось взглянуть туда, куда так внимательно и заворожено смотрел Ангел.

Восхождение на вершину горы не было делом из легких. Каждый шаг подъема он ощущал на себе так, как будто помимо себя он нес еще чью-то невидимую ношу. Он останавливался, чтобы передохнуть, отдышаться, и вновь его душа вела в гору. Сколько времени ушло на восхождение, он вообще не знал. Но поразительно, по мере приближения к Ангелу усталость исчезала, а страстное желание пить и есть растворялось. Тем более при себе у него не было ни хлеба, ни воды.

Ангел сидел на каменном возвышении на вершине горы, устремив свои взоры вниз. Крыльев за спиной Ангела он не видел, но всё равно был уверен, что это Ангел Господень, от Которого исходил еле заметный приятный свет.

Иисус услышал голос нежного ласкового тембра, льющийся от Ангела, хотя он даже не повернулся к нему, а продолжал внимательно смотреть вниз:

- Мир тебе! Как видишь, и ты поднялся на эту гору, на вершину которой не могут подняться другие. Не каждому человеку дано это сделать, а только избранным, подобно сынам божьим или Сыну Божьему. Посмотри вон туда вниз, в долину.

- Мир тебе! - ответил Иисус и приблизился.

Когда Иисус подошел к Ангелу и взглянул вниз по другую сторону горы, то увидел огромные толпы народов, стремящихся взойти на эту гору. Трудно описать всё то, что видел Иисус. Каждый человек из этой толпы пытался что-то нести на себе. В толпе были все слои населения всех возрастов, от малого и до преклонного: дети, старики, женщины, юноши, мужчины... - люди всех рас и национальностей.

- И куда они поднимаются? - спросил Иисус Ангела.

- Ты разве не видишь?

- Нет, пока не вижу.

- Они пытаются попасть в те или иные райские миры, чего страстно желают их души. Посмотри повнимательнее за теми, кто безо всего поднимается на эту гору, и, поднявшись на определенную высоту, они уходят в сторону, передвигаясь уже по воздуху. Ибо каждому из них на определенной высоте открываются ворота, которые невидимы для других. Им открывается дорога по воздуху к этим невидимым воротам, хотя им кажется, что они продолжают свой путь по земле, - продолжал объяснять Ангел.

Сосредоточив свое внимание на тех, кто без груза поднимался в гору, Иисус вдруг заметил, что, действительно, на определенной высоте горы одни люди сворачивали в сторону и шли радостно по воздушной дороге к своим вратам рая. А другие поднимались выше по горе, и затем шли по воздушной дороге к другим вратам рая. Следующие поднимались по горе еще выше и, увидев райские врата, по воздушной дороге направлялись к ним.

- В доме Отца Моего обителей много,[28] райских житниц у Господа Бога множество, - наставлял Иисуса Ангел, - и каждый получает себе заслуженное. Те, кто входит в свои райские врата, блаженны, ибо каждый из них заслужил это при своей земной жизни. Все житницы Бога - это Его Царства, а на вашем земном языке это есть Царство Небесное.

- А все ли люди земли входят в эти Божии житницы, райские миры, то есть в Царство Небесное? - спросил Иисус Ангела.

- Нет. Не все. Лишь только те, кто достоин и может подняться на определенную высоту этой горы. Посмотри внимательно на тех, - продолжал говорить Ангел, - которые несут на себе различный груз, что с ними происходит.

Иисус взглянул на толпу людей, которые сновали у подножия горы, пытаясь в надежде подняться на нее. Но тот груз, который каждый прихватил с собой, не давал им возможности восходить на гору. Груз тянул их вниз, но люди упрямо делали новые попытки, боясь расстаться с этим грузом. Они падали вниз с определенной высоты горы, наносили себе ушибы, калечились, поднимали с земли свой груз и делали новые попытки взойти на гору. Но и эти попытки восхождения оказывались для них более тяжелыми, приводящими к плачевным результатам. Они скатывались со своим грузом в кишащую толпу и, поглощенные этой толпой, тонули, как в болоте. В это болото попадали и те кто пытался взойти на гору, используя для своего груза тягловую силу животных: лошадей, волов, ослов, верблюдов - и те, кто свое земное добро вез на разных тележках...

- Почему они не расстанутся со своим грузом, если он мешает их восхождению? - в недоумении спросил Иисус Ангела.

- Каждый груз, который человек пытается взять с собой и подняться на эту гору, есть материальный груз. Человек любит эту материальность, он привязался к ней, как к своему земному благу, и думает это благо взять с собой в потусторонний мир, чтобы с этим материальным благом ему так же легко жилось в потустороннем мире. С тем, что он трудом и потом накопил на земле, ему трудно расстаться. Вот он и цепляется за свой груз материальных богатств, не понимая, что именно этот груз его и тянет вниз и не дает ему взойти на гору.

Люди, поднимающиеся на гору со своими грузами, не ведают также, что эта гора выложена из молитв к Богу. А значит, эта гора для земных людей предстает как мираж царственных ворот Рая. Поэтому они все и устремляются сюда.

Мне печально смотреть на них, как они скатываются и тонут в своих собственных грехах, - заключил свою речь Ангел.

- А те, кто входят в Царство Небесное как бы на нижней ступени, где открываются первые райские врата, - спросил Иисус Ангела, - они, видимо, блаженны?

- Да! - ответил Ангел. - Они блаженны, они нищие и у них нет ничего, кроме своего духа - упования на Бога.

- Значит, блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное?[29] - спросил Иисус Ангела.

- Да, так оно и есть, - отозвался Ангел.

- А те, которые чуть повыше, также входящие в райские врата, кто они?

- Это плачущие, которые уповали на благость Божию. Этой Божией благостью они теперь и утешаются.

- Значит, блаженны и плачущие, ибо они утешатся?[30]

- Да, утешатся, - ласково отвечал Ангел.

- А те, которые еще выше входят в райские врата. Они-то кто?

- Это кроткие, которым Господь после наслаждений в раю дает вернуться на землю, чтобы её наследовать и указать людям своей кротостью и смирением путь к Богу и в Его Царство.

- Значит, блаженны и кроткие, ибо они наследуют землю..?[31]

- Да, наследуют... - ответил Ангел, как бы прервав фразу Иисуса.

- А вон те, которые еще выше входят в райские ворота, кто они?

- Это алчущие и жаждущие правды, уповавшие на Бога. Они теперь насытятся.

- Значит, блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся?[32]

- Да, насытятся, - также спокойно, уверенно и вежливо отвечал Ангел.

- А люди, которые еще выше идут по небесной дороге к райским вратам, кто они?

- Это милостивые, которые всем всё прощали и в своих молитвах уповали на Бога Благого.

- Значит, блаженны и милостивые, ибо они помилованы будут?..[33]

- Да, будут помилованы Богом...

- А вон те, которые даже излучают незаметный свет, - в восторге от увиденного Иисус как бы прервал речь Ангела, - они кто?

- Это те, у кого чистое сердце, - ласково и с любовью отвечал Ангел, не заостряя свое внимание на том, что Иисус прервал его и не дослушал.

- Боже! - радостно воскликнул Иисус, - блаженны чистые сердцем! Значит, они Бога узрят?[34]

- Да, узрят, ибо Бог может предстать перед тем, кто очистил свое сердце молитвой к Богу. Как Ангел сияющий предстает перед молящимся, так и Бог может предстать перед тем, кто очистил свое сердце.

Ангел не стал объяснять Иисусу, что значит узреть Бога, ибо Иисуса влекла мысль о выше идущих в райские ворота.

- Кто же тогда будут те, которые входят в райские врата на следующей высоте небесной дороги? - спросил с удивлением Иисус Ангела. - Ибо кто может быть еще чище тех, кто чист сердцем?

- О, это миротворцы! Ибо они будут наречены сынами Божиими,[35] - отвечал Ангел, - они несли людям Слово Божие.

- Воистину, блаженны миротворцы, коль они будут наречены сынами Божиими, - восторженно и в то же время задумчиво произносил Иисус.

Он продолжал размышлять про себя: "Значит, сыном Божиим могут называть миротворца, который творит мир в своей душе и вокруг себя. А без Слова Божия сложно это творить. Ведь трудно творить мир внутри семьи, между родственниками, а что уж говорить о разных людях и народах".

- Вот поэтому, - Ангел, как бы прочитав мысли Иисуса, начал объяснять, - посмотри чуть повыше, и ты увидишь еще одни небесные врата в рай, к которым ведет вышележащая небесная дорога и по ней идут люди.

- Вижу! Кто же они?

- Это те, кто изгнан за правду Божию. За свои гонения они будут ублажены в Царстве Небесном.

- Значит, блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное?[36]

- Да, это так! - ответил Ангел.

Эта фраза успокоила Иисуса, ибо он теперь осознавал, что тот, кто в своей душе миротворит молитвой к Богу, становится сыном божьим, чтобы нести Слово Божие в мир, чтобы миротворить среди людей. И если люди, озлобленные от своих грехов, погонят его за правду, то не надо бояться, так как для него опорой, надеждой и защитой становится Сам Господь.

Да, у этого сына божьего, миротворца уже есть Царство Божие, которое не от мира сего, Царство не от земли, ибо он изгоняется за правду из того греховного земного царства, за которое цепляются люди, как за свой личный уголок для пребывания в поиске земных наслаждений.

- Верны твои помыслы, - вдруг заговорил Ангел, слыша звучание мыслей Иисуса, а затем продолжил:

- Блаженны те, кого будут поносить и гнать и всячески неправедно злословить за Сына Божиего. Пусть радуются и веселятся, ибо велика их награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде них. Они - соль земли! Они - свет мира! Так да светит свет их пред людьми, чтобы они видели их добрые дела и прославляли Отца Небесного,[37] - восторженно произносил Ангел.

- Так кто же этот Сын Божий, Который должен быть на Земле в человеческой плоти? - заворожено спросил Иисус.

- Посмотри на Меня...

- Но ты же Ангел Господень!

- Да, и Сын Божий!

- Но почему Ты не спускаешься на землю и не помогаешь вон тем народам? Да, если Ты - Сын Божий, Ты должен помочь им в их горе! Они же мучаются, страдают и умирают слепыми, утопая в своих грехах. Кто же откроет им глаза на Истину как Слово Правды, как Слово Божие?

- Ты, - отвечал Ангел, всё также не поворачиваясь лицом к Иисусу.

- Но, я... я человек...

- Вот именно. Ты сам поднялся сюда, куда никто не поднимался, ты сам и спустишься вниз, в кишащую толпу. Ибо ты уже знаешь Путь сюда, на вершину, а значит, знаешь и Истину. Ты - Свет!

- Но зажегши свечу, - возражал Иисус, переводя свой взгляд на Ангела Господня, - не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.[38] Вот каким должен быть Сын Божий.

- Не может укрыться город, стоящий на верху горы,[39] - притчей ответил Ангел. И далее повелительным мягким тоном добавил:

- Иди, исполни закон, который был ниспущен на землю чрез уста пророков. И помни: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, - продолжал Ангел, медленно поворачивая свое лицо к Иисусу, - кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.[40]

Лицо Ангела сияло, а из Его очей шел ослепительный свет, который поглощал Иисуса целиком. Иисус не успел даже открыть свои уста, как почувствовал, что с большой скоростью несется в потоке света куда-то вглубь Ангела Господня. Потом, проваливаясь в бездну, он потерял сознание...

Когда сознание к нему вернулось, то перед глазами пошли разные видения. И кем бы он себя ни видел в видениях: царем, священником, управителем, полководцем, купцом... - всегда перед ним стоял стол, который ломился от разных яств, фруктов и вина. Но как только он, чтобы утолить голод, протягивал руки к столу, всё исчезало, а сам он себя ощущал уже в другом теле. От таких искусительных видений вся его плоть стенала о хлебе...

Он открыл глаза и обнаружил, что лежит в пустыне. Солнце светило, склоняясь к закату. Голод его приподнял и он поплелся дальше в поиске пищи. Пройдя несколько пустынных холмов, он свернул за один из них и стал спускаться в долину. Вскоре Иисус вышел на дорогу и пошел по ней, ибо предполагал, что она должна привести хоть к какому-нибудь жилью. Идя, пошатываясь, он вспомнил Бога и взмолился: "Господи! Насыть меня..." И вдруг за поворотом вдали он увидел строение, напоминающее харчевню. Сердце его обрадовалось, и он прибавил шаг.

Перед входом в харчевню стоял каменный чан, наполненный водой. Иисус сразу окунул в этот чан руки и голову. Благодать пробежала по всему телу. Затем приподняв голову из воды, стал плескаться, чтобы вода летела на лицо и волосы. Голод заставлял его войти в харчевню. Ибо вода, которую он испил из чана, запросила хлеба. Тем более из харчевни пахнуло свежим хлебом.

Вот его ноги вступили в харчевню, в которой был полумрак. Ему показалось, что здесь никого нет, но он ощущал, что она наполнена людьми. Пробираясь к центру комнаты, он разглядел стол, весь усыпанный крошками хлеба, на котором лежал нож. Когда перед его глазами стало что-то вырисовываться из полумрака, вдруг он обнаружил, что харчевня очень широка и по краям стояло много столов. За ними сидели люди и кушали. Они не обращали на вошедшего никакого внимания.

Ему хотелось мягкого хлеба, чтобы утолить голод плоти. Он посмотрел на пустой стол, а затем в сторону от стола по левую руку и увидел, что посреди харчевни возвышается холм из хлеба. Чем ближе он подходил к этому холму из хлеба, тем холм становился больше и выше. Когда он был у основания этого холма, он нагнулся и потрогал хлеб разной формы. Хлеб не был мягким, а скорее жестким, как камень. Но запах свежего вкусного хлеба манил его на холм. Он даже не заметил из-за голода, как стал подниматься по этим твердым хлебам. И чем выше он поднимался, тем хлеб становился мягче, теплее, маня его подняться выше за вкусным куском. Его руки щупали хлеб. Хотя на вершине хлеб был мягким, Иисус откидывал его в сторону, чтобы отыскать для себя более вкусный, который радовал бы и глаза. Вот он уже поднялся на вершину хлебной горы. Потолок харчевни поднимался всё выше и выше и наконец растворился. Иисус не видел, что над ним, ибо голод побуждал его среди лучших сортов хлеба отобрать самое лучшее, отшвыривая то, что не нравилось его взору. Вдруг он опомнился, что, попирая хлеб ногами и руками, небрежно отбрасывал его. Так не следует поступать человеку, отдающему свою душу Богу. Он про себя воскликнул: "Боже, что я делаю!" - и взглянул вверх. Перед ним сияло небо, а под его ногами была гора из хлеба. Ему стало стыдно за себя, за то, что его голод искусил на такое деяние, в котором зарождалась его греховность. И он обратился к Богу, вздымая руки к небу: "Господи, Ты сотворил эту гору из хлеба. Значит, можно из камня сделать хлеб. Вот если бы весь этот хлеб раздать страждущим и жаждущим, всем бедным и нищим, тогда бы они насытились и были бы счастливы, и славили бы Тебя, Боже!"

Вдруг с небес раздался громовой, но ласковый голос: "Это ты сотворил из камней гору хлеба. Разве сможет человек насытить себя хлебом и быть счастливым? Эта гора из хлеба, на которой ты стоишь, есть то количество, которое съедается твоим народом за один лунный месяц. Разве народ Израиля насытился этим хлебом? Нет! Ибо жаждет еще. И даже забывает Меня за этот съедаемый хлеб благодарить и славить".

"Что взамен хлеба им тогда надо дать, чтобы люди были счастливы?" - обратился Иисус к небу.

"Ты уже знаешь, ибо оно в тебе и на твоих устах", - раздалось звучание с небес.

Не успел Иисус задать еще вопрос, как почувствовал, что хлеб под ногами стал истаивать и превращаться в хвалебную песнь Богу. Иисус падал вниз в звучании этой хвалебной песни:

 

Бог - Благий для всех!

Всех Он милует в жизни.

Вода Он и хлеб,

Словом Божьим насытит!

 

Он стремительно падал вниз, и, когда ощутил свое тело, открыл быстро глаза.

Он так же сидел, и перед ним расстилалась та же пустыня, куда он пришел три дня тому назад. Но он заметил, что небо было чистое, солнце приближалось к закату. В зените неба висел месяц, слабо просматриваемый. Но Иисусу этот месяц показался хлебом, разломанной или преломленной пополам лепешкой.

Под ложечкой засосало, ибо его плоть жаждала пищи. "Вода Он и хлеб, Словом Божьим насытит", - задумался Иисус. Он решил отвлечься прогулкой. Да и пустынный пейзаж почему-то его заинтересовал своей своеобразной красотой при заходе солнца. Вставая, он заметил, что делает это легко. Его шаги также были легки и плавны. Он заметил, что издалека к нему кто-то направляется с посохом в руке и во всем белом. Иисус остановился и, в ожидании пришельца, нагнулся и поднял первый попавшийся камень, оказавшийся округлым и плоским, похожим на лепешку. Пока человек с посохом приближался к нему, он рассматривал камень, его удивительную поверхность. Когда Иисус бросил взгляд на путника, то ему показалось, что человек с посохом и с чалмой на голове не шел, а парил над поверхностью земли спокойно и чинно. Иисус снова взглянул на камень, а затем через некоторое время на путника. До Иисуса оставалось около двадцати шагов. Только с более близкого расстояния Иисус заметил, что путник шагает, хотя на нем свободно висели белые рясы. Складки одежды его слегка вибрировали от дуновения легкого ветерка, создавая на одежде переливы волн. Чалма его была украшена драгоценным камнем - рубином в золотой оправе. Длинный посох в его руке был инкрустирован под змею. Верх посоха изображал змею с изогнутой вперед головой. Изо рта змеи виднелись два острых ядовитых зуба и раздвоенный язычок. На голове змеи была золотая корона, которая удерживала в себе крупный граненный драгоценный камень алмаз. На руках пришельца в кольцах из золота и серебра сверкали драгоценные камни: яспис, изумруд, сапфир, топаз, аметист...

Иисус склонился перед ним и поприветствовал его, сказав:

- Мир тебе!

- И мир тебе! - услышал ответ.

- Кто ты?

- Ты разве не видишь, - послышался ответ, - я великий Маг и Волшебник!

- И куда же лежит твой путь? - спросил Иисус.

- Я ищу себе хорошего ученика, чтобы передать ему свой опыт божественного мастерства. Ведь мы подобны богам, - продолжал говорить Маг, - мы делаем чудеса, как и Бог. Повелеваем стихиями, укрощаем бурю, разгоняем тучи или призываем дождь. Мы можем многое, как и Бог. Если ты Сын Божий, то и ты сумеешь творить подобные чудеса.

Иисус услышал слова "если ты Сын Божий", но не придал им какого-либо значения. Тем более, маги могли видеть сущность и способности стоящего перед ними человека по его энергетике, излучению, которого не видят обычные люди.

- И кто бы мог быть твоим учеником?

- Ты.

- Почему я?

- Потому что пребывая в странах Востока, я был наслышан о тебе, о твоих способностях от мудрецов, у которых ты был и вбирал их знания. А через магические ритуалы я увидел тебя в этой пустыне и как ты вспыхиваешь божественным светом. Поэтому, если ты будешь моим учеником, мне не надо будет долго тебя всему научать в магии и волшебстве. Ты сможешь научиться у меня всему и повелевать над всеми. Твое слово станет действенным. Вот, посмотри.

Маг, вытянув правую руку в сторону и махнув рукой назад, воскликнул:

- Угощенья на ковре, явитесь!

Полы белой накидки, свисающие с руки Мага до земли взметнулись змейкой в сторону вместе с посохом. За магом действительно лежал ковер с разными напитками, фруктами, хлебом и едой.

- Как видишь, - говорил Маг, - можно всегда себя насытить, если ты проголодаешься.

- Себя-то я, возможно, и смогу насытить, поупражнявшись у тебя в магии. Но смогу ли я насытить этим весь народ, нищих и бедных? - спокойно отвечал Иисус Магу.

- О, да, - согласился Маг, - ты, видимо, не случайно в руке держишь камень, который удивительным образом похож на лепешку хлеба. Посмотри-ка на свой камень, это же хлеб!

Иисус взглянул на камень, и он точно ощущал рукой, что держит хлеб. Он захотел приблизить этот хлеб к своим устам и понюхать...

- Я помню, ибо мне было открыто, - продолжал своими речами завлекать Маг Иисуса, чтоб тот не приближал к своим устам хлеб, - как ты, будучи на горе из хлебов...

Иисус насторожился и перестал притягивать к своим устам хлеб, превращенный из камня, а устремил свои взоры на Мага.

- Да, ты стоял на горе, которая была вроде бы каменная, но и в то же время это была хлебная гора. И ты кричал Господу: "Боже! Ведь камней и гор много. Давай превратим их в хлеба и накормим ими весь земной мир. Пусть земля будет обетованной..."

О, да, я забыл, ты же голоден, но давай поупражняемся, - другим тоном заговорил Маг. - Я не буду тебя искушать.

Маг опять махнул правой рукой с посохом, и ковер с вкусной разнообразной пищей исчез, а хлеб в руке Иисуса опять стал камнем.

Затем он открыл свои уста и ласково сказал:

- Если ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.[41] И тогда ты сможешь накормить всех бедных и нищих в своей стране.

Иисус опять услышал фразу: "Если ты Сын Божий..."

"Как же я могу искушаться на эти слова, ибо в этой фразе уже есть слово "если", - думал про себя Иисус, - ведь я не Сын Божий, а значит, я не могу приказывать. Тем более только Бог может указать на Своего Сына, а не кто-либо другой, даже если говорящий такое есть Маг или Сатана".

И он вспомнил Божий ответ с небес, когда стоял на горе из хлеба, он вспомнил текст из Святого Писания. Он вспомнил, что Сыну Божиему не надо делать из камней хлеба, так как Сын Божий сам становится хлебом жизни для народа.

"Да, этот хлеб, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ибо Плоть моя - Слово Божие - истинно есть пища, и Кровь моя истинно есть питие.[42] Вот какой хлеб должен сойти с небес! Но я не могу сам о себе заявить, что я - Сын Божий".

Иисус просиял и изрек на слова Мага:

- Написано: "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих".[43]

"Да, да, - продолжал мысленно Иисус, - меня насыщает Слово Божие, поэтому мне не надо учиться..."

Иисус не закончил свою фразу, ибо заметил, как Маг стал на его глазах исчезать, истаивая, как туман от солнечных лучей.

"Сатана, - подумал он, - да, да, это он Сын Божий, а не я".

Солнце уже скрыло последние лучи за горизонт земли. Месяц, как краюшка хлеба, начал с зенита постепенно опускаться к западу. Было еще светло. Иисус положил аккуратно плоский, как лепешка, камень на песок и направился к тому месту, где он медитировал.

Подойдя к своему камню, он был удивлен, ибо перед ним сидел Иисус с накидкой на голове. Он, не веря своим глазам, наклонился, чтобы заглянуть за опущенную на лицо накидку, и увидел свое лицо.

"Боже! - произнес Иисус, - значит, я всё это время пребывал в тонком (астральном) теле, а думал, что пребываю в собственной плоти. И все, что я видел, это есть иллюзия моих собственных помыслов. Но я для себя осознал главное: чтобы приблизиться к сану Сына Божьего, я должен насыщаться Словом Божиим, исходящим из уст Божиих".

Он потянул свою руку к голове сидящего Иисуса, чтобы удостовериться в его материальности. Но когда его рука оказалась на голове, то вдруг он на мгновение потерял сознание и очнулся в своей плоти.

Было тепло, но дул прохладный ветер, в глазах было темно. Когда Иисус поднял голову и откинул накидку, то увидел ночь. Звезд на небе не было видно, а также и луны. Тучами заволокло всё небо, на горизонте с запада сверкали молнии. До его ушей доносились раскаты грома.

Он жадно вдыхал прохладный воздух. Тело его было горячим. Он встал и посмотрел назад, чтобы удостовериться, в физической ли плоти он находится. Там, где он сидел, было пусто. Поэтому он легко походил, разминая ноги. Затем он встал на колени, присаживаясь на пятки, и из его уст полилась Благодарственная молитва к Богу. Душа его наполнялась радостью, ибо он ясно для себя усвоил: когда нет пищи и воды, то, в это время самая лучшая пища и вода - Слово Божие, а когда есть и пища, и вода, то, вкушая их, надо постоянно благодарить Господа Бога. Ибо Господь Бог - Щедрый, Благий - всегда напитает земного человека и Словом и материальной пищей. В знак подтверждения его мыслей сверкнула ярко молния, озарив необычным светом весь пейзаж пустыни, и пошел дождь. Иисус встал, открыл свое лицо небу, раскрыв руки по сторонам, и разверзнул свои уста. Он пил небесную воду, как целительный для его плоти нектар, чтобы поддержать свои силы. В такой позе он кружился и радовался. Он пил и благодарил Бога, пил и опять благодарил, пил... благодарил. Когда же он утолил немного жажду своей плоти, он вознес свой голос к небу: "Благодарю Тебя, Господи-и-и!" Как только он это произнес, сверкнула молния, и раскатистый гром, как ответное эхо, покатился по небу.

Иисуса вдруг осенило. Он скинул с себя одежду - рубаху и накидку, которые немного промокли, и положил их под камень. А сам нагой стоял, омывался небесной водой и пил ее. Это было воистину небесным крещением, небесным очищением. Его плоть принимала небесную влагу и, как земля, впитывала в себя эту благодать. Сверкала молния и после в гуле раскатистого грома неслось по пустыне: "Сын Божий... Божий... Божий..." Иисусу казалось, что это слуховая галлюцинация, и он не придавал этому большого значения. Он продолжал пить и омываться небесной влагой и вторил грому: "Благодарю! Благодарю! Благодарю Тебя, Боже! Боже! Боже!" Блеск молнии удалялся, а вместе с ним и раскатистый гром уносился в поднебесье. Но Иисусу все равно слышалось в звуке грома: "Сын Божий... Божий... Божий... Божий..."

Иисус, утолив жажду, еще раз Поблагодарил Бога, направив свой голос в небо. Вдали, как ответ, прогремел гром, затихая и удаляясь. Но Иисусу всё равно были слышны голоса грома, как удаляющаяся галлюцинация, в которой слышалось: "Сын Божий... Божий... Божий..."

Дождь прекратился. Дышать было легко и ароматно. В воздухе чувствовалась необычная свежесть. Иисусу было хорошо стоять ночью вот так обнаженным, чтобы каждая клеточка его плоти могла дышать ароматом пустыни и ароматами принесенных запахов степей, лугов, полей...

Тучи начали расходиться. На западе у горизонта из облаков стал выглядывать месяц. Иисус по такому расположению луны уловил, что приближалась полночь. Звезды на небе блистали в тех местах, где уже не было облаков. Небесная вода на теле Иисуса была поглощена кожей. Тело его обсохло, но волосы на голове еще оставались мокрыми. Он подошел к тому камню, где лежала его одежда и спокойно оделся. Нагнулся и расчистил себе ложе от мокрого песка. Земля парила, дышала теплом. Иисус поклонился на все четыре стороны, отвесив поклоны Господу Богу, Божьему Духу, небу, звездам, луне, земле, духам пустыни... Он лег на постеленную накидку в песочные ясли, прикрыл глаза, а в голове журчала Благодарственная молитва. Природа ему отвечала ласковой песней, как колыбельной: "Мир тебе! Мир всем!.."

 

Мир всем!

 


Глава 5

 

ЗЕРКАЛО ДУШИ

 

 

"Жизнь хороша!" - про себя радостно пролепетал Иисус, когда открыл глаза. Он был в хорошем здравии, настроение было приподнятым. Уже светало, и солнце вот-вот должно было восходить, небо сияло бархатной синевой, а по горизонту растекалось зарево. Редкие облачка спокойно плыли по небу. Иисус ощущал себя очищенным и обновленным, уста его сами непроизвольно запели:

 

Господь пребывает везде,

Господь пребывает всегда,

На небе Он и на земле,

В природе и в наших сердцах![44]

 

Эти песенные строчки он повторил несколько раз подряд, ибо они сладостно ложились на его душу и звучали как мантра-молитва. Он легко приподнялся из своих песочных яслей, поправив накидку, и направился в то место, где хорошо было видно, как будет восходить солнце.

Встретив солнце, как он это делал обычно в своем ритуале, он поклонился солнцу и поблагодарил его за тепло, свет, жизнь, очищение и плодотворную энергию. Для Иисуса солнце было глазом Господним. Кланяясь и приветствуя солнце, Иисус кланялся и приветствовал Господа Бога. Он кланялся и приветствовал всё, что видели его очи, ведь Господь пребывает везде, всегда и во всем. Потом он сделал свои очистительные процедуры, а на его устах журчала Благодарственная живая молитва.

Иисусу захотелось погрузиться в себя, чтобы определиться в своем искушении, которое он пережил вчера. Он направился к своему месту возле камня, где он медитировал. Набросив на тело и голову накидку, которую он отряхнул от песка, он удобно уселся у камня так, чтобы солнце, проходя свой путь по голубому небосводу, не палило его голову. Затем он сделал несколько глубоких очистительных дыханий, а после стал замедлять вдох и выдох. Сам же беседовал с Господом Богом:

"Господи! Благодарю Тебя за всё, что Ты для меня делаешь. Наставь меня, Боже, на Истину, на Свет и Любовь. Пусть во мне расцветает смирение и кротость, милосердие и любовь ко всему, что будет окружать меня. Позволь мне, Господи, заглянуть в тайники своего сознания, чтобы еще раз определиться в своем искушении, которое я пережил..."

Эта молитва в голове Иисуса журчала легко, неприхотливо, подобно ласковому ручейку. Живая молитва незаметно перелилась в мантру-молитву Благодарения Бога. Это помогало Иисусу всё глубже и глубже погружаться в себя. Он уже не ощущал своего расслабленного тела, а парил плавно, опускаясь вниз.

Вдруг он услышал речь в себе, хотя голос звучал со стороны, но с какой, определить было трудно. Этот голос как бы пояснял кому-то, а может быть, и самому Иисусу.

"Мессия - это тот человек, который на практике своей земной жизни показывает истинный путь в Царство Господа Бога, чтобы эту практику в своей жизни мог использовать любой человек для своего же блага и счастья, не важно, кто он - раб, нищий, убийца или царь, правитель, священник или мудрец..."

Потом речь прекратилась и пошли разные шумовые и световые эффекты...

Провалившись в темноту своего сознания, он стал вновь себя ощущать и осознавать только тогда, когда темнота, а затем зеленоватые блики рассеялись, и он ощутил себя идущим через джунгли. Красота природы радовала его очи. Что-то направляло его к поляне, которая была залита светом. Когда Иисус выбрался на поляну, то увидел, что под развесистым деревом сидит красивый юноша с приятным матовым отливом кожи бронзового цвета. Он сидел в позе лотоса и смотрел в медное зеркало, которое стояло на подставке и могло вращаться.

Иисус спокойно подошел к нему и только открыл свои уста, как услышал голос юноши:

- Мир тебе!

- И мир да пребудет с тобой, - ответил Иисус, а затем спросил: - кто ты?

Юноша развернулся, он весь сиял красотой и обворожительной привлекательностью, всё в нем было гармонично. А когда юноша встал и поклонился ему, то Иисус не мог оторваться от скульптурных изгибов его утонченной фигуры. Взгляд его медленно с любовью опускался с лица юноши на шею, грудь, живот, чресла, ноги и вновь поднимался к лицу. Юноша застенчиво улыбался, и сквозь красивые губы сверкали белые ровные зубы.

- Кто ты? - спросил в нерешительности Иисус, видя божественную неподдельную красоту юноши.

- Ты знаешь, кто я, - отвечал юноша и с любовью смотрел на Иисуса.

- Я тебя впервые вижу.

- Это верно, - говорил юноша, - до этого дня ты не мог меня видеть.

- Так кто же ты?

- Я то, что ты хочешь видеть и знать.

- Значит, ты знаешь мои помыслы? - удивляясь спросил Иисус.

- Да, знаю!

- Ты сможешь дать мне на них ответ?

- Нет! Ибо это лучше за меня сделает зеркало, которое откроет твою душу в мыслях будущего человечества, - скромно ответил юноша.

- Как это понять?

- Каждый земной Учитель, - говорил нежно юноша, - хочет знать будущее, как о нем будет отзываться новое поколение, которое не видело этого Учителя своими глазами. Живет ли новое поколение его Учением, или такого Учителя не знают? Да, такие мысли хочет знать духовный Учитель и, тем более, тот человек, который претендует на роль Мессии.

- Мессия?

- Да, Мессия, - ответил юноша, - ибо у Него заботы общечеловеческие.

- Как Бог заботится о всех, так и Мессия думает как избавить человечество от страданий и грехов, - сказал Иисус, как бы продолжая речь юноши.

- Твои уста изрекают истину, - кротко ответил юноша и поклонился. Затем указал рукой на зеркало и вымолвил: - Вот зеркало твоей души, взгляни туда в свои глаза, и тебе в видении откроется то, что тебя волнует. Садись поудобнее...

- А где я пребываю? - спросил Иисус.

- В твоей любви, - ответил юноша, - ибо всё то, что тебя окружает, соткано из твоей же любви. Когда я кого-то люблю, то я хочу в этой любви раствориться.

Иисус подошел к зеркалу, затем, поворачиваясь, хотел взглянуть на юношу, но юноша растворялся в воздухе. Его выразительные глаза были наполнены нежной любовью. Перед тем как полностью исчезнуть, до Иисуса долетела его фраза:

- Если я люблю Бога, то я соединяюсь с Ним.

Первое время Иисус стоял неподвижно и переживал то, что он только что видел и слышал.

Придя в себя, Иисус сел и взглянул в зеркало. Вместо того, чтобы в зеркале увидеть свое лицо, он увидел красивое лицо юноши и услышал голос:

- Я - образ, сотканный из твоей Любви!..

Но голос и лицо пропали, ибо Иисус был удивлен, и появились два глаза, источающие любовь, затем появился большой глаз, один во всё зеркало. Постепенно пелена туманности окутывала глаз, отчего он становился невидимым.

"Хорошо бы выйти в то информационное поле, где светящийся Учитель раскрывал образ Мессии", - подумал Иисус.

Эти мысли сразу стали исполняться в зеркале. Иисус увидел светящегося Учителя и группу людей, которая слушала его.

"Благодарю Тебя, Господи, что Ты даешь мне желаемое..."

Из зеркала лилась речь Учителя, и поэтому Иисус стал внимательно его слушать, не отвлекаясь.

"Всё, что написано в Святом Писании об искушениях, - говорил Учитель, - есть плод творческого образно-символического языка духовных людей, языка притч, но только эта информация изложена как реальный факт. Если бы это был рассказ, то он и был бы записан в Святом Писании в виде рассказа. Ни один из авторов Нового Завета, то есть евангелистов, не указывает на то, что информация об искушениях Христа в пустыне передана ими от Самого Христа. То, что Христос пережил в пустыне, проходя Свои искушения, было личное, а значит, тайное. Сложно ведь синтезировать многочисленные видения, представшие перед Христом в пустыне в краткую притчевую форму. По моим интуитивным соображениям можно предположить, что, когда Христос своим ученикам раскрывал ту или иную притчу, Он мог в Свои объяснения вставлять, как пример, небольшой рассказ о Своем пребывании в пустыне. Мы не отрицаем ту возможность, что по этим рассказам впоследствии был создан притчевый образ Христа, переживающего искушение в пустыне как реальный факт. Хотя вряд ли личные видения человека в пустыне с точки зрения материализма, атеизма, можно назвать реальным фактом. Мы можем лишь указать, что для того, кто видит то или иное видение, оно на данном этапе времени переживается как реальный факт. Поэтому Христос мог рассказать, что в пустыне перед Ним кто-то явился... А в это время у Него в руках находился камень, поднятый Им с земли, и Он медитировал для осознания смысла жизни, произнося про себя речь, подобно монологу Гамлета: "Быть или не быть..." То видение в человеческом обличии, которое предстало перед Христом как реальность, обладало космическими знаниями, магическими силами, что давало возможность управлять силами природы. Представший образ должен обладать и пророческой способностью и знать тексты Святого Писания. Ведь когда Христос взял камень, который напоминал хлеб, и мысленно анализировал, в чем смысл жизни, то перед Ним возник вопрос: "Что и Кто есть Сын Божий?" Тот необычный человек, который явился перед Христом (пока утаим его внешний вид), прежде всего и говорит: "Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами".[45] Но мы предполагаем, что Христос, думая о хлебе, держа камень в руке, хотел насытить не только Себя, но и весь народ. Ища счастье для Себя, Христос хотел, чтобы это счастье стало общечеловеческим, как логическая взаимосвязь между единичным и общим. Христос осознавал, что себя и человечество можно накормить двумя способами: хлебом как материальной пищей и небесным хлебом, благодатью Божией - Словом Божиим. Слово Божие несет людям Сын Божий, значит, Сын Божий и должен быть Хлебом Небесным, исшедшим от Бога. Как Дух Истины, исшедший от Бога, становится Словом Божиим, то есть Сыном Божиим, обретает на Земле плоть человеческую - материальное тело, так и Хлеб Небесный может стать хлебом земным. Зная всё это, мы понимаем, почему Христос избирает притчевый язык, объясняя народу, кто Он есмь. Вот послушайте Его изречения:

 

"...Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес;

Ибо хлеб Божий есть Тот, Который сходит с небес и дает жизнь миру.

Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда.

Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни;

Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную...

...Ядущий Меня жить будет Мною.

...Ядущий хлеб сей жить будет вовек.

Я - хлеб живый, сшедший с небес;

...Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира".[46]

 

Такая информация в голове Христа могла родиться в пустыне, когда Он испытывал голод плоти и медитировал на камень, похожий на хлеб, который Он держал в руке...

И посмотрите, как видение, представшее пред Ним, искушает Его, говоря: "Если (мол) Ты есть Сын Божий, то для Тебя всё дозволено! Ты можешь из камня сделать, сотворить хлеб и насытить свою утробу, свою плоть. Ибо Ты голоден и Тебя никто не накормит здесь".

Помните, что вначале надо всегда выслушать то, что вам говорит тот или иной человек, который вас искушает. Ибо надо выяснить, что он хочет от вас, о чем он вас спрашивает и что просит вас сделать. И тогда ищите в его вопросе ответ, который изначально уже там существует в виде зерна. Это как раз и делает Христос. Он уловил, что к Нему обращаются как к Сыну Божиему. А если Бог Отец всё может сотворить, даже, как изрек Иоанн Креститель, "...Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму",[47] - то и Сын Божий сможет из камней сотворить хлеба. Возможно, Христос, держа в руке камень, осмысливал: а Сын ли Он Божий и на что Он может претендовать? Ибо мы не должны забывать, что каждый человек, уходящий в пустыню, прежде всего - эгоист, не в плохом смысле слова. Ведь ему надо выяснить, кто он есть. А это ему сможет открыть Дух пустыни или Бог Яхве. Но, уходящий в пустыню не ведает, что видение, предстающее перед ним, есть собственный образ его помыслов и деяний. Это видение и предстало перед Христом. Но Христос обладал Духом Святым, поэтому Он вспомнил текст из Святого Писания, Второзакония (8:3), и сказал: "Написано: "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих",[48] - заменив лишь слово "Господних" на слово "Божиих". Такую замену Христос делает, по-видимому, из-за того, что Господом может быть и Диавол.

Вспомним, что изречения Иисуса Христа, прежде чем попасть в Евангелие, Новый Завет, записывались в течение десятков лет после Его вознесения. Представьте себе: вы сейчас слушаете мою речь, которую вы запоминаете каждый по-своему, согласно своему образному мышлению. А через десять лет вы воспроизводите её как материал для будущего поколения. Что у вас останется в памяти от моей речи через десять лет? Лишь самые зерна этой речи. Например: 1) "Если Ты Сын Божий..."; 2) "Не хлебом одним будет жив человек..."

Писавшие Евангелие, знавшие зерна речей Иисуса Христа и тексты Ветхого Завета, скомпоновали всё это в речь Христа.

Мы же с вами через эти изречения Христа под руководством Духа Истины должны отыскать первоисточники и увидеть ту возможную ситуацию, в которой истинно и пребывал Иисус Христос.

К моменту возникновения христианства выявляется образ Диавола как Искусителя. Дух повел Иисуса в пустыню для искушения от Диавола. Но в пустыне живет бог Яхве, и там же, оказывается, пребывает Диавол. То есть мы можем увидеть, как у евангелистов незаметно начинают соединяться в одно образы бога Яхве и Диавола.

Для ясности мы должны распознать: какой Дух ведет Христа в пустыню? Если мы этот Дух примем за Дух Божий, то мы попадем в грех лжесвидетельства. Опираясь на тексты Святого Писания, мы знаем, что Дух есть Бог. И тогда получается, что Бог нас ведет в пустыню, чтобы нас там искушали (как в молитве "Отче наш..."). По нашей версии, этот Бог есть Иерарх, то есть Диавол, который занимается искушениями. Почему Диавол занимается искушениями? Потому что он должен выявить в человеке те недостатки, которые сокрыты внутри, как в тайнике.

Почему Диавол через искушения вытаскивает эти недостатки из человеческого тайника? Да чтобы человек, искушаемый, прозрел и обнаружил свои собственные грехи, если он хочет очиститься, убелиться и переплавиться в этих грехах. В тайнике человека таится тот червь греховный, который со временем превратится в джинна, вылетевшего из бутылки. Укротить такого джинна будет сложно, тем более этот греховный джинн натворит столько бед, разрушений, за которые придется расплачиваться разными болями, мучениями и страданиями. Чтобы не допустить превращения греховного червя в разрушительного джинна, надо начинать жить в Благодарственной молитве к Всевышнему, чтобы Дух Святой, Дух Истины показал, раскрыл этого греховного червя человеку и помог растворить его в Любви.

Таким образом, в деятельности Диавола мы видим положительный аспект. Значит, те люди, которые борются и воюют против Диавола, еще глубже роют яму для самих себя или сами заводят себя в топкое болото.

Мы очень сожалеем, что христианство в течение около двух тысяч лет сотворило для себя огромный бассейн эмоциональных всплесков по отношению к Диаволу, которые быстро превращаются в греховное топкое болото или же в огромные каменные жернова. Эти жернова течением времени крутятся и затягивают людей с подобными греховными энергиями, чтобы в муках, болях и страданиях перемолоть их. Поэтому вину своих страданий надо искать в себе, а не в Боге и не в Диаволе.

Слава Тебе, Господи Всеблагий, что в будущем на Землю придет Свет Любви Христовой, Утешитель - Дух Истины - Который даст нам возможность понять и оценить эту неведомую греховную ситуацию, чтобы мы не вели борьбу со злом, борьбу с Диаволом. Ибо борьба со злом порождает только зло, которое может прикрываться разными праведными масками. А борьба с Диаволом-разрушителем только еще больше делает этого Диавола сильнее и разрушительнее.

Какой образ Диавола рисуется христианской идеологией? С рожками, хвостиком, копытами, страшненький, покрытый шерстью...

Придет вот такой к праведному христианину и начнет приставать, искушать: "Сделай конфетку из игрушки..." И сразу праведнику будет ясно, что это - чёртик, диавол-искуситель, которого следует прогнать...

Ситуация искушения Христа в пустыне другая, ибо такой паршивенький образ Диавола не был наработан человечеством. Тем более, чтобы увидеть перед собой видение, надо очиститься от определенных грубых материальных вибраций, например, голодом и молитвой. Для каждого пустынника Диавол-искуситель предстанет в своем обличии, согласно помыслам искушаемого. Мы можем сказать еще так, что человек, посвятивший свою жизнь Богу, спешит в пустыню, чтобы проверить свою святость в искушениях Диавола, не ведая того, что Диавол - это его собственный образ греховных деяний и помыслов.

Для Иисуса Христа Диавол может предстать как пустынник, святой, который будет с посохом, в чистом одеянии, подобно священникам. У него будет благородное лицо, длинные волнистые волосы, возможно, сверкающие белизной, и карие глаза с магическим взглядом.

Вот кто-то подобный и мог предстать перед Христом в пустыне как Божий Пророк, который знает и тексты из Святого Писания, который, возможно, сам является автором многих текстов из Святого Писания.

Тем более мы уже знаем, что видение, которое предстало перед Христом, есть образ внутренних наработок самого Христа. А Христос знал тексты из Святого Писания. Эта внутренняя сущность Христа, как зеркальность, в видении, в образе Пустынника-Мага является перед Христом. Это видение усматривает, что внутри Иисуса Христа есть свет Сына Божиего, поэтому оно и говорит: "Если ты есть Сын Божий, то сделай, сотвори из этого камня хлеб и насыть себя! Зачем ты страдаешь в пустыне от голода? У Господа Бога никто не страдает! Все в Его Царстве сыты и пребывают в радости!"

Глядя на всё это со стороны, мы видим, что первая встреча Христа с таким человеком, с одной стороны - искушение, а с другой - проверка!

Мы определились, что искушение Христа пойдет по трем направлениям: 1) в еде, 2) в гордыне, 3) в вере. Вот поэтому Иисус, рассказывая своим ученикам и народу притчи, вспоминал, как Он проходил Свое искушение в пустыне. Основные направления этого искушения Он и вставлял в притчи, как бы указывая, что все люди будут проходить эти искушения как в этом мире, так и в других мирах.

Представим себе, что мы с вами - земляне. Рассмотрим искушение едой. Это искушение явное! Все его будут проходить, от малого и до великого. В чем это искушение состоит?

Когда мы используем голод как определенный этап своего очищения, уединяемся в пустыне или еще где-либо, на первом этапе без пищи мы думаем: "Пока - ладно, терпимо". По истечении трех-четырех дней организм начинает требовать пищи, а в уме отражается мысль желудка: "А не выпить ли что-нибудь, а не закусить ли чем-нибудь?" А в ответ на это в нас рождается такая мысль: "Я пришел в пустыню (или уединился) для того, чтобы поговорить с Духом, чтобы узнать о своем назначении в земной жизни. Если я буду пить и есть земное, тогда я не смогу увидеть и услышать Духа Пустыни. Поэтому мне надо потерпеть..."

Но дальше энергия мысли о еде и питье разворачивается еще больше... Мысли роятся вокруг образа пищи, представляя во снах нам райские сады, устраивая разные трапезы, где мы желаем обильно покушать. Как правило, насытиться видениями невозможно. И мы ищем новые пути в поиске пищи как в своих видениях, так затем и наяву. То есть когда у нас нет еды, а мы очень хотим есть, то наши энергии плоти заставляют нас думать о еде, привлекая энергию со стороны. Поэтому мы начинаем предпринимать внешние действия в добывании себе пищи, чтобы поддержать свою плоть в жизненном состоянии для появления хорошего тонуса.

Земная плоть сотворена так, что, условно говоря, наполовину она зависит от материальной пищи Земли, а наполовину - от энергий других Стихий, то есть связана с духовно-религиозной пищей. С момента рождения на земле нас приучают, чтобы наш организм поддерживался материальной пищей, а о духовной пище мы забываем и не используем её для себя. Отчего энергия материальной пищи овладевает всей нашей плотью, и наше физическое тело начинает утверждаться в этой материальности. Духовное же тело как бы спряталось внутри, затаилось, потому что на него не обращают внимания, то есть не любят, ненавидят и даже "бьют". На образном языке вокруг духовного тела появляется скорлупа нелюбия, греховности...

И вот представьте себе, что вы духовно проснулись. Благодаря разным духовным наработкам вы начинаете из этой греховной скорлупы освобождать духовное тело. Духовное тело начинает изнутри вытеснять наружу энергии греховности, разрушительные вибрации, выводя их на поверхность астрального тела, а последнее стягивает ту или иную разрушительную ситуацию, от этого человек начинает заболевать, страдать и мучиться. Так начинается процесс очищения от своих грехов. По каким из пяти каналов органов чувств человек набирал, стягивал в себя греховность, по этим пяти каналам начинается и отработка в виде болезней, травм, мучений в тех частях тела, которые связаны с этими органами чувств.

Наше материальное тело заставляет нас постоянно находиться в поисках земной пищи. Во время добычи пищи или во время ее употребления мы совершаем разрушения. Например, съедая те или иные фрукты или овощи, мы разрушаем их цельность, поглощая их в себя. Если мы хотим съесть мясо, то убиваем то или иное животное или живое существо. Если хотим сотворить то или иное лакомое блюдо, для этого мы всё чистим, режем, то есть на материальном уровне мы что-то должны разрушить, уничтожить. И пусть это "что-то" - невинно, ибо оно по-своему защищается от энергий в других материальных формах, становясь жертвой, служа пищей нам. Каждая энергия, обретая на Земле ту или иную материальную оболочку, хочет жить. Эти энергии даны Господом Богом, чтобы человек мог ими пользоваться, поддерживая свою жизнь. У каждой материальной формы на Земле есть своя душа. У растений - своя разнообразная душа, а у животных - своя душа, у рыб и птиц - своя, а вот у человека - своя душа, которая вмещает и соединяет в себе души минералов, растений, животных и человека. Поэтому человек и направляет свою энергию на минералы, растительность, животных и человека, убивает их для своей пищи и таким образом сам создает эгрегор зла - энергию переживания боли, мучений, смерти. Энергия страдания, боли, мучения через пищу, которую употребляет человек, переходит в плоть человеческую. От этого в человеке рождается гнев, злоба, напористость, уныние, печаль, обман, осуждение и т. д. Всё это и заставляет человека грешить, то есть совершать новое разрушение.

И вот, когда человек пребывает в голоде, он-то постепенно и становится озлобленным, гневным... ибо разрушительные энергии, энергии зла бунтуют в нем и хотят для себя пищи, - новых разрушений, новой жертвы. Что-то подобное происходит и в обществе, ибо человек - общественное существо. А значит, создается общественный эгрегор зла, эгрегор разрушения, как образ Диавола, Сатаны.

Если человек в обществе недополучает тот лакомый кусочек, который был у него ранее, то он начинает обижаться, озлобляться, становится гневным. На всех он начинает злиться и винить других в своем недоедании. Когда нечаянно кто-либо его толкнет в многолюдных местах или наступит ему на ногу, то он огрызается и негодует. А негативность в нем вызревает всё больше и больше. Это указывает на то, что голод будет подталкивать человека совершать разрушительное деяние или грех. Поэтому человек, вставший на путь очищения, на путь Господний, хочет себя проверить, испытать пустыней, где нет ни воды, ни обычной для него пищи, чтобы выявить в себе такие греховные энергии, как злость, гнев, зависть, обида... Ибо эти греховные энергии не дадут человеку войти в Царство Божие.

Другим же людям предписывается соблюдать посты, чтобы на элементарном уровне огородить себя от животных продуктов и от разных привлекательных непостных блюд, через которые в человека могут проникать неведомые разрушительные энергии. Соблюдая пост, мы должны просматривать себя, чтобы выявить, стали ли мы за это время черствее, злее, гневливее. Если же мы, питаясь овощами, фруктами и другими постными продуктами, стали доброжелательнее, сдержаннее, смиреннее, то этот пост идет нам на пользу. Но если постящийся человек рождает в себе мысли: "Как бы обмануть и зайти к кому-нибудь в гости, где не придерживаются поста, чтобы там покушать запретное", - то в нем появляются энергии хитрости, обмана, уловок... которые в конечном итоге обязательно помогут такому человеку совершить тот или иной грех. Кроме всего этого в него войдут еще те или иные отрицательные энергии через непостную пищу. Вот эта непостная пища во время поста и есть искушение. Таким образом, всё то, что ты себе запрещаешь на основании общественного мнения или сложившихся обычаев и законов, а сам не исполняешь этих запретов, есть искушение.

В пустыне искушением для Христа как раз и является пища, хлеб и вода. Видение, которое предстало перед Христом в пустыне, и есть зеркало его желаемых скрытых мыслей: "Если ты хочешь утолить жажду - сотвори воду и напейся; если хочешь утолить голод - сделай камни хлебами и насыть себя! У тебя получится! Ты же - Сын Божий!"

И, действительно, Сын Божий мог бы произнести слово, и вода и пища были бы перед Ним, и Он смог бы утолить свои плотские потребности.

Вот вам пример для наглядности. Стоит Учителю только сказать: "Я голоден", - как его ученики-слушатели готовы ему сразу всё принести. И получится прекрасный стол из разнообразных яств и напитков, подобно скатерти-самобранке. А ведь Учитель сказал лишь слово и никаких действий для добывания себе пищи не предпринимал. Но это слово другое, оно не есть Слово Божие.

Христос прекрасно понимал, что материальная пища нужна человеку и без неё не обойтись, так как земная пища предназначена для поддержания жизни его плоти. Материальная пища есть основа, фундамент человеческой плоти, в которой происходит переплавка и очищение души и духа человека.

Сын Божий уловил удивительный закон, сходящий с Небес, что чем больше человек будет вбирать в себя Духа Святого, тем скорее и вернее будут реализоваться его желания на материальном уровне: в еде, питье, одежде, быту. Чем чище в человеке будет дух, тем и пища к нему будет приходить более "чистая", природная: овощи, фрукты, орехи и т. д. Таким образом, Христос осознал, что всё материальное притягивается человеком согласно обретенной им той или иной духовной пище, божественной пище - Слову Божиему".

"Слово Божие, - произнес про себя Иисус, - творит всё материальное, и если земной человек живет этим Словом Божиим, то он будет сыт, обут и одет".

Иисус погрузился в эти мысли и не заметил, как видение светящегося Учителя исчезло, и в зеркале появился большой глаз с магическим взглядом. Когда Иисус опомнился и, взглянув в зеркало, увидел этот взгляд, то он не заметил, как погрузился во тьму, потеряв сознание.

Сознание вернулось. Иисус, не открывая глаз, почувствовал, что он сидит на песке, прислонившись спиной к камню, около которого он медитирует. Приоткрыв глаза, он посмотрел по сторонам и был удивлен, как быстро пролетело время. Солнце приближалось к закату. Он, размяв ноги, потихоньку встал и не спеша направился к тому месту, где можно было визуально проститься с солнцем.

Когда он смотрел на огромный раскаленный диск солнца, пытаясь не мигать, то этот багрово-красный диск превращался в медное зеркало. Иисус в этом солнечном зеркале как сквозь туман увидел сияющее красивое лицо юноши, а в его голове вдруг зазвучали слова: "Когда я кого-то Люблю, то с ним я сливаюсь воедино!" Это дало возможность Иисусу вспомнить постепенно всё то, что он увидел в своем видении и что он услышал от светящегося Учителя. Пока он мысленно перебирал всю информацию, солнце уже скрылось за горизонтом и наступили сумерки.

"Надо поблагодарить Господа Бога за всё, - подумал Иисус, - за всю информацию, которая была сегодня передо мною изложена. Попробую это сделать в медитации о Любви", - заключил свою мысль Иисус.

Он сел, повернувшись на восток, и, не закрывая глаз, стал погружаться в медитацию Любви на мысленном уровне.

"Боже, - начал Иисус, - Благодарю Тебя за свет озарения и Любовь, за благодать, гармонию и красоту, которыми я наслаждаюсь. Пусть Твоя благодать насыщает мою душу и плоть. Пусть Твоя благодать пребывает во мне. Благодарю Тебя, Благий, Сущий, Любящий. Пусть все мои мысли и помыслы очищаются в Твоих Божественных лучах.

О, мой Господь, как мне сладостно с Тобой общаться. Я чувствую Твою нежность, ласку, тепло и любовь ко мне, и за это состояние мне хочется Благодарить Тебя всегда. Пусть Дух Святый пребудет во мне, в моих помыслах и деяниях, очищает и наставляет меня на путь истины.

О, Господи! Как мне с Тобой сладостно...

Благодарю Тебя, Господи, за Твою отзывчивость...

Если я что-то делаю не так, то Ты мне всегда подскажешь и поправишь меня ласково и нежно.

О, как я рад, что под Твоим руководством, под руководством Духа Святого я очищаю свою душу и плоть. Сейчас, благодаря Твоим Божественным энергиям, я хочу омыться, очиститься и убелиться в Твоей благодати. Вот я погружаюсь в Твои благодатные, живительные лучи света жизни. Они напоминают мне чем-то нежные лучи солнца, несущие ласковую теплоту. Я ощущаю Твое тепло, Твою благодать. Мне так хорошо! Мое дыхание ровное и спокойное. Вся моя плоть ощущает блаженный приток Твоих энергий.

О, Господи! У Тебя удивительные, целительные руки. Я как бы растворяюсь в Твоей Любви и наполняюсь внутренней радостью в сердце своем. Твоя благодатная Любовь исцеляет мою душу. Обворожительный поток Твоей Любви питает каждую клеточку моей плоти".

Иисус заметил, что вокруг него стали собираться разные мелкие животные. Они по своим классам занимали определенные места, располагались удобно на песке и смотрели на него, как будто внимательно слушали его речь. И что было поразительно, никто не трогал никого, все мирно пребывали вокруг него, хотя в борьбе за существование они являлись врагами и могли поедать друг друга.

Чтобы благотворная Любовь Божия через него передавалась окружающим его существам, Иисус продолжал медитировать на Любовь.

"О, мой Любящий Господь, как мне хорошо! Благодарю Тебя, Благий, Добрый, Нежный, Обаятельный, за то, что Ты помог мне растворить беспокойства плоти в Твоих целительных, благодатных лучах Любви. Мне сладостно, уютно пребывать в объятиях Твоих Любящих энергий. Благодарю Тебя, Господи! Сколько бы раз я ни омывал свое тело Твоими благодатными энергиями Любви, я жажду вновь и вновь совершать это. Твоя очаровательная Любовь помогает мне погружаться в блаженство. Я омываюсь в Твоих лучах Любви и очищаю ими плоть и душу. Благодарю Тебя, Святый Боже, за то наслаждение, которое я испытываю и переживаю от Твоей Любви. О, Боже! Как мне приятно, хорошо, благостно... Благодарю Тебя за Твою помощь, которую Ты мне оказываешь. Цели меня, Господи, Своими благодатными энергиями Любви! А мои уста будут Тебя Восхвалять, Благодарить, что бы я ни делал и где бы я ни пребывал.

О, какая благодать!.. Я погружаюсь в блаженный поток Твоих целительных энергий и замираю... О, какое блаженство... Я Люблю Тебя, Боже!"

Иисус мысленно замолчал и погрузился в поток Божественной Любви. Через некоторое время он заметил, как постепенно, не спеша животные стали покидать его. Когда они все разошлись по своим укрытиям, тогда Иисус почувствовал, что его медитация Любви закончилась. Он даже не понял: видел ли этих животных на тонком плане или они были на материальном, земном уровне.

Было уже темно. Небо было усыпано звездами, и между ними красовался растущий месяц.

Иисусу хотелось своей любовью обнять всё, что он видел. Он посылал свою любовь небу, звездам, луне, всем духам пустыни, земле... ибо во всём пребывал Господь Бог. Он еще раз поблагодарил Господа Бога, встал на колени, сотворил всем поклоны и направился к своему месту, где он спал в песочных яслях.

Расположившись удобно на своей песочной постели, Иисус размышлял о той информации, которую он сегодня получил. Он осознавал, что завтра надо опять погрузиться в сознание, чтобы дополнить свои знания в поиске истины по тем искушениям, которые он пережил. Засыпая, он Благодарил Господа Бога и просил Его, чтобы Дух Истины продолжил помогать ему в распознавании его миссии на Земле.

Иисусу в своих будущих видениях хотелось вновь выйти на светящегося Учителя, который раскрывал искушения Христа в пустыне. Да, этот Христос, о котором говорил Учитель как о Мессии, имел подобные жизненные вехи, но Иисус еще сомневался в своем тождестве с Ним. Иисусу хотелось больше узнать о Христе, пребывающем в пустыне, чтобы постепенно, видя схожесть в своих деяниях с Ним, укрепляться духом в предстоящей Миссии. Ведь именно за этим он и пришел в пустыню.

Иисус, погружаясь в сон, мысленно желал всем мира и Любви. Природа пустыни отвечала ему убаюкивающей, нежной, ласковой песней: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 6

 

БОЖЕСТВЕННЫЙ ПЛОД

 

 

Иисус нежился в своих песочных яслях и не хотел просыпаться, ибо сны, в которые он попадал, удерживали его разнообразной информацией. Ему снилось, как его по лабиринтам водил седовласый старец, открывал перед ним невидимые двери, и они попадали в залы, где находились разные богатства. Старец ничего не говорил, а лишь указывал рукой на те богатства, которые находились в данном помещении, предлагая их ему. И что удивительно, когда старец ввел Иисуса в одну из таких комнат, где находились роскошные одежды, сшитые из прекрасных дорогих тканей, то, как только Иисус брал привлекательное одеяние и поднимал, чтобы примерить, оно сразу превращалось в пепел. В недоумении он подходил к другой одежде, которая радовала его очи, но и эта одежда в его руках превращалась в пепел. Тогда Иисус смотрел на старца, который внимательно за ним наблюдал, а на лице мудпеца он улавливал мудрую лукавость. Старец не давал ему открыть уста, чтобы задать вопрос, а жестом руки предлагал пройти дальше по лабиринту, чтобы войти в следующую тайную комнату.

В другой комнате стояли разные по величине сундуки с открытыми крышками, в них находились всевозможные драгоценности: ожерелья, подвески, бусы, кольца, короны, браслеты и т. д. И опять Иисус приходил в изумление: когда его руки брали одно из драгоценных изделий, то оно превращалось в обычный земной камень. И вновь он, повернувшись, смотрел на старца, а тот с мудрой лукавостью предлагал ему идти дальше...

Вот они вошли в следующее помещение, где находились неизмеримые запасы пшеницы. Зерна пшеницы были отборными, крупными. Когда Иисус подошел к пшенице и пригоршнями взял ее в руки, то у него возникли мысли о насыщении бедных и нищих хлебами. В его руках из зерен сразу же появился хлеб. Но когда он стал к нему приближать лицо, чтобы получше разглядеть и ощутить запах хлеба, он опять был удивлен, увидев вместо хлеба песок пустыни. Иисус был поражен. Он очистил руки от песка и взял в пригоршню новую порцию зерен пшеницы. Но и эта порция превратилась в песок. Опуская руки, он повернулся к старцу. Вместо него он увидел облако света, в котором растворялось увеличенное лицо старца с выражением мудрой лукавости. До Иисуса долетели слова старца: "Если твои помыслы будут заняты поиском во что одеться, чем приукраситься и что поесть, то это еще не есть Истина для Сына Божиего. Этот мир иллюзорен! Помни: Слово Божие порождает все блага!"

Облако света, в котором растворилось лицо старца, окутало всего Иисуса, и в одно мгновение он оказался на горе, где сидел Ангел Господень, наблюдая за народами, которые пытались подняться на эту гору со своими материальными грузами, накопленными богатствами. Иисус стал спускаться с этой горы к народам после беседы с Ангелом. Остановившись, он оглянулся назад, где должен был сидеть Ангел Господень, но Ангела не было, а вершина горы была залита приятным нежным светом, переливающимся всеми красками природы. Оттуда неслись слова, охватывая звуком всю гору: "Ты должен идти к народам и дать им Слово Божие. Если ты Сын Божий, то в себе найдешь питье, еду и Истину! Царствие Божие ищи прежде всего в сердце своем! Думай всегда о Боге, а всё остальное приложится!" Иисус повернул голову, чтобы увидеть народы, кишащие внизу у основания горы, но увидел лишь поля, луга, долы и дороги. Это его удивило, а неведомая сила заставила его продолжить спуск с горы. Чем ниже он нисходил вниз, тем труднее становился спуск.

Петляя по склону горы, Иисус обнаружил, что на ногах у него нет сандалий и ноги его начали кровоточить. Приближаясь к долине, за излучиной склона он увидел путника, сидящего на камне и смотрящего на поле. Иисус направился к нему, забыв о своих кровавых стопах. Приблизившись, Иисус поприветствовал путника:

- Мир тебе!

Путник развернулся к нему и ответил:

- И тебе мир!

Потом, повернувшись, продолжил смотреть на поле, куда до этого смотрел, и добавил:

- Когда кровь нисходит в греховную безжизненную землю, то земля становится плодоносящей.

- Что это означает? - спросил Иисус и вспомнил о своих кровоточащих стопах.

- Земля не всегда может дать добрый плод, даже если зерно доброе, - отвечал путник тем же притчевым языком. А затем, обратившись к Иисусу, сказал:

- Посмотри вон туда.

- Я вижу сеятеля, - произнес Иисус.

- Верно! Теперь внимательно присмотрись, что делает сеятель, - изрек путник.

- Раскидывает зерна.

- А на какую почву сеятель раскидывает зерна? - спросил путник Иисуса. - И что с зерном происходит?

Иисус внимательно стал наблюдать за сеятелем. Вот он увидел, как сеятель бросил свои зерна при дороге, но тут налетели птицы и поклевали всё.

Затем Иисус видит, как тот бросает зерна на места каменистые, где не много было земли. И к его удивлению, посев скоро взошел, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, то взошедшие ростки засохли, ибо не имели корня.

Далее сеятель бросил свои зерна в терние, и выросло терние вместе с ростками из зерен и заглушило их.

Но вот сеятель бросил зерно на добрую почву, на добрую землю, и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать.

- И что это всё означает? - спросил Иисус путника.

- Не каждый человек примет с должным пониманием слово о Царствии из-за своей греховности, - продолжал притчевым языком отвечать путник. - Ибо ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его: вот кого означает посеянное при дороге.[49]

- Получается, что слово о Царствии это и есть зерна, которые сеет сеятель? - спросил Иисус путника.

- Верно.

- Тогда сеятель должен быть Сыном Божиим, если он несет на землю слово о Царствии?

- Так оно и есть, - отвечал путник.

- Но если сатана есть лукавый, который похищает посеянное в сердце человека слово о Царствии, то сатана прекрасно использует это слово о Царствии в своих корыстных целях, искушая человека...

- Твои помышления истинны, - отвечал путник.

- Тогда Святое Писание, которое создавали пророки, сыны Божии, неся слово о Царстве, сатана прекрасно знает...

- Вот именно! - прервав фразу Иисуса, отвечал путник.

Иисус понял, что путнику надо задать вопрос о тех зернах, которые упали на каменистую почву.

- А что означает зерно, посеянное на каменистых местах? - спросил Иисус путника.

- Посеянное на каменистых местах, - отвечал путник, - означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется.[50]

- Получается, что зерна, которые сеет сеятель - Сын Божий, есть люди, принявшие слово о Царствии, но еще не умеющие использовать это слово для своего блага из-за земной суеты, они соблазняются земными благами, погружаются в грех и сохнут, погибая?

- Чем больше человек будет общаться с Богом, тем увереннее и надежнее он сможет использовать слово о Царствии для своего блага, - отвечал путник.

- А посеянное в тернии что означает? - спросил Иисус путника.

- Посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно.[51]

- Неужто слово о Царствии может быть бесплодным? - удивленно спросил Иисус путника.

- Нет. Слово о Царствии всегда несет плод, только обольщенный земными богатствами не видит этого божественного плода, ослепленный земными грехами.

- Тогда получается, - начал говорить Иисус, - посеянное на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.[52]

- Именно так, - одобрил путник размышления Иисуса, а далее продолжил, - надо обладать и говорить притчевым языком, чтобы узнать разумеющих, которые вместят в свои сердца услышанное слово, дающее им стать плодоносящими. Ибо Сыну Божьему придется обладать притчевым языком, чтобы отыскать среди народа тех разумеющих, которые станут Его учениками, чтобы стать плодоносящими, одни во сто крат, другие в шестьдесят, иные же в тридцать.

- Почему же сеятель, - вопрошал Иисус путника, - не сеет свое зерно сразу на добрую землю, ведь он прекрасно понимает, что зерна, упавшие при дороге, на каменистую почву, в тернии, не дадут желаемого плода?

- Это мы с тобой видим, как зерна сеятеля падают при дороге или на каменистую почву, или в тернии, или на добрую землю, а на самом деле - всё это есть образы сердец человеческих, то есть это разные люди, которые образуют племена, народы и языки, - научал путник Иисуса, - поэтому сеятелю нужно обладать притчевым языком, ибо кто имеет уши слышать, да слышит.[53]

- Получается, - говорил Иисус, продолжая мысль путника, - что притчевый язык помогает определить, кто видя не видит и слыша не слышит, и не разумеет.

- Чтобы сбылось пророчество Исаии, - заговорил путник, пытаясь завершить свою мысль, - которое гласит: "Слухом услышите, и не уразумеете; и глазами смотреть будете, и не увидите; ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их".[54]

- А кто это такой "Я", который может "исцелить их"? - спросил Иисус путника и был поражен тем, что то место, где он видел сеятеля, заполнялось племенами, народами и языками, протягивающими к нему руки.

- Ты! - отвечал путник.

- Я? - удивленно переспросил Иисус и повернулся к путнику... Но прервал свою речь, ибо вместо путника увидел светящийся столб, упирающийся в небеса.

Этот столб света, захватив Иисуса, стал сползать в кишащую толпу народов, кричащих: "Боже! Спаси нас".

Иисус проснулся. Он почувствовал, что его правая рука держит песок. Когда он приподнялся, то обнаружил, что накидка, которой он укрывался, была обсыпана песком, а там, где находилась правая рука с песком, образовалось углубление.

"О, Господи, помоги мне уразуметь, - произнес вслух с придыханием Иисус, - да будет воля Твоя!"

Некоторое время Иисус сидел, осмысливая всё то, что он увидел и запомнил во сне. Потом огляделся. Было светло. Солнце уже поднялось над горизонтом, но пелена облаков делала лучи солнца неяркими. Встав на колени, Иисус благодарил живой молитвой Господа Бога и всё, что его окружало, и припадал своим челом к земле. Затем он проделал свои очистительные процедуры, используя источник воды из своего колодезя - плоти. При этом в его устах журчала благодарственная, живая молитва к Богу.

Немного походив вокруг своего места, Иисус сел около того камня, где медитировал, набросил край накидки на голову, чтобы его прикрытые глаза оказались в полумраке, и стал творить Благодарственную мантру-молитву Богу, что помогало ему погрузиться вглубь своего сознания.

Ему надо было сосредоточиться так, чтобы выйти на светящегося Учителя. Ибо Иисусу хотелось узнать, как этот Учитель раскроет искушение Христа в пустыне.

Проваливаясь в светящуюся точку, которая возникла перед его закрытыми очами, Иисус обнаружил себя сидящим в красивом саду перед большим медным зеркалом, но он не видел там своего отражения из-за пелены, которая постепенно истаивала. Вдруг это зеркало растворилось, и перед Иисусом оказался сидящим тот прекрасный юноша в набедренной повязке, который ранее представал пред ним. Глаза Иисуса любовались красотой юноши и излучали любовь, которая отображалась в его улыбке. Юноша, глядя на Иисуса, тоже улыбался, и его глаза источали свет любви. В этом свете любви Иисус услышал слова: "Когда я люблю, я хочу слиться воедино с объектом любви".

Юноша дал насладиться глазам Иисуса, а затем мягко заговорил нежным, ласковым голосом:

- Если ты желаешь узнать об искушении Христа в пустыне, то пусть твои очи не блуждают с любовью по моему телу. Пусть красота моего тела, как твое внутреннее отражение, перетечет в мои глаза, чтобы помочь тебе сосредоточиться на моих глазах. И думай о том, что говорил светящийся Учитель.

Иисус устремил свой взор в очи юноши и стал сосредоточенно вспоминать речь Учителя о Христе. Пелена постепенно окутывала весь сад, а затем поглотила и юношу. Последними в этой пелене растворились глаза юноши, источавшие свет любви и послышалось: "Слушай!"

Из пелены зазвучал голос, уже знакомый по тембру, хотя Учителя он еще не видел:

"Представьте себе, что вы, как земляне очищаетесь в пустыне. Если вы всегда обращаетесь к Господу Богу, это поможет вам выйти из пустыни и приобрести для себя желаемую пищу, как на духовном уровне, так и на материальном, земном. Ибо сказано: "Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело - одежды? Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?.. И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, ни прядут... Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: "что нам есть?" или: "что пить?" или: "во что одеться?" ...Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы".[55]

"Да, - подумал Иисус, - Царствие Божие и Его правда заключены в Слове Божием. Поэтому если человек питается Словом Божиим, то он обретет и питие, и пищу, и одежду".

Наконец из пелены стали вырисовываться разноцветные пятна, и появился светящийся Учитель, из уст которого текла речь:

"Посмотрите, как гениально перекидывается речевой мостик от фразы Христа: "Не хлебом одним..." во время Его первого искушения в пустыне к вышеприведенным изречениям Христа, которые будут записаны евангелистами. Это помогает осознать, что когда мы попадаем в ту или иную ситуацию, создающую нам голод, то мы прежде всего должны думать о Слове Божием, а не о той еде, пище, которую бы мы сейчас желали. Ибо, чем больше человек приобретет в себе Слово Божие, тем скорее благодать Божия снизойдет на него и реализуется на материальном уровне. Божественные благие энергии выведут его из сложившейся ситуации голода, в которую он либо вошел специально, либо она его окружила без его ведома.

Христос, пройдя первое искушение хлебом, учит смиренно выждать и погрузить свое сознание в Слово Божие, а не спешить сразу делать чудо. Ибо материальное должно создаваться естественным путем. Если человек осознает себя Сыном Божиим, Мессией, то он ни на йоту не должен возгордиться: "О, я - Сын Божий! Дай-ка я сейчас камни превращу в хлеба..." Тогда обрадованный Искуситель воскликнет: "Зачем в хлеба? Лучше преврати во вкусный пирог! Или сделай стол из прекрасных яств! Ты же Сын Божий! Тебе же только слово сказать - и всё будет на столе!" Вот вам и скатерть-самобранка! Конечно, если в сказке человек обладает волшебным словом, по которому появляется скатерть-самобранка со всевозможными яствами, то и Сын Божий сможет это сделать. Но Сын Божий знает четко: что сотворено природой и руками человеческими - всё это должно появляться естественно в руках Сына Божиего, а не чудом, волшебством. Но главное, что осознал Христос: всё материальное создано Словом Божиим. Поэтому Христос и отвечает Искусителю: "Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих".[56] Так Христос наставлял Искусителя, который предстал пред Ним в облике мага-волшебника или в облике пустынника-пророка, и говорил на мысленном уровне: "Если ты волшебник, пророк, значит - и Сын Божий. Но Сын Божий несет Слово Божие, а не творит чудеса, подобно магам". Искуситель не принял наставления Христа, ибо ему казалось, что Сын Божий должен быть магом-волшебником, как и он, Сатана. Ибо все маги на земле были под его (Сатаны) покровительством. Сам же маг не ведал того, что служит Сатане.

Так Христос осознал, что магия есть искушение, и пытался на текст из Писания, вложенный в уста Искусителя, отвечать другим текстом из Писания, в котором оживало Слово Божие, корректируя данный текст с Духом Святым.

Если Искуситель получает достойный ответ и не знает, что еще сказать, то он исчезает с глаз, растворяется, уходит незаметно. Или это могло произойти примерно так: Христос поблагодарил пришельца-мага или путника-пророка за совет, как насытить себя, а тот сказал: "Ну, что ж, я пошел дальше... Мир тебе, счастья!"

 

* * *

Энергоинформационное поле содержит не только запись событий, но и многовариантность способа их свершения, что и дает свободу выбора Иисусу.

 

* * *

Анализируя всё вышесказанное о первом искушении Христа, мы теперь сможем осознать, как и нам надо поступать, если мы хотим войти в Царство Божие. Мы из уст Христа узнали, что наши уши должны внимать Слову Божиему. Как это понять? Может быть, взять Святое Писание и читать? Ведь Святое Писание - слово Божие. Но мы из Святого Писания узнаем: буква убивает, а дух животворит;[57] буква - мертва, а дух, точнее, слово из уст Божиих есть жизнь! Значит, не всякое слово в Святом Писании есть слово Божие.

Христос понял благодаря Духу Истины, что надо слушать Слово Божие, исходящее из уст Божиих. Поэтому Христос мог магу-искусителю или путнику-пророку сказать в ответ так: "Я и пришел в эту пустыню, чтобы слушать Слово Божие, которое должно открыться во мне. Если я Царство Божие ищу в себе, то и Бог должен быть во мне, а значит, Слово Божие должно жить во мне. А ты (имеется в виду Искуситель) говоришь, что написано, а значит, говоришь мертвое. Я же тебе скажу, что Бог говорит всегда Слово живое!" Вот почему Искуситель в облике пастыря-пророка удалился, ибо его уста знали букву закона, но не живое Слово Божие. Но это не говорит о том, что Искуситель должен предстать перед Христом грязненьким, паршивеньким, с копытцами и с хвостиком, с ушками и рожками. Надо помнить всегда: Сатана или Диавол, пребывает прежде всего в нас и возникает он перед нами в виде того или иного человека в различных образах. Ибо в своем видении мы общаемся с теми, кто вышел из нашей плоти и спроецировался перед нами.

Почему в первом искушении явился Христу маг-волшебник или пастырь-пророк? Мы знаем, что Иисус Христос прошел все тайные школы Востока, обретая мистический опыт разных Учителей, Он научился не только медитировать, но и лечить взглядом и руками, что само по себе является магическим приемом. И вот Христос теперь в пустыне, чтобы выйти на общение с богом Израиля Яхве (Иеговой).

Когда снаружи не поступает в плоть материальная пища, то на четвертые сутки организм человека переключается на внутреннее питание и перед медитирующим возникают видения. Надо помнить, что эти видения осознаются таким человеком как реальный факт. Ибо видение он вызвал вибрациями из своего сознания. А значит, люди в видениях будут для него такими же реальными, как он сам для себя реален, со всеми ощущениями. Другой же человек, наблюдающий за медитирующим, не увидит с внешней стороны то, что видит медитирующий в своей реальности. Ибо каждый из них видит свою реальность согласно своим вибрациям.

Анализируя человеческую жизнь, возможно, Христос в пустыне взял в руки камень. Ведь человечество всегда будет ставить перед собой вопрос: в чем смысл жизни? И искать ответ. Эти помыслы вызвали у Иисуса те энергии, которые прежде всего затронули и поставили перед Ним вопрос: "Ты ли Сын Божий?" А значит, появится перед Ним и видение, в котором искуситель в своем изречении обязательно об этом упомянет: "Если ты Сын Божий..." И тут надо быть очень аккуратным, внимательным и иметь в себе Духа Истины. Эта фраза: "Если ты Сын Божий..." будет относиться ко всем пророкам, мессиям. И если на Землю придет Мессия, то и Ему могут также сказать: "Если Ты Сын Божий - сделай чудо!"

О, как соблазнительны эти слова для человека, обладающего магическими или экстрасенсорными способностями! Надо не поддаваться на этот соблазн. Да, если ты Сын Божий, в тебе обязательно будут божественные энергии, которыми можно творить чудеса. Но лучше для тебя, если чудеса творятся при вынужденной ситуации или в виде исцеления, без самолюбования и скромно.

Итак, мы видим, что первое искушение - гениальное! Это искушение мог распознать только Сын Божий. Другой человек - пустынник это искушение просто бы не понял. Тогда тот, кто бы явился перед ним, не стал бы его называть Сыном Божиим. Но коль Иисус Христос услышал эту фразу: "Если Ты Сын Божий...", то мы должны понять её с Его точки зрения, которая примерно такова:

Когда тебе говорят: "Если Ты Сын Божий...", - значит, ты и есть этот Сын Божий, хотя слово "если" указывает на то, что тебя искушают. Поэтому ты ни в коем случае не должен возгордиться и заявить о себе, что ты - Сын Божий, Мессия. Ты можешь лишь на эту фразу сказать, опять-таки словами Христа: "Ты сказал, что я Сын Божий или Мессия". Такая ответная фраза "Ты сказал (что я есмь тот-то или тот-то)", - указывает на то, что твои уста о самом себе ничего подобного не говорили, чтобы возвыситься перед говорящим или толпой. А значит, гордыня в твоем сердце не будет зарождаться. Это и должен уже знать человек, претендующий на роль проповедника, носителя слова Божия, особенно - будущий Мессия. Поэтому если человек почувствует, что может претендовать на роль Мессии, опираясь на внутреннюю интуицию или на знаменье с Неба, то он, являясь истинным Мессией, никогда об этом не должен заявлять во всеуслышание. Ибо Христос показал, как отличить Божиего пророка, Мессию от лжепророков и лжемессий, сказав: "По плодам их узнаете их!"[58] Поэтому надо творить и поступать как Сын Божий, если ты воистину Сын Божий. Но без Духа Святого, Духа Истины вряд ли человек может стать Сыном Божиим, Мессией. Мессия на Земле в человеческой плоти творит деяния естественно, подобно тому, как Бог естественно творит природу. С одной стороны, Сын Божий, Мессия ведет себя очень просто со всеми людьми, как простой человек, а с другой, - он Целитель душ человеческих. В целительстве же всегда найдется место для чуда. Ибо в целительстве Мессия и проявляет чудеса, которые доступны только Ему, как Сыну Божиему. Да, по деяниям человека, по несению людям Слова Божия и по тому как он исцеляет людей, познается кто есть кто.

Если к такому целителю, который распространяет Слово Божие, приходит человек и говорит: "Вылечи меня, ибо мне приснилось, что ты лечишь и что в тебе энергии Господа..." - то целитель должен быть осмотрительным. С одной стороны, он не должен впасть во искушение, возгордиться и сразу исцелять просящего, а с другой, - он должен принять эту информацию из уст просящего к сведению. Целитель, если практикует лечение, подобно экстрасенсам, должен попробовать исцелить просящего, сказав примерно так: "Как ты сказал, так я и поступлю. Всё в руках Божиих! По вере твоей воздастся тебе". И если исцеления не произойдет, то целитель всегда может сказать: "Прости меня, я не виноват, что ты не исцелился, ибо вера твоя слаба. Ты сказал, что я тебя исцелю, я же так не говорил. Но по твоей просьбе я попытался с Богом тебя исцелить..." То есть у целителя всегда должна быть эта внутренняя защита: смирение, кротость, терпение, неосуждение... Но если свершилось чудо и исцеление произошло, то целитель не должен этим возгордиться и пребывать в тщеславии. А опять-таки опираясь на опыт Христа, произнести: "Не говори, что я тебя излечил". Этой фразой целитель не зарождает в себе гордыню и тщеславие. А тот, кто исцелится, принимая это как божье чудо, всё равно будет разносить весть своего исцеления: "Он - Господь! Я был слеп, а он меня сделал зрячим". Это простая истина: не претендующий на славу обретает славу!

Раскрывая первое искушение Христа в пустыне, мы видим, что человек всегда будет искушаться в еде. Так стоит ли, спрашивается, этого искушения бояться? Нет, конечно, никогда не надо бояться. Ибо это и показал Христос. Его приглашали к своему столу трапезничать разные люди: священники и богатые, у которых стол ломился от всевозможных яств; мытари и блудницы... то есть люди разных сословий, от богатых до нищих. У каждого из них был свой стол со своим угощеньем, и Христос вкушал с ними. В кругу простых людей и нищих Христос не брезговал, вкушая просто хлеб и воду. Надо помнить, что независимо от того, к какому столу ты приглашен трапезничать, любая еда на столе будет для тебя искушением, проверкой на смирение, кротость, милосердие, терпение, неосуждение... благодарность к Богу. Ибо тебя должны волновать не съедаемые блюда, а то, какая духовная пища будет рождаться во время трапезы, когда люди за столом начнут беседовать, общаться, и о чем они будут говорить. Слова, льющиеся из их уст, и есть главная пища за столом. Вот по этой пище и выясняется, кто есть кто. Поэтому, если вы, будучи в тех или иных обществах, будете трапезничать, вкушая смиренно предложенную вам пищу, ищите пищу духовную, которая польется из уст сотрапезников. Эта речевая информация для вас не случайна и может вам показать ваши скрываемые прегрешения. Чтобы распознать это, вы всегда должны анализировать такую пищу с Духом Святым, Духом Истины и в сердце своем благодарить Господа Бога за духовное прозрение. И Бог очистит вас через Благодарственную молитву, которая должна рождаться в вашем сердце.

Помните, когда вам не дают лакомого куска, - никогда не обижайтесь. Знайте, если вам не дают что-либо желаемое, или вам не досталось - вы это еще не заслужили. Помолитесь благодарно Богу любвеобильной молитвой, и вы будете удивлены, когда вам подадут желаемое. Ибо не претендующий на желаемое получит желаемое! Но если вы обиделись и злитесь на то, что вам не достался лакомый кусочек, то у вас отнимется и то, что у вас есть. Это сделают ваши собственные энергии зла, которые вы сами породили в своих помыслах и деяниях.

Поэтому будьте всегда внимательны и всегда порождайте в сердце своем любовь ко всему и ко всем, и тогда вас будут окружать другие с подобной любовью, нежностью, теплотой, добротой, человечностью. Если же вы внутри себя зарождаете нелюбие, осуждение, злость... делая себя черствым по отношению к другим, то и вас будут окружать подобные: черствые, ревнивые, постоянно спорящие, осуждающие...

Итак, из фразы Христа "не хлебом одним..." мы определяем, что существует пища материальная и пища духовная (пища Божественная - Слово Божие) и что от пищи духовной зависит материальная пища. Хотя мы не отрицаем влияния материальной пищи на духовную.

Углубляясь в содержание ответной фразы Христа: "Не хлебом одним...", мы заметим, что эта фраза дается в виде зерна, которое духовные люди могут посеять в своем сердце, чтобы раскрыть и показать ищущим людям, что в нем сокрыто. В этом зерне нас должна привлечь следующая строчка из фразы Христа: "...но всяким словом, исходящим из уст Божиих".

Когда у человека будут уста Божии? Ответ только один: когда в нем будет присутствовать Дух Святой, Дух Истины! Если человек через любвеобильную молитву к Богу обретет в себе Святый Дух, тогда его уста будут изрекать божии слова, то есть из его уст потечет живительная речь. Эта живая божественная речь и будет тем целительным нектаром, тем чистым родником, к которому люди будут постоянно припадать, постоянно будут пить и постоянно наслаждаться. И эта фраза Христа, как мостик в будущее, помогает нам определиться и, рассуждая о пище, призадуматься, что первично: материя или Дух?

Если мы для себя осознаем, что Духом Божьим сотворены все миры в Мироздании и сотворена материя... Земля и на ней жизнь, тогда мы скажем, что первичен Дух, первична Божественная Животворящая Энергия. Всё этой Энергией порождается, поддерживается и всё к Ней возвращается. И если Дух Божий порождает материю, значит, материя вторична, но материя влияет на дух человеческий, ибо человек есть проводник между материей и Духом (Богом).

Кроме всего этого, этот мостик (фраза Христа) в будущее дается нам для того, чтобы мы, воплотившись на Земле, искали того божественного земного человека во плоти, который будет обладать Духом Святым и уста которого будут изрекать Слово Божие. Ибо просто так извне или внутри себя простой человек Слово Божие не услышит. Конечно, есть люди, которые, благодаря прошлым наработкам: уходу в пустыню, уединению, затворничеству - вдруг начинали слышать голоса, либо как бы с внешней стороны, либо внутри себя. Но мы уже знаем, что слышащий голоса не есть тот, который слышит Господа Бога. Он же не знает, не ведает, кто ему нашептывает что-либо на ухо. То есть надо быть внимательным как к видениям, так и к нашептываниям, голосам. Для этого надо распознать: кто нашептывает или говорит нам, какие слова и фразы. Чтобы точнее определиться в этом распознавании, кто есть кто, мы и указываем на семь основных эпитетов или семь божественных качеств. Пропуская через эти эпитеты, как через сито, слова, изречения, учения, которые нам предлагают, мы можем определить иерархическую ступень информации, поступающей к тому или иному человеку-контактеру, претендующему на истину.

Помните! Бог говорит всегда озарением, а не нашептыванием. Бог никогда человека не будет делать рабом или роботом, чтобы посылать информацию через нашептывание или же через видение. Бог не дает голосом слова, фразы, учение, ибо буква мертва, а дух - животворит. Буква (или слово) мертва оттого, что становится догмой. Господь Бог озаряет Своей широтой и полнотой осмысления того, кто несет Слово Божие. Он озаряет Любовью, Щедростью, Пониманием. Всё зависит от творческой натуры самого человека, вставшего на путь Господний, как он теперь это божественное озарение переведет в слово Божие и какими словами запишет это озарение. Когда информация озарения будет записана, тогда через призму семи эпитетов мы сможем проверить её истинность.

Мы приходим к выводу, что Слово Божие, исходящее из уст Божиих, будет литься благодатно из уст человеческих. Поэтому уста Христа - это были уста Божии, из которых лилось Слово Божие.

Мы, находясь на своих ступенях духовного развития, хотим приобрести для себя знания, благодать. Мы ищем божественного Учителя, а когда повстречаем его, то слушаем, что изрекают его уста. Мы слушаем ушами, а на его речи отзываемся сердцем. Что благодатно ложится на наш слух, то благодатно ложится и на наше сердце. Если от речей проповедника в наших ушах диссонанс, то и сердце отторгает эти речи проповедника, ибо и на сердце от таких речей неуютно, неблагодатно. Так происходят наши поиски Сына Божиего, Сына Человеческого.

Господь Бог - Щедрый, Благий, Заботливый, Он посылает миру Сына Божиего и через Своего Сына дает божественные знания людям, народам, языкам. Эти знания должны быть живыми, благотворящими. Эти божественные знания должны быть как живая вода, оплодотворяющая землю. Земля от этого хорошеет и плодоносит. А когда умываешься такой водой, то преображаешься. Если пьешь эту воду, то болезни исчезают. Такая Небесная живительная вода исцеляет, дает наслаждение, ведет к одухотворению и преображению...

Сын Божий - это и есть живительная вода с Небес, это и есть живой хлеб с Небес, и кто пьет эту воду и ест этот хлеб, тот обретает в себе вечную жизнь! Всякое слово, исходящее из уст Божиих, исходит из уст Сына Божиего. Если Сын Божий изрекает слово, то это есть слово Божие, которым будет питаем каждый человек. Слова Сына Божиего насытят любого, кто направит свои уши, очи и свое сердце к этому слову Божиему!"

Иисус задумался над выше произнесенной фразой светящегося Учителя. В это мгновение пелена окутала светящегося Учителя и его слушателей. Это видение растворялось в круговороте мозаичных пятен. Сам же Иисус ощущал, что летит непонятно куда внутри воронкообразной круговерти. Вот перед ним выплыла фигура мага-волшебника, который предстал перед Иисусом в пустыне, и послышался голос: "Если ты Сын Божий..." Но это видение исчезло в круговороте, и появилась фигура священника-пастыря, и опять послышался голос: "Если ты Сын Божий..." Но и эта фраза не была закончена, ибо и это видение исчезло в мозаичном круговороте. Зато появилось другое видение - фигура пророка-пустынника, из уст которого Иисус услышал голос: "Если ты Сын Божий..." Когда и это видение пропало, то выплыла прекрасная фигура юноши, и из его уст полилась речь: "Ядущий живый хлеб с Небес и пьющий живительную воду с Небес, становится Сыном Божиим..." Это видение также исчезло.

Постепенно Иисус пришел в себя. В глазах было темно. Не открывая глаз, Иисус рукой пощупал песок, затем свои ноги, тело, лицо и камень, возле которого медитировал. Осознав, что он находится в пустыне, открыл глаза. Была ночь, светила растущая луна, блистали звезды. Кое-где по небосводу плыли облака.

Когда его вытянутые ноги обрели силу, Иисус медленно встал, чтобы совершить прогулку по пустыне. В устах его журчала любовная молитва Богу. Он останавливался, кланялся и опять продолжал творить молитву Богу. Душа Иисуса пребывала в духовной радости, и эту радость он передавал всему, что его окружало. Набродившись, он вернулся к своему месту, поправил песочное ложе, постелил накидку и улегся в свои ясли. Иисус смотрел в бездонное темное небо, усыпанное звездами, и вспоминал, что он видел и слышал в своих снах и видениях. Иисус осознал для себя главное, что Слово Божие должно быть ему пищей и питием. Он сладостно потянулся, зевнул, закрыл глаза и через молитву Благодарения погрузился в сон. Природа пустыни ласково склонилась над ним и тихо, нежно напевала: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 7

 

УЧИТЕЛЬ ПРАВЕДНОСТИ

 

 

Иисус проснулся. Сердце его стучало ровно и спокойно. Он глубоко вдохнул через нос и медленно выдохнул. Ощущая себя обновленным, Иисус приподнялся. Огромный раскаленный диск солнца, отрываясь от горизонта, приветствовал Иисуса, пытаясь своими лучами прорваться сквозь дымку небосвода, чтобы обнять его и осветить всю местность пустыни. Когда Иисус замер и стал не мигая смотреть на солнечный диск, то диск увеличивался в размере, а вокруг него вырисовывался зеленоватый обруч. Край этого обруча, соприкасаясь с раскаленным диском, имел бронзовый отлив. Иисус раскинул свои руки по сторонам, как бы пытаясь своей любовью обнять солнце. Вся его душа наполнялась любовью к Богу. Когда первые лучи солнца стали обнимать пустыню, то перед очами Иисуса солнце исчезло, превращаясь в прекрасного юношу со светящимся бронзовым телом. Как Иисус пытался обнять солнце с любовью, так и юноша пытался с той же любовью обнять Иисуса. Неописуемая благодать пробежала по всем членам тела Иисуса сверху вниз, а затем снизу вверх. От такого объятия в любви Иисус боялся шелохнуться. Юноша светился всё ярче и ярче. Вот от ослепительных лучей солнца Иисус моргнул, и видение исчезло. Чтобы глаза отдохнули от напряжения, он их закрыл. Багровый цвет фона при закрытых глазах постепенно переходил в фиолетовый, в центре светилось желтое пятно, меняясь на оранжевое, а вокруг желтого диска сияло зеленое кольцо. Пятно, меняясь в цвете, растворилось уже на багровом фоне и стало темным. В голове Иисуса всплыла фраза: "Когда я люблю Бога, моя душа сливается с Ним".

Иисус открыл глаза, поблагодарил Бога и всё, что его окружало, поклонившись на все четыре стороны света.

Совершив все свои утренние действия, Иисус предвкушал получение новой информации от своих медитационных погружений в сознание. В голове почему-то возникла мысль о взаимодействии ученика с Учителем, Посвященным: "Если Учитель, Посвященный становится Сыном Божиим, то Его учениками становится простой люд, взрослый, возмужалый, грубый, а не чистые отроки, чьи души подобны мягкой глине. Любовь отрока к Учителю несравнима с любовью взрослого к этому же Учителю. Те тайны, которые Учитель-посвященный раскрывал постепенно перед учеником-отроком, должны теперь открыться и для всего народа. Но когда?"

Иисус подошел к камню, возле которого медитировал, уселся, скрестив ноги, набросил накидку на голову, прикрывая верхнюю часть лица, и погрузился в дальнейшие размышления об учениках и Учителе, Посвященном:

"Иоанн раскрыл тайну крещения. Точнее, тот ритуал посвящения, который был только для посвященных, а теперь стал всенародным. Значит, очищение посвящаемого должно стать очищением народа не только через обряд крещения, но и через знания, которые использовал ученик, чтобы взойти на ту или иную ступень посвящения. Что было тайным, должно становиться явным..."

Вдруг Иисус внутри себя и вокруг себя услышал голос: "Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным; и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу; ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы".[59] Туманность с его очей спала, и он увидел себя учеником, сидящим перед Учителем Праведности.

- Какой закон древних ты знаешь, чтобы удерживать порядок в городах и в стране? - спросил Иисуса Учитель Праведности.

- Сказано древним: "не убивай, - отвечал ученик Иисус, растягивая каждое слово, - кто же убьет, подлежит суду".[60]

- А чем можно убивать? - спрашивал Учитель.

- Мечом, копьем, стрелой, камнем, дубиной...

- А звуком можно убивать?

- Видимо, можно, - отвечал ученик Иисус.

- Значит, и словом можно убивать?

- Получается так, если слово произнесено...

- Чем должно быть насыщено слово, чтобы нести в себе энергию убиения? - спрашивал Учитель.

- Эмоциями...

- Какими?

- Гнева, злобы...

- А на кого должен быть направлен гнев?

- На врага, неприятеля...

- А разве брат на брата не гневается?

- Бывает и такое...

- Но древним сказано: "Возлюби ближнего твоего (брата), как самого себя",[61] - говорил Учитель.

- Да, сказано...

- Тогда какой закон надо создать, чтобы любой человек из народа мог очищаться от греха убиения?

- Не ведаю, - отвечал ученик Иисус.

- Это должно звучать так, - говорил Учитель, - что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака"[62], подлежит синедриону[63]; а кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной.[64]

- Если эту истину, - строил свою фразу ученик Иисус, - донести до народа, тогда заповедь божья "не убий" будет исполняться лучше и грех убиения будет в народах истаивать.

- Так по логике и должно быть, - заключил Учитель и далее продолжил:

- Но давай продолжим наш поиск очищения от земных грехов. Когда человек приносит дар свой к жертвеннику, он очищается от своих грехов?

- В народе думают, - отвечал ученик Иисус, - что это дает очищение.

- Тогда какое очищение должно быть первичным, - говорил Учитель Праведности, изменяя постановку вопроса, - примириться с братом твоим, если твой брат имеет что-нибудь против тебя, или же принести дар твой к жертвеннику?

- Если за слово "безумный" говорящий так подлежит геенне огненной, то, видимо, вначале надо мириться с братом своим, - размышлял вслух Иисус.

- Верно! Теперь мы для себя попытаемся сформулировать и этот закон очищения, - говорил Учитель. - Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.[65]

- Получается, что и заповедь: возлюби брата твоего... засияет своей полнотой! - радостно воскликнул Иисус.

- Но этого мало, - наставлял Учитель, - ибо брат твой может быть и соперником твоим.

- Тогда, - заговорил Иисус, - мирись с соперником твоим скорее...

- Пока ты еще на пути с ним, - продолжил Учитель, - чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу.[66]

- И что со мной будет, если меня ввергнут в темницу? - говорил Иисус, как бы играя роль провинившегося грешника.

- Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта,[67] - заключил свою мысль Учитель.

- То есть пока не расплатишься за все свои греховные долги?

- Да, - изрек Учитель.

- Значит, люди, узнав об этом, будут пытаться не соперничать друг с другом, а превращаться в братьев, очищаясь от своих грехов?

- Хотелось бы в это верить, ибо народ не будет счастлив, если люди будут соперниками между собой. Какой еще древний закон ты знаешь? - спросил Учитель Иисуса.

- Сказано древним: "не прелюбодействуй",[68] - ответил Иисус.

- А я говорю, - продолжил Учитель, - что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.[69]

- Получается, что прелюбодеяние порождает грех не только во время самого плотского взаимоотношения между мужчиной и женщиной, но и во время взаимоотношений на уровне мысли? - спросил Иисус Учителя.

- Наша мысль заставляет нас действовать. Если наши помыслы греховны, то и деяния наши обретут греховность, но если наши помыслы чисты и несут благо, то и деяния наши будут благи. А это даст возможность обретать в себе совершенного человека, - наставлял Учитель Иисуса, - для этого ты и пребываешь в нашей школе. Ибо совершенный человек может взойти до Бога, став сам богом. Когда-то и ты был богом, но теперь ты в человеческой плоти. Своей плотью ты сковал в себе совершенного человека. И чем больше ты будешь грешить, тем больше ты сковываешь в себе совершенного человека.

- А через что в нашей плоти сковывается совершенный человек?

- Через глаза, руки и ноги...

- И как тогда поступать с этими частями тела? - удивленно спросил Иисус.

- Если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, где червь их не умирает, и огонь не угасает.[70]

- А что делать с рукой?

- И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает, и огонь не угасает.[71]

- Тогда получается по этой аналогии, - заговорил Иисус, - если нога твоя соблазняет тебя, отсеки её: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает, и огонь не угасает.[72]

- Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится. Соль - добрая вещь; но, ежели соль не солона будет, чем вы её поправите? Имейте в себе соль, и мир имейте между собою,[73] - притчевым языком заключил речь Учитель.

- Но как я сам себе вырву глаз, отсеку руку или ногу, если меня тянет к женщине, чтобы совершить с ней любовь? - вопрошал взволнованно Иисус.

- Не принимай эти изречения как реальный физический акт своего очищения. Ибо это образно-символический язык, притчевый язык, которым ты должен уметь пользоваться. Притчевый язык заключает в себе информацию сразу на всех уровнях по иерархической системе. Как ученик или любой человек будет понимать эту притчу, согласно этому Учитель определяет духовный уровень данного ученика или человека. Притча - это есть пирог с разнообразной начинкой внутри. Такой пирог притягивает наши очи, а наш рот и язык хотят понять вкусовые качества этого пирога. Притча - это та загадка, разгадать которую всегда будет стремиться человек. Погружаясь в смысл той или иной притчи, человек развивает свой ум и обретает новые знания. Разжеванная притча, как и разгаданная загадка, становится неинтересна для познающего. Ибо разжеванный пирог превращается в неприглядное месиво, от которого отворачиваются глаза, а уста не хотят принимать его.

Поэтому если ты к себе захочешь привлечь людей, то твой язык должен быть притчевым, тогда к тебе притянутся твои последователи и ты всегда будешь интересен народу.

Посвященный, - продолжал Учитель Праведности, - из своих знаний, которыми он обладает, готовит пирог-притчу и подает ученику, наблюдая, как ученик вкушает, чтобы определить его духовный уровень. Посвященный никогда свой приготовленный пирог не будет разжевывать ученику. Медитируя на заданную притчу, ученик обретает в себе духовную пищу, обретает мудрость, поднимаясь по ступеням знания к Богу.

Так и ты, - наставлял Учитель Иисуса, - должен своим умом погружаться вглубь этих очистительных законов, показанных тебе притчевым языком, чтобы обретать мудрость, божественные знания.

- Значит, - заговорил ученик Иисус, - глаза, руки, ноги... - это есть образы механизмов, через которые человек совершает грехи. Поэтому эти механизмы надо остановить.

- Верно.

- А для этого надо использовать, - продолжал Иисус, - меч, огонь и соль, как символы очищения. Но соль помимо своей сохранной функции обладает белизной, а значит, символизирует чистоту.

- Именно так, - подтвердил Учитель.

- Поэтому, - развивал свою мысль Иисус, - иметь в себе соль - означает содержать свои помыслы в чистоте и сохранять их такими.

- Я рад за тебя, - любовно похвалил Учитель ученика Иисуса, - но давай поговорим о других древних законах, которые нам должны помочь не допускать грех прелюбодеяния. Например, что сказано о разводе?

- Сказано, - отвечал Иисус, - что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную.[74]

- А я говорю, - продолжил Учитель, - кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.[75]

- Как же тогда быть? - вопрошал Иисус, - ведь развод дает возможность не зарождать дальше в себе грех нелюбия по отношению к нелюбящей жене.

- Тогда кем может стать нелюбящая жена по отношению к своему мужу? - ответный вопрос задал Учитель Иисусу.

- По всей вероятности, соперником, противником, - анализировал Иисус.

- А мы с тобой о чем выше говорили?

- Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним...[76]

- Вот именно, - подтвердил Учитель и продолжил. - Вспомни, что во время венчания совершают жених и невеста перед священником?

- Дают клятву...

- А что сказано в законе?

- Сказано древним: "не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои",[77] - произнес Иисус.

- А я говорю, - заговорил Учитель, - не клянись вовсе: ни небом, потому что оно Престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.[78]

- И как же тогда быть?

- Но да будет слово ваше, - продолжал Учитель, обращаясь как бы к своим ученикам, которых ученик Иисус не видел, - "да, да", "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого.[79]

- От лукавого?

- Да, от этого наши помыслы обретают налет греховности...

- Но как же мне мириться с соперником? - допытывался Иисус, - если древним сказано: "око за око, и зуб за зуб"?[80]

- А я говорю, - вразумлял Учитель, - не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую.[81]

- Как я понял, - объяснял Иисус, - если недруг, соперник, нелюбящая жена ударит меня по щеке, то я должен обратить другую щеку к обидчику, от этого гнев не будет зарождаться во мне, а гнев в обидчике будет истаивать. А это не дает возможности порождать в себе грех из-за злобы. И кроме этого, не противясь злому, я как бы погашаю гнев в обидчике, а значит, грех в обидчике больше не зарождается.

- Твои размышления верны, - одобрительно кивал головой Учитель, - но я тебе скажу и другое, как, не противясь злому, ускорить свое очищение от грехов.

- Я весь во внимании, Учитель.

- И кто захочет судиться с тобою, - наставлял Учитель, - и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду.[82]

- А ведь как раз развод не происходит без судопроизводства. Тем более при разводе возникает дележ, и у тебя пытаются отнять рубашку, как образ того богатства, которое ты приобрел во время совместной супружеской жизни. Хотя твое наставление, Учитель, шире и выходит за рамки семейного союза. Ибо разные люди судятся между собой по разным причинам...

- Твоя сообразительность меня радует, - промолвил Учитель, - но как быть, если тебя принуждают?

- Смириться.

- И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два,[83] - уточнял Учитель.

- А что означает "иди с ним два"? - спросил Иисус.

- Когда ты об этом будешь размышлять, к тебе придет ответ, - пояснял Учитель, - и помни: просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся.[84]

- Видимо, в сопротивлении человек не замечает, как порождает в себе грех, а лукавый потакает этому противлению...

- Да, - заговорил Учитель, продолжая мысль Иисуса, - так в противлении злу зло возрастает, и грех убийства празднует свое кровавое пиршество.

- Как же тогда быть, - спросил Иисус, - если древним сказано: "Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего"?[85]

- А я говорю вам, - вознес свой голос Учитель, опять обращаясь как бы к своим ученикам, - любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас.[86]

- О Учитель, я такое слышу впервые! - восторженно воскликнул Иисус.

- Ибо, - продолжал свою мысль Учитель, поясняя, - если ты будешь любить любящих тебя, какая тебе награда? Не то же ли делают и мытари[87]? И если ты приветствуешь только братьев твоих, что особенного делаешь? Не так же ли поступают и язычники?[88] И если любишь любящих тебя, какая тебе за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если ты делаешь добро тем, которые тебе делают добро, какая тебе за то благодарность? ибо и грешники то же делают.[89]

И если взаймы даешь тем, от которых надеешься получить обратно, какая тебе за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.

Но ты люби врагов твоих, и благотвори, и взаймы давай, не ожидая ничего; и будет тебе награда великая, и будешь сыном Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак будь милосерд, как и Отец наш милосерд.[90]

- Если я, - начал излагать свою мысль Иисус, - буду учиться любить врагов своих, благословлять проклинающих меня, благотворить ненавидящим меня, молиться за бьющих и гонящих меня, то это даст мне возможность очиститься от всех моих скрытых грехов. И тогда во мне воссияет совершенный человек?

- Будь совершенен, - пафосно говорил Учитель, - как совершен Отец наш Небесный, да будешь сыном Отца нашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.[91]

- А что должен делать совершенный человек, став сыном Отца Небесного? - вопрошал Иисус.

- Нести людям знания Божии...

- И делать их доступными для понимания?

- Да, - отвечал Учитель, - например: не судите (коль мы с тобой разбираем греховную сущность судопроизводства), да не судимы будете; ибо каким судом судите, таким будете судимы.[92] Не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам.[93]

- А почему человек в миру судит, осуждает..?

- Потому что он видит в ком-либо что-то плохое, - пояснял Учитель. - На притчевом языке это звучит так: и что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или, как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего"; а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.[94]

- Получается, если человек грешный и не чувствует свою греховность, то он замечает малую греховность в брате своем или в другом человеке?

- Получается так, - ответил Учитель.

- Как же тогда заметить в глазе своем бревно, свой грех, и вынуть его, чтобы очиститься от греха?

- Сказано: "просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, - наставлял Учитель, - ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят".[95]

- Значит, не надо сидеть сложа руки, уповать на Бога и ждать милостыни с Неба?

- Совершенный человек, сын Отца Небесного, будучи на земле, понимает: Богу - богово, Небу - небесное, а Земле - земное. И если земное окутано злом, - продолжал свою речь Учитель, - то я не думаю, что среди людей найдется такой отец, который, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею, вместо рыбы? или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?[96]

- Каким бы злым человек ни был, в нем отыщется и искорка добра, которую надо проявить, чтобы обрести себе благо. Это так?

- Да, - говорил Учитель, - если люди, будучи злы, умеют деяния благие давать детям своим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него[97] или даст благо просящему.

- А творящему милостыню Отец Небесный воздаст благо?

- Смотри, - поучал Учитель, - не твори милостыни твоей пред людьми с тем, чтобы они видели тебя: иначе не будет тебе награды от Отца твоего Небесного.[98]

- Как же тогда творить милостыню?

- Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю тебе: они уже получают награду свою.[99]

У тебя же, - продолжал Учитель, - когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.[100]

- Если милостыня втайне очищает тебя, то очищает ли человека пост?

- Пост, как акт очищения плоти, мы не должны отрицать, - уточнил Учитель, - но когда постишься, не будь уныл, как лицемеры; ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю тебе, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцем твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.[101]

- Тогда и молитва Богу должна быть втайне?

- Да, - вразумлял Учитель Иисуса, - когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться пред людьми. Истинно говорю тебе, что они уже получают награду свою.

Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.[102]

- А какой должна быть молитва?

- А молясь, не говори лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйся им; ибо знает Отец твой, в чем ты имеешь нужду, прежде твоего прошения у Него.[103]

- Тогда какие слова надо произносить молящемуся, чтобы в многословии не уподобляться язычникам?

- Можешь молиться так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого; ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.[104]

- Как я понял из молитвы, если человек будет прощать людям согрешения их, то простит и ему Отец наш Небесный.

- А если он не будет прощать людям согрешения их, - продолжил Учитель мысль Иисуса, - то и Отец его не простит ему согрешений его.

Иисус на время умолк, ибо ему было непонятно от возникшего противоречия, как Отец не прощает, если Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.

"Может быть, мы говорим о разных Отцах, - подумал Иисус, - ведь в моих устах прозвучало "Отец Небесный", а в речах Учителя слово "Небесный" упущено".

Но чтобы продолжить свои поиски зарождения грехов на земле и как очищаться от них, Иисус спросил Учителя Праведности:

- Что побуждает людей совершать грехи?

- Стремление к наслаждению и обогащению земными богатствами. Из-за земных богатств люди убивают друг друга, судятся, разводятся...

- И как же тогда надо поступать земному человеку, который хочет очиститься от своих грехов? - продолжал вопрошать Иисус.

- Пусть не собирает себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкопывают и крадут.[105]

- А где же надо собирать сокровища?

- Собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкопывают и не крадут; ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше,[106] - произнес Учитель, обращаясь как бы к ученикам.

- А что значит собирать сокровища на небе, которые ржа и моль не истребляют и воры украсть не могут?

- Это значит обретать знания Небесные, которые откроют тебе все богатства мира. Сокровище небесное - это есть начало Царства Небесного.

- Тогда получается, - анализировал Иисус, - кто обретает знания Небесные в сердце своем, то Царствие Небесное будет в сердце его. Это так?

- Да, Царствие Божие бывает и внутри, в сердце и вовне!

- Если же мы не видим Царствие Божие вовне, на небесах, значит, нам надо искать Царствие Божие прежде всего в сердце своем.

- Но это зависит от чистоты ока человека, - добавил Учитель.

- Как это понять?

- Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?[107] Если же тело твое всё светло и не имеет ни одной темной части, то будет светло всё так, как бы светильник освещал тебя сиянием.[108]

- Но тьма в человеке порождается грехами?

- Это так, - отвечал Учитель, кивнув головой.

- Как же в краткой форме можно изложить закон поведения любого человека в обществе, чтобы люди могли встать на путь очищения от своих грехов?

- Твой вопрос сложен, - сказал Учитель, предварительно немного помолчав, - ибо всё что мы выше с тобой раскрывали, трудно вместить в несколько строчек. Постой-ка! - Учитель задумался, а затем продолжил, - это, примерно, можно сжато сказать, сказать... - Учитель повторил последнее слово, чтобы за это время подготовить свое изречение.

- Итак во всем, - уверенно заговорил он, - как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки.[109]

- Великолепно! - воскликнул Иисус. - Ведь человек всегда хочет получать наслаждение, благо, радость, любовь... а значит, всё это он должен проявлять и по отношению ко всем, кто его окружает.

- Ничто, входящее в человека извне, - как бы размышляя, произносил Учитель, - не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека.[110]

- Здесь, видимо, в притче речь идет о плоти и душе - сердце?

- Угадано верно, - говорил Учитель, - ибо ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его, потому что не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон, чем очищается всякая пища.[111]

- Исходящее из человека оскверняет человека, - изрек Иисус на основании вышесказанного Учителем, - или исходящее из уст - из сердца исходит; сие оскверняет человека.[112]

- Ибо извнутрь, - продолжал Учитель, - из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство.[113]

- Всё это зло извнутрь исходит, и оскверняет человека; а есть неумытыми руками - не оскверняет человека,[114] - уверенно закончил Иисус фразу Учителя.

- Поистине, так оно и есть...

- Получается, что человек и порождает зло, коль зло извнутрь исходит из человека...

- Да, но порождающий зло и пожнет зло, - утвердительно заключил Учитель.

- Тогда можно сказать и так: добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое; ибо от избытка сердца говорят уста его.[115]

- Истинны твои слова, - похвалил Учитель Иисуса, а затем заговорил притчевым языком. - Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый. Ибо всякое дерево познается по плоду своему; потому что не собирают смокв с терновника, и не снимают винограда с кустарника.[116]

- А не может ли быть образ дерева и плода связан с союзом учителя и ученика?

- Такую аналогию провести можно, - ответил Учитель и затем добавил: - ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его. Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его.[117]

- А относится ли это к Мессии?

- Что ты имеешь в виду? - спросил Учитель Праведности.

- Я думаю, - начал излагать свою мысль ученик Иисус, - что Мессия в детстве должен быть учеником, и, когда возмужает, он станет выше своего учителя.

- Да, такое возможно для Сына Божиего, - задумавшись, ответил Учитель.

- Народ Израиля ждет Мессию. Он что, уже на Земле? Мессия уже во плоти?

- Возможно, и во плоти, - загадочно ответил Учитель, а затем добавил, как будто перед ним сидело много учеников, которые должны покинуть эту школу: - Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.[118]

"Мессия на Земле", - подумал Иисус. И вдруг он заметил, что Учитель Праведности стал исчезать, а сам он погрузился во тьму.

Когда Иисус открыл глаза, то поистине было темно. Приподняв накидку, он удивился, ибо была ночь. Всё также на небосводе в виде алмазной россыпи, блистали звезды, а растущая луна пребывала в своей кульминации...

Иисус был счастлив. Он встал на колени и стал Благодарить Господа Бога за такую удивительную информацию, которая поможет ему, как Пастырю народа, давать ответы и разъяснения на всевозможные вопросы людей, ищущих путь к счастью. Иисус делал поклоны, припадая ниц к земле, и Благодарил Бога... Когда Иисус почувствовал от поклонов небольшую усталость, он поправил свои песочные ясли и возлег. Вся душа его была наполнена огромной любовью к Богу, которая вырывалась из его плоти и хотела обнять пустыню, Землю, человечество, небо... От блаженной радости он закрыл глаза и погрузился в сладостный сон. Природа пустыни нежно напевала ему убаюкивающую песнь: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 8

 

ПОСВЯЩЕНИЕ

 

 

Не открывая глаз, хотя он ощущал, что было светло, Иисус пытался вспомнить свой сон. Сны были разные, но в этих снах он пребывал как Учитель и наставлял тех, кто его слушал. Он себя ощущал учителем-посвященным и вокруг него послушно сидели ученики-отроки, в которых сияла отроческая невинность. Они своими сверкающими очами жадно и с любовью смотрели на него и пытались впитывать в себя все те знания, которые излагали его уста. Каждый из этих отроков привлекал к себе своей неподдельной красотой... Картина этого сна сменилась, и он увидел, как он, являясь Иерофантом, обнимал и целовал в губы прекрасного юношу, который должен был пройти впервые посвящение через смерть. Юноша крепко обнимал его и удерживал в своих объятиях, а через свой поцелуй в уста пытался передать ему всю свою любовь. Иисус нежно, по-матерински, успокаивал его. Когда юноша был готов к посвящению и лег на каменную плиту, закрыв глаза, он еще раз нежно поцеловал черешневые губы юноши, как бы говоря: "Верь, всё будет хорошо. Моя любовь будет оберегать тебя. Будь спокоен. С Богом!"

Картина сна снова изменилась. Он увидел себя Учителем среди людей, которые следовали за ним, а он их наставлял на путь Божий. Вот к нему подступили религиозные учителя народа и стали спрашивать его, искушая. Они говорили: "По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?"[119] Вдруг в его руках оказался древний свиток, и когда он раскрыл этот свиток, то сказал им в ответ: "Не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их?"[120] И далее сказал: "Посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает".[121]

Тут в его мыслях проявился образ прекрасного юноши с бронзовой кожей, и опять послышались слова: "Когда я люблю, то сливаюсь с объектом любви! Подобное происходит с мужем и женой. Так два становятся как одно и обретают плоть".

Эти мысли прервали религиозные учителя народа, которые продолжали его спрашивать, говоря ему: "Как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею?" А он им отвечал: "Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам разводиться с женами вашими; а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует. Вы слышали, что сказано древним: "не прелюбодействуй".[122]

Но вот и эта картина сна исчезла, и появилась другая: его окружили ученики - взрослые мужчины разных возрастов. Тема беседы о жене и муже и прелюбодеянии происходила в небольшом уединенном круге. Ему показалось, что все они говорят единым голосом: "Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться". Он же сказал им: "Не все вмещают слово сие, но кому дано; ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит".[123]

Эта картина сна растворилась, и Иисус себя увидел стоящим на небольшой горе, а ниже от него расположилось множество народу. Он медленно оглядывал всю эту волнующуюся массу, которая постепенно, затаив дыхание, устремляла свои взоры на него. Он раскинул свои руки по сторонам, пытаясь обнять весь пришедший народ, и воскликнул: "Радуйтесь! Царствие Божие приблизилось. Блаженны..! Блаженны..! Блаженны..!" Он даже не заметил как вся эта человеческая масса превращалась в черное месиво, которое надвигалось на него, гора под ним уменьшалась, и вот он был поглощен... Из его уст только вырывалось: "Боже, помоги им! Они не ведают..! Боже, помоги им... помоги им".

Когда тьма рассеялась, он почувствовал, что находится в своих песочных яслях, а в голове возник образ Учителя Праведности и его речь: "Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас".[124]

"Что это за святыня, - подумал Иисус, не открывая глаз, оставаясь лежать на своем песочном ложе, - почему за эту святыню псы и свиньи могут растерзать учителя праведности, проповедника? Не являются ли псы и свиньи образами грешного народа, ведь грешные люди, как псы, лают и кусаются, рычат и огрызаются и могут растерзать. Ведь грешные люди, как свиньи, живут в грязи и питаются, соответственно, чем придется, не брезгуя грязью, а когда они голодные, то могут растерзать и человека".

"Что есть святыня... святыня... святыня, - обдумывал Иисус, - не есть ли это правда Божия или знания правды Божией? Ведь за правду пророков всегда гнали и даже закидывали камнями. Как же тогда донести Божие учение до грешного народа, до тех псов и свиней, которые попирают истину? Ведь они не ведают сами, что творят. Животные инстинкты в них превалируют. Живя по природному закону самосохранения и выживаемости, они не хотят принимать самопожертвование, а ведь правда Божия как раз и зиждется на самопожертвовании. Видимо, в тайных школах посвящения это знали и не выносили свои святыни (тайны) в народ, так как народ все равно не знал, что с этими тайнами, святынями делать, и от незнания попирал эти святыни ногами. Но ведь тайное всё равно делается явным, а потаенное обнаруживается. Как же эти святыни донести до людских сердец? Как себя должен вести Учитель, несущий эти святыни в грешные массы, чтобы они очищались от своих грехов?

По всей вероятности, этот Учитель должен иметь простую одежду, чтобы не выделяться из общей массы народа своим богатым одеянием. Сам Учитель должен быть прост, как правда, и чутко реагировать на все ситуации народа в быту. Живя среди грешных людей, не надо выпячивать свою святость, пребывая в таких же бытийных условиях, как и бедные люди. При этом Учитель должен быть смиренным, кротким, терпеливым, прощающим, милосердным... думать постоянно о Боге и молиться Ему. А также молиться за грешных людей, которые будут окружать Учителя. Какими бы эти люди ни были злыми, черствыми, обидчивыми, насильниками... Учитель должен не обижаться на них, а прощать их всегда и за всё, желать им любви и благополучия и быть во всем с Богом. Учитель должен помогать им не только словом, советом, но и делом, то есть чем может, когда они к нему обращаются за помощью. Отдавая им свою любовь, Учитель в их сердцах сеет зерна уважения, доброты, отзывчивости, взаимопомощи. Благодаря этому, в их сердцах пробуждается любовь не только к своим родителям, родственникам, близким... но и к чужому человеку, пришельцу, путнику. Особенно ярко огонек любви зажигается в людях тогда, когда Учитель, чужой для них, окажет им спасительную помощь. Оказывая помощь, давая спасение этим грешным людям, Учитель не должен гордиться, тщеславиться, превозносить себя над другими. Мирская жизнь этих людей становится и его жизнью; когда они плачут он должен сожалеть им, а когда они веселятся - веселиться с ними. При этом молитва к Богу должна всегда звучать в голове Учителя.

Когда народ успокаивается от бытовой суеты, в нем просыпается тяга к знаниям. И вот Учитель должен ждать этот благоприятный момент смиренно и спокойно, чтобы вести с ними речь о Боге.

Язык Учителя должен быть простым и доступным, доходчивым и интересным, сказочным и мифическим, притчевым.

Беседа Учителя с этими людьми должна быть в виде свободного общения, а не назойливого нравоучения, и не нужно подчеркивать специально греховность отдельных личностей из этого круга общения. Пусть герои притч несут на себе обличительный материал для очищения, а слушающие ту или иную поучительную мораль сами для себя делают соответствующие выводы. Ведь греховный человек, живя в темноте, не любит, когда ему открыто и во всеуслышание говорят правду о его аморальном поведении. У него еще не хватает той праведной силы, чтобы устоять перед греховностью.

Учитель должен раскрывать им то, чем они интересуются, о чем его спрашивают, и под руководством Духа Божиего освещать им желаемое.

Святыня должна оставаться святыней, и в устах Учителя превращаться в свет и любовь в его деяниях. Тогда тайное будет делаться явным, а потаенное будет выходить наружу, а сокровенное - открываться и обнаруживаться, если это тайное было истиной, потаенное - светом, а сокровенное - любовью".

Иисус в своих песочных яслях потянулся, вдохнул воздух, напрягся, а затем, расслабив все члены тела, медленно выдохнул. Глаза он по-прежнему не открывал, а изменил позу, принимая горизонтальное положение на спине, положив скрещенные кисти рук на низ живота. Но до этого поправил накидку на своем челе, чтобы его закрытые очи пребывали в полумраке. Затем погрузился в размышления об Учителе, который должен святыни донести до сердец грешных людей, анализируя все свои мысли об этом с самого начала. И когда он дошел до осознания, что тайное должно заключать в себе истину, а потаенное нести в себе свет, а сокровенное содержать в себе любовь, повторив это несколько раз, он провалился в темноту, а сознание отключилось...

Сколько он пробыл в таком состоянии, он не знал, только перед приходом в сознание он ощутил, что чьи-то добрые, ласковые руки перемещались по всему его телу, как бы поглаживая. А он сам пребывал в любовной неге, его руки также что-то гладили и обнимали, а уста его целовали чьи-то уста. Но вот в любовной истоме, когда вся его плоть пребывала в неописуемом блаженстве, в вибрациях наслаждения, он, не открывая глаз, расслабившись, опять потерял сознание...

Сознание возвращалось, но Иисус почувствовал, что он не лежит, а стоит с закрытыми глазами. Его тело было обнажено, он ощущал на себе воду, ибо чьи-то руки с материнской теплотой его омывали. Его ноги стояли в воде, и он слышал, как капли, стекая с его тела, падали в воду. Ему не хотелось открывать глаза, а хотелось переживать то блаженство, которое он испытывал от нежных рук, омывающих его плоть.

Вот он почувствовал, как чьи-то губы мягко дотронулись до его уст и он ощутил, как от этого поцелуя в него вливалась любовь. Поэтому его уста чуть-чуть приоткрылись и ласково отвечали поцелуем на поцелуй. Ему тоже хотелось в своем поцелуе отдать всю свою любовь тому, кто его целовал. Когда он перестал ощущать на устах губы целующего, он услышал: "Теперь ты чист".

Когда Иисус открыл глаза, то перед собой он увидел Иерофанта, смотрящего на него с большой любовью. Иерофант был тоже обнажен, его скульптурная фигура удивляла гармонией и красотой, а бархатная, нежная кожа радовала глаза.

- Будь осторожен, - сказал Иерофант, - в твоем поцелуе я уловил любовь к женщине. Когда через мертвый сон ты покинешь свою плоть, твоя скрытая энергия любви к женской плоти притянет к тебе обворожительную женщину или нескольких женщин, которые будут тебе предлагать свою преданную любовь, чтобы в плотской любви на ложе забрать у тебя божественное семя. Это божественное семя в тебе дает возможность находиться на пути обретения сана Иерофанта, Сына Божиего. То есть ты можешь стать Пастырем народа. Я буду тебя во время мертвого сна охранять от подобных вмешательств женских сущностей, ибо твое семя любви во мне, а я буду молиться за тебя. Если бы ты мне не подарил твое семя любви, мне было бы сложнее охранять твою душу от женской притягательной сексуальной любви. Помни, та женщина, которая пребывает внутри тебя, знает все твои слабые места и может воспользоваться ими, чтобы завлечь тебя в любовную игру и забрать у тебя твое семя. Отдав ей семя, ты становишься ее рабом и теряешь силу, необходимую, чтобы стать Учителем народа, ибо ты будешь мужем и отцом её детей. Она и ваши дети удержат тебя в том мире, куда ты попадешь, когда во время мертвого сна ты выйдешь из своей плоти. Тот мир, в который ты попадешь, будет для тебя таким же реальным, материальным миром, как этот. Ибо любой мир, в который мы попадаем, нам кажется реальным, хотя является иллюзорным. По истечении семи дней ты для меня станешь по-настоящему мертвым, если ты не вернешься в свою плоть. Я буду прикладывать все усилия, чтобы ты вернулся в эту плоть, ибо у тебя еще много дел в этом мире. Будь мужественен и спокоен.

Иерофант с большой любовью прижал его к себе и нежно поцеловал в губы посвящаемого. Иисус тоже трепетно обнял Иерофанта, проявляя смирение, кротость и понимание.

- Пойдем, - ласково произнес Иерофант, - теперь мне надо всё твое тело натереть специальным благовонным маслом, а затем этим же маслом ты должен натереть всё мое тело. Такая процедура является для тебя более менее надежной защитой в ином мире от разных неприятностей.

Иерофант подвел своего ученика с специальному ложу, на котором натирали мазями или благовонным маслом из магических цветов и трав.

Иисус лег на это ложе. Иерофант достал каменный флакон с маслом и стал растирать всё тело своего ученика, шепча молитву...

После всех этих процедур Иерофант надел на ученика длинную рубаху, которую носил сам. Иерофант был в белой священнической царственной одежде и походил на Ангела Господня.

Пройдя по запутанным коридорам подземелья, они вошли в помещение-склеп, где находилось каменное ложе. В каменном помещении было холодно. Иерофант поставил фонарь на специальное место и указал на ложе, куда должен лечь ученик.

Когда Иисус лег на каменное ложе, Иерофант достал маленький сосуд со специальной мазью. Этой мазью он натер ноги ученику, смазал нос и... Затем взял чашу с винным напитком, настоянным на специальных травах, и предложил немного отпить. После он скрестил на груди ученика его руки, поправив на нем длинную рубаху, и на прощанье поцеловал его в губы.

- Мир тебе! И да пребудет с тобой Бог! - прошептал Иерофант и удалился.

Свет лампы постепенно угасал, и Иисус медленно погружался в темноту. Веки его тяжелели, и глаза закрылись. Ноги деревенели, и он их уже не чувствовал. Дыхание замедлялось и становилось неощутимым. Сознание померкло...

В глазах забрезжил солнечный свет. Иисус почувствовал, что он лежит в воде на специальном ложе. Всё тело его было погружено в воду, кроме головы. Он медленно открыл глаза. Вокруг него простирался прекрасный сад. Пели птицы. Было тепло. По голубому небу плыли, как лебеди, небольшие облака. Опьяняющий аромат цветов парил над бассейном, в котором пребывал Иисус. Вода бассейна отражала синеву неба, а на поверхности её плавали лепестки роз. Всё благоухало и очаровывало. Поистине, это напоминало ему рай.

Четыре девы-рабыни, увидев, что их господин открыл глаза, стали с позолоченных подносов бросать фонтаном вверх лепестки роз. Они были полностью обнажены, как и он, и каждая очаровательна по-своему. Девушки отличались изящными линиями тел, упругой и бархатной кожей. Одна из них была белокожая с длинными русыми волосами, другая - как статуэточка, с восточными очертаниями лица, третья - обворожительная индианка, а четвертая - нубийка, чьи движения были грациозны, как у черной пантеры. В каждой из них Иисус видел красоту распускающегося цветка и великолепие женской невинности.

Отставив подносы, они мыли и ласкали всё тело Иисуса. А он от удовольствия то закрывал глаза, погружаясь в негу, то открывал и любовался изгибами женских фигур. Девушки приятно улыбались, и их легкий смех радовал его слух. Подвески, кольца, браслеты, ожерелья из золота, серебра с драгоценными камнями придавали им дополнительную обворожительность, побуждающую к плотскому вожделению. Но Иисус не возбуждался, и девушки, видя это, переглядывались между собой и посмеивались.

Подошел слуга и сказал:

- О царь, мой господин, пора готовиться к свадьбе...

- К чьей свадьбе? - удивленно проговорил Иисус.

- Вашей, о царь наш и господин! - залепетали девушки.

- О наш господин, - продолжила индианка, - вы несколько дней находились вне себя от горя, ибо ваш отец-царь умер. Всё его наследство передалось вам. Вы заболели и были несколько дней в бреду.

- Когда вы стали постепенно выздоравливать, - заговорила нубийка, - вас перенесли сюда, чтобы вы поскорее пришли в себя.

- Ибо сроки вашей свадьбы приблизились, - подхватила дальше речь девушка с восточными очертаниями лица.

- А сегодня, - полилась речь из уст белокожей красавицы, - ваша свадьба с прекрасной царевной, от этого два царства объединяются, сливаются. Войны и раздоры прекращаются. А вы, наш господин и царь, становитесь после свадьбы великим властелином двух земель.

Пришли слуги-юноши в набедренных повязках, статные и грациозные. Они принесли царские свадебные наряды и полотенца. Девушки-рабыни помогли приподняться своему господину и выйти из бассейна. Юноши окружили своего господина-царя, полотенцами обсушили всё его тело, затем натерли его плоть благовонными мазями и одели его в царственные одежды со всеми драгоценными украшениями...

Пир длился семь дней и ночей. Столы ломились от разных удивительных блюд. Чего только на праздничных столах не было. Весь народ ликовал и праздновал эту свадьбу. Много было заморских гостей, царей из других стран. Они поздравляли молодую чету, дарили им прекрасные богатые подарки. И желали им, чтобы у них родился наследник, который продолжит добрые дела своих родителей.

После этих семи дней должна была состояться брачная ночь. Слуги и служанки проводили брачную пару до покоев, где должно было произойти любовное сочетание их тел и чувств с помыслами о будущем наследнике. Сняв с царя и царицы верхние праздничные уборы и одежды, вышитые золотом и серебром, украшенные драгоценными камнями, слуги и служанки удалились.

Царица на ложе обнажилась и медленно погружалась в мягкую постель. Всё её тело, жесты рук и манящий взгляд притягивали его. Иисус медленно подходил к ней и рассматривал все прелести её тела. Она, плавно изгибаясь, переворачивалась, чтобы глаза царя наслаждались всеми достоинствами грации её обнаженной фигуры, пытаясь заворожить его очи и устремить его помыслы к любовным вожделениям. Как бы она ни изгибалась и ни поворачивалась, её томный взгляд наполнялся флюидами любви и притягивал его к себе.

Иисус взошел на мягкое ложе и возлег... Она благоухала ароматом сладчайшей розы. Магия запахов её кожи делала свое дело. Иисус гладил её нежное тело, и его губы приближались к её губам. Своим телом и руками он ощущал трепет её вибрирующей плоти. И когда их губы сомкнулись, он, закрыв глаза, стал мягко обмениваться поцелуями. Чем дольше он касался своими губами её розовых цветочных губ, тем отчетливее ощущал не только своим телом, но и руками и губами, что он целует другую прекрасную плоть. Открыв глаза и оторвавшись от сладостного затяжного поцелуя, он к своему удивлению обнаружил, что под ним находится знакомый ему очаровательный юноша с бронзовой кожей. Иисус привстал, глаза его расширились, и он взглядом скользя по обнаженному телу юноши, не понимал, что происходит. Юноша с любовью протянул к нему руку и ласково произнес: "Это же я! Твоя любовь принадлежит мне. Когда я кого-то люблю, то соединяюсь с ним воедино..."

И вдруг юноша исчез и перед Иисусом лежала обнаженная царица. Она также в истоме протягивала к нему руки и шептала: "Милый, возьми меня всю, я твоя. Бери меня! Бери меня!.. Целуй меня! Оплодотвори меня!.."

Иисус почувствовал, как в его плоти вновь зажглась страсть к женской усладе. Его уста стали приближаться к её губам, которые напоминали раскрывающийся бутон розы. Она под ним изгибалась, затягивая его в себя... Он прикрыл свои глаза, и их губы слились в поцелуе. Он оторвал нежно свои уста от её губ и открыл глаза. Но его очи видели царицу, которая страстно жаждала принять его семя в себя. Она дышала прерывисто, крылья носа её вибрировали, глаза были прикрыты, а лепестковые уста - приоткрыты, руки её в трепете скользили по его телу. Приблизившись к её чарующим устам, Иисус закрыл глаза. Вот опять их уста слились в затяжном поцелуе. Аромат цветов благоухал от её лица и опьянял его. Но вдруг он опять почувствовал, что целует другие уста и под ним другая обнаженная плоть. Иисус, продолжая целовать, открыл глаза. К своему удивлению он увидел перед собой лицо Иерофанта. В недоумении, оторвав свои уста от губ Иерофанта, Иисус стал приподниматься.

Иерофант заговорил: "Женщина подобна природе, которая любит, чтобы её оплодотворяли небесным семенем. За свое семя от нее ты получишь только материальное. Сохранив семя в себе, ты можешь стать Пастырем народа. А значит, ты своим семенем - божественной истиной - сможешь оплодотворить племена, народы и языки, делая их счастливыми. Сохранив семя в себе, ты не теряешь обратную дорогу возвращения к своему Богу. Твоя семейная жизнь, даже если ты царь, не сможет дать народу то счастье, которое может дать Пастырь. Ты сможешь осчастливить свою семью, в лучшем случае свой народ, но только лишь на то время, пока ты живешь и обладаешь достаточными богатствами и властью. Но если ты - Пастырь народа, ты сможешь осчастливить свой народ и другие народы на века и тысячелетия. Выбирай: или твое счастье в семье, в своем народе, или ты даешь, указываешь путь к счастью всем народам на века и тысячелетия, если ты Сын Божий".

Видение исчезло и Иисус перед собой видел только царицу, которая что-то сладостно шептала, а её тело нежилось под ним.

Он развернулся и навзничь упал рядом с ней на мягкое ложе. Затем, закрыв свои глаза, он произнес: "Если ты Сын Божий..." Его тело утопало в мягкой постели. Ему казалось, что он падает в бездну.

Было темно, чьи-то руки аккуратно и бережно его трогали. Сознание Иисуса было неясным, как будто он пребывал в бреду. Вот он опять почувствовал, как чьи-то руки растирали его виски, лоб, лицо, шею, руки, кисти, туловище, живот, бедра, ноги, стопы. Его тело переворачивали и опять растирали. Потом чьи-то губы прикасались к нему сверху вниз в определенных точках, и он стал ощущать тепло от касания губ и дыхания.

Иисус стал ощущать свет в глазах и тепло солнечных лучей. Когда вся плоть его почувствовала на себе благодать солнечных лучей, а закрытые глаза привыкли к дневному свету, Иисус попробовал пошевелить пальцами рук. Чьи-то руки, которые растирали все члены его тела, приостановились и замерли. Затем эти же руки бережно приподняли его голову и туловище.

Открыв глаза, Иисус перед собой увидел Иерофанта. Глаза учителя сияли любовью, и это отражалось на его челе и в улыбке.

- С возвращением! - с внутренней радостью, полушепотом произнес Иерофант и поцеловал своего ученика после мертвого сна.

- Радуйся! Ты очистился! Теперь ты один из нас, - обнимая его, продолжал свою речь Иерофант, - сейчас ты отдохни, наберись сил, а затем я представлю тебя всей нашей коллеги жрецов-посвященных, ибо и ты становишься духовным учителем, а значит, и Сыном Божиим. Я очень рад за тебя. Отдыхай. Я буду рядом.

Иисус закрыл глаза и почувствовал, как Иерофант его нежно обнял, прижимая к себе, и поцеловал в губы. Потом уложил и накрыл его полотном.

Иисус был счастлив, что он прошел посвящение через семидневный мертвый сон, и уже знал, к какому высшему назначению он должен направлять все свои помыслы и деяния. Да, он сегодня обретет сан Наставника, Учителя, Сына Божиего.

С такими радостными помыслами он погрузился в сон...

Открыв глаза, он был удивлен, ибо он смотрел в ночное небо пустыни. Он потрогал себя, песок, на котором возлежал. Приподнял голову, огляделся. Точно! Он находился в пустыне. На небе во всей своей красе сияла полная луна.

Иисус приподнялся, всё его тело оттаивало от скованности и непонятной тяжести. Разминая свою плоть и поглядывая на полную луну, Иисус вопрошал: "Боже, сколько же дней я пребывал в своем сне. По крайней мере не менее семи дней, так как последний раз, когда я видел луну, она была половинчатая, как разломанная пополам лепешка, а теперь весь диск луны блистательно путешествует по небосводу, озаряя пустыню. Боже! Как я Тебе благодарен за знания, которые я получаю здесь, когда погружаюсь в глубины своего потаенного сознания. Отче, пребудь во мне и помогай мне пройти все испытания в моих видениях и не дай мне впасть в искушения, а узнать лукавого и поступать по Твоей правде. По Твоей милости я уже знаю: чтобы дать людям свет Твоей Любви, как путь к счастью, я не должен вступать в любовный союз с женщиной, чтобы создать с ней семейную пару. Преступая древнюю заповедь Господа: плодитесь и размножайтесь, я понимаю, что, будучи семейным человеком, не смогу обеспечить счастье ни своей жене, ни детям, ибо этот мир земной лежит во зле".

Иисус прохаживался по ночной пустыне, освещенной луной. Глаза его любовались своеобразными пейзажами, а его помыслы были заняты беседой со своим Отцом Небесным.

"Ты, Отче, говоришь мне, что я уже Наставник, Учитель, и дал мне соответствующие знания об этом, чтобы я их мог нести людям. Ты меня вразумил, как нести свет Твоих знаний в народ, чтобы люди могли очищаться от своих грехов. Благодарю Тебя, Боже, ибо я уже знаю, о чем говорить людям. Но пусть моими устами говорит Дух Твой, когда я буду общаться с народом, чтобы слово уст моих было живым Словом уст Твоих. Поэтому сердце и душу я предаю Тебе, в Твои врачующие, благодатные руки, чтобы во мне расцветало Царствие Небесное Твое. И тогда мои уста разнесут племенам, народам и языкам блаженную, радостную весть о Твоем Царстве, Которое приближается".

В блаженном состоянии он не заметил, сколько ушло времени на его прогулку по пустыне под светом блистающей луны, которая также могла считать себя очищенной. Да, она вся светилась своей ослепительной чистотой, а та полутеневая фигура, которая вырисовывалась на её диске, напоминала молящуюся фигуру человека.

"Молящийся Богу да очистится, убелится и засияет божественным светом", - думал Иисус, рассматривая красоту луны и молящуюся фигуру на ней. Затем он стал медленно продвигаться к своему месту пребывания в пустыне.

Поправив свое песочное ложе и постелив накидку, Иисус улегся в ясли, прикрыв себя накидкой. Он вспоминал встречу с Учителем Праведности и свою беседу с ним... После он вспоминал советы и наставления Иерофанта... и с прощальным поцелуем он погрузился в сон.

Внутри него зазвучал небесный голос: "Чему можно уподобить Царство Небесное? Наблюдай!"

Крутящиеся разноцветные туманные блики пропали, и Иисус увидел большую прекрасную добрую женщину. Она приготовила три меры муки, затем взяла закваску и положила в эти три меры муки, чтобы вскисло всё. Получился большой каравай хлеба. Иисус приближался к этому хлебу, который становился всё больше и больше, достигая небес. Иисус окунулся вглубь этого хлеба и был удивлен. Перед ним лежал прекрасный город, сияющий восхитительным светом. Мир, благодать, радость и покой ощущались в этом неописуемом Царстве. Иисус стоял завороженный, и его взгляд блуждал по тем красотам, которые открывались перед его очами.

"Вот это есть Царство Небесное!" - восхищенно внутри себя воскликнул Иисус.

Окинув еще раз взглядом удивительное царство света, он сделал шаг назад, чтобы выйти из этого огромного каравая хлеба. Но Иисус не увидел перед собой ни женщины, ни каравая хлеба. Перед ним лежала вспаханная земля, и послышался голос с неба: "Царствие Божие подобно и тому, что ты сейчас видишь".

Иисус видел человека, бросающего семя в землю. Затем он видел, как человек спит и встает и как проходят день и ночь. И как семя всходит и растет, человек не ведает и не знает. Иисус видел, как из земли сперва поднимаются побеги, потом колос, потом полное зерно в колосе. И вот когда созревает плод, человек немедленно посылает серп, потому что настало время жатвы. От поля с колосьями веяло благодатью. Но вдруг перед его глазами поле стало исчезать, превращаясь в прекрасный город. Вся душа Иисуса пребывала в блаженстве от увиденного.

"Как же вместить Царство Небесное в сердце свое?" - подумал Иисус. С небес послышался голос: "Смотри, как притчею это можно отобразить".

Иисус увидел перед собой зерно горчичное, которое есть меньше всех семян на земле.

"Такое горчичное зерно можно отыскать духовными очами в сердце своем, - наставлял голос с Небес, - и если сердце благодатное, подобно благодатной земле, то, посаженное в землю, это малое зерно всходит и становится больше всех злаков".

Иисус увидел, как из этого зерна малого выросло дерево и пустило большие ветви, создавая прохладную тень и уют. Птицы небесные стали прилетать и укрываться в этих ветвях. И это огромное дерево превратилось в сверкающий небесный город, где жили Ангелы. Счастье от увиденного переполняло душу Иисуса.

"Боже! - воскликнул он, - как прекрасно!"

"Эти зерна малые могут прорастать в сердце благодаря Слову Божиему и благим деяниям, - наставлял Иисуса голос с Небес. - Но будь внимателен, ибо Лукавый не дремлет и делает свое дело. Вот смотри, ибо в этом видении Царство Божие подобно человеку".

Иисус увидел доброго человека, имеющего богатство. Этот господин посеял свое доброе семя на поле своем. Господин и слуги его уснули. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел. Дни текли своей чередою: ночь сменялась днем, а день - ночью. Когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Пришедши же рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?

Господин, зная деяния лукавого, сказал им: враг человек сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?

Но он сказал: нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы; оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою.[125]

Голос с Небес добавил, разъясняя Иисусу: "Враг, посеявший плевелы, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему, как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего..."[126]

"Царство Божие, - произносил Иисус, - подобно человеку, человеку... имеющему в себе семя..."

Вдруг перед ним возник сияющий Иерофант из уст которого текла речь: "Семя, которое внутри тебя есть, подобно хлебу небесному, хлебу жизни. Оно бесценно. Когда оно выходит наружу - умирает, а, сохраняясь в тебе под руководством Учителя, Духа Божьего, - будет хлебом жизни для тебя самого и для всех людей. Ибо твои уста начнут изрекать Слово Божие - зерна небесные, зерна пшеничные - хлеб небесный, хлеб живый, хлеб жизни, если ты Сын Божий".

Видение пропало, но до Иисуса доносился голос: "Сей семя свое в сердце свое с Богом... Богом... Богом..."

Иисус почувствовал, что он лежит в своих песочных яслях. В глазах было темно. Открыв глаза и сбросив с чела накидку, он увидел перед собой ночное небо. Иисус приподнялся, чтобы взглянуть на луну, и был удивлен тем, что луна поднималась с востока и была не полной, а уже ущербной. До её цельного сияния не хватало одной четвертой части.

"Боже! - проговорил про себя Иисус, - неужто я не заметил, как пролетели четыре дня, а значит, мое пребывание здесь в пустыне длится уже восемнадцать, либо девятнадцать дней. Если луна сейчас на восточном небе, то время, видимо, приближается к полночи, а значит, до утра еще далеко.

Надо мне попробовать сейчас не погружаться в сон, а помедитировать, чтобы быть в бодром состоянии и встретить утро.

Иисус сел у камня, возле которого медитировал, и стал смотреть перед собой. Те камни, которые находились в пустыне перед его очами, стали обретать разные облики. Они вдруг увеличивались, но, когда веки подергивались, камни вновь приобретали своей первоначальный вид. От немигания камни меняли свои очертания и формы, походя на разные фигуры животных или строения. Образы то затуманивались, расплывались, то принимали четкие очертания, и этим создавалась иллюзия их перемещений. После очередного помутнения в глазах образ пустыни стал вырисовываться, и Иисус увидел, как к нему не спеша приближается фигура. Сосредоточив свой взгляд, он обнаружил, что к нему вальяжной поступью двигается лев, царь пустыни. В его голове возникла мысль: "Если ты чист, зверь тебя не тронет. Будь спокоен, как Даниил среди львов. Рождай в себе любовь ко всем и будь с Богом. Бог - это твой щит, надежда и опора!"

Лев остановился в двух шагах от Иисуса, потянул носом отрывисто окружающий воздух, пытаясь определить запах.

Иисус спокойно произнес: "Мир тебе!" Лев потряс легко своей шевелюрой, солнечной гривой, и слабый добрый рык прозвучал из закрытой пасти. Глаза зверя пустыни внимательно глядели в очи Иисуса, а Иисус с любовью смотрел в глаза льва. Лев в нерешительности опустил голову, как бы отвесив поклон и, медленно повернувшись, стал удаляться. До Иисуса донесся слабый внутренний, добрый рык льва, который преобразовался в человеческий голос, звучащий как затухающее эхо: "Ты чист, чист... чист... чист..." Окрестный пейзаж пустыни перед глазами Иисуса мутнел и увеличивался, а затем медленно возвращался в свои четкие очертания. Льва не было видно. Камни, глыбы и скалы стали приобретать очертания городских строений, которые через некоторое время вновь возвращались в соответствующие формы каменистой пустыни. Но городской пейзаж с разными архитектурными построениями все устойчивее и длительнее по времени возникал перед его очами.

Ему казалось, что он сидит, прислонившись к стене какого-то ритуально-храмового помещения на возвышенной площадке, с которой можно было встречать восходящее солнце. Так как убывающая луна восходила к своему кульминационному подъему по небосводу, Иисусу казалось, что солнечные лучи с серебристо-золотым оттенком освещают красоты этого города. Иисус, рассматривая городской пейзаж с высоты, не заметил, как перед ним возник Иерофант, который в руках держал священническую белую одежду с позолоченной окантовкой.

- Вот и я, - ласково говорил Иерофант, - ты, видимо, набрался уже сил и чувствуешь себя хорошо. Ты должен надеть эту царственную священническую одежду посвященного. Ибо ты чист и являешься одним из нас. С тобой хочет встретиться великий Маг, который является перед нами очень редко, и мы считаем для себя честью, что он посетил наш храм. Прежде чем в торжественной обстановке мы тебя примем в наш союз Белого Братства, Братства Любви, великий Маг ждет тебя внизу в храмовом зале для беседы.

Иерофант бережно откинул белое полотно, которым было накрыто обнаженное тело его ученика, и помог ему приподняться. Когда Иисус надел на себя царскую священническую белую одежду с позолоченной каймой, Иерофант подвязал его широким поясом с золотым шитьем под самые перси. Иерофант с восхищением произнес:

- Ты - Ангел! Но и Сын Человеческий. Нам пора. Тебя ждут.

Они спустились по замысловатым лестницам вниз и вышли в зал храма, где по периферии около квадратных колонн, на пьедесталах возносились скульптуры разных богов. Великий маг находился в зале. Он был одет в дорогие одежды с символическими узорами, вышитыми золотыми и серебряными нитями и украшенными драгоценными каменьями и россыпью бисера. Спиралевидная чалма с конусным завершением была тоже украшена разноцветными драгоценными камнями. Маг был седовласый. Волосы его были с серебристым отливом и волнистыми каскадами спадали на плечи. Борода его продолжала эти каскадные изгибы до пояса. Вид мага был царственно-величавый, посох из дорогого дерева в его правой руке был инкрустирован драгоценными камнями. Набалдашник посоха был украшен прозрачным кристаллом, грани которого от преломления света переливались разными цветами радуги.

Маг жестом дал знак, что он с учеником должен остаться наедине. Иерофант, отвесив поклон, незаметно удалился. Своим магическим проницательным взглядом Маг окинул ученика сверху донизу и сказал:

- Ты воистину чист, и твоя божественная красота делает тебя Ангелом, или подобным святым. Я должен тебе показать город святых, ибо ты этого уже достоин.

Маг жестом показал, что ученик может следовать за ним. Двери, к которым они подошли, открылись сами, и перед ними предстал прекрасный город, озаренный удивительным переливающимся светом, который не слепил глаза. Когда они подходили к группам святых, которые вели размеренную беседу, святые приветствовали их поклонами. Маг и ученик отвечали им и шли дальше. Вот они подошли к чистому озеру, где один из святых шел по воде к другому берегу для беседы с другими святыми.

- И ты это можешь сделать, - говорил Маг, - ибо ты очистился и в тебя вливаются энергии святых. Ты становишься одним из них, одним из Сыновей Божиих.

Иисус не заметил, как он с магом переместился с одного берега озера на другой. Святые, стоявшие на берегу, приветствовали их поклонами. И они своими поклонами отдали им дань уважения, продолжая путь по сверкающему городу.

Здесь они на малое время остановились, и Иисус заметил, как один из святых исчез и появился на воде рядом с тем святым, который шел по воде ранее. Теперь оба святых шли по воде и беседовали между собой.

- И ты уже можешь по своему желанию исчезать, - говорил Маг, - и появляться там, где ты захочешь, ибо это могут делать Сыны Божии.

Продолжая свой путь по городу, Маг показал ученику несколько прекрасных храмов, вокруг которых переливались фонтаны. Как по краям, так и в центре они были украшены красивыми скульптурами с грациозными обнаженными человеческими фигурами, каменными цветами, рыбами и животными. Фонтаны имели пирамидальную каскадную форму. Каждый по-своему был необычен и отличался от других своей удивительной красотой.

Вот они подошли к прекрасному храму, который тоже окружали фонтаны. Этот храм был выше всех, с прекрасной архитектурной отделкой и лепными узорами.

- Твоя вера должна быть мужественной и подкрепляться тем, что сияет внутри тебя. На твоем пути могут возникать разные ситуации, в которых будет проверяться твоя смелость и вера в преодоление возникающего страха. Вот, к примеру, тебе урок.

Маг обнял ученика, и они взлетели вверх и оказались на крыле храма. С высоты храма открывалась панорама божественной красоты сверкающего города, города святых.

- Такие взлеты, - говорил маг, - ты сможешь совершать и без меня, лишь только сосредоточив свои мысли на этом. Взлеты и падения - привычная проверка любого ученика, который становится святым, как Сын Божий.

Иисус взглянул вниз, у него перехватило дыхание, и трепет пробежал по всем членам его тела. Ибо он видел людей-святых с высоты птичьего полета, которые сверху казались маленькими. Страх, как накатывающаяся волна, окутал всего Иисуса, но потом исчез, так как он стал творить молитву Господу Богу. В ней четко выделялась мысль: "Господи! Укрепи мою душу Твоей истиной. Пусть моя вера укрепляется во мне Твоею Благодатью. Мою душу я предаю Тебе!"

Иисус был благодарен Богу, что при возникшей искре страха в нем зазвучала молитва, рожденная верой в Бога.

- Как видишь, - продолжал свою речь Маг, - страх может подкрасться в самый неожиданный момент. Этот страх надо растворить в себе своей смелостью, небоязнью. Сын Божий должен быть смелым, храбрым... Это твоя проверка!

И далее говорил ему:

- Если Ты Сын Божий, бросься вниз; ибо написано: "Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею".[127]

На строчки из Святого Писания, которые использовал Маг в своей искушающей речи, в голове Иисуса возник ответный текст из Писания, включающий в себя осознанное понимание происходящей ситуации.

Иисус сказал ему:

- Написано также: "не искушай Господа Бога твоего".[128]

После этих слов город святых пропал, и он почувствовал, что сидит на песке, прислонившись спиной и головой к камню. Глаза его были открыты, и он по зареву над горизонтом увидел, что приближался закат.

"Боже мой! Я даже не заметил, как наступило утро и пробежал весь день. Что же со мной произошло? Неужто это было искушение? Отче! Благодарю Тебя, что Ты помог мне не впасть в искушение. Помоги мне, Боже, завтра, когда я погружусь в глубины своего сознания, распознать это искушение. Ты - Сущий, Видящий, Мудрый, Благий!.."

Иисус встал и направился к тому месту, где можно было взглядом проводить солнце к его покою. Глядя на заходящий раскаленный диск солнца, Иисус в центре диска, увеличивающегося в размере, увидел образ Мага, который иронично улыбался. Его образ сменился образом Иерофанта, лицо которого постепенно молодело, превращаясь в красивого юношу. И послышался небесный голос, который звучал как внутри Иисуса, так и вовне его:

"Вера всегда спасет тебя, если твоя Любовь к Богу будет безграничной. Только Сын Божий может слиться со Своим Отцом Небесным воедино в любовном экстазе. Когда я люблю..."

Видение пропало, ибо солнце меркло, исчезая за горизонтом. Иисус помолился Богу... подошел к своим песочным яслям. Ему хотелось прилечь. Тьма быстро надвигалась, луны не было видно. Он возлег, прикрыл глаза и погрузился в сон. Природа ласково пела ему нежную песнь: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 9

 

СЫНЫ СВЕТА

 

 

Прежде, чем солнце вышло из-за горизонта, Иисусу приснился сон.

Один человек был богат, и для того, чтобы в его хозяйстве был порядок, он имел управителя. Когда господин вернулся из дальних странствий, ему донесли на управителя, что тот расточает имение его. Тогда господин призвал к себе своего управителя и говорит ему: "Что это я слышу о тебе? Дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять, если неправедно расточаешь мое имение".

Управитель не знал, что и ответить на это, а лишь смиренно склонился перед господином и кротко попросил: "Господин потерпи малое время на мне, чтобы я мог тебе дать отчет о своих действиях".

"Хорошо, - ответил господин, - иди и поступай, как тебе подсказывает сердце".

Управитель, вернувшись к своим делам, сказал сам в себе: "Что мне делать? Господин мой отнимает у меня управление домом: копать не могу, а просить милостыню или подаяние - стыжусь. О Господи! Я знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом господина".

Он стал призывать к себе должников господина своего, каждого порознь. Когда пред ним предстал первый должник, управитель спросил его: "Сколько ты должен господину моему?" Тот ответил: "Сто мер масла я должен господину твоему". Тогда управитель сказал ему: "Возьми твою расписку и садись скорее напиши: пятьдесят". Когда пришел другой должник, управитель его спросил: "А ты сколько должен моему господину?" Он отвечал: "Сто мер пшеницы". И сказал ему тогда управитель: "Возьми твою расписку и напиши: восемьдесят".

Господин же тайно наблюдал за управителем, как тот будет поступать со своими должниками. Будет ли управитель проявлять милость и доброту к должникам и свое милосердие к ним. Когда господин увидел, что его управитель снисходительно поступает к должникам, то похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил.

Видение пропало, но зато был слышен поясняющий голос: "Ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде".[129]

 

Иисус, придя в себя и не открывая глаз, произнес мысленно: "Сыны века сего догадливее сынов света... сынов света. Значит сынам человеческим открывается такая истина, которую не видят сыны света, уподобившиеся ангелам. Но эту истину сынам человеческим может открыть только Сын Человеческий, который есть Сын Божий, сошедший с Небес на Землю от Отца Небесного".

Иисус открыл глаза. На него смотрело бездонное голубое небо. Было утро, хотя солнца не было видно из-за скопившихся на горизонте облаков. Не вставая и глядя в высокое небо, Иисус продолжал размышлять: "Чтобы сынам света обрести эту истину, они также должны нисходить на Землю в плоть человеческую. А значит и сыны света не живут вечно в мире света. Видимо, здесь на Земле проверяется вера человека. Только истинная вера дает человеку возможность обрести мир света, мир ангелов или мир рая после своей земной жизни".

Приподнявшись и встав на колени, Иисус помолился Богу. Иисусу хотелось понять: в чем заключалась, точнее, в чем должна заключаться истинная вера сынов света. И почему эта истинная вера обретается здесь, на Земле? Не проверяется ли эта истинная вера в искушении? Почему, когда он ответил Магу: "Написано также: не искушай Господа Бога твоего", - видение исчезло. В чем сыны света искушают Господа Бога своего?

После молитвы и поклонов Иисус прогулялся по пустыне, анализируя возникшие вопросы...

"Надо погрузиться вглубь своего сознания, - подумал он, - может быть, это поможет мне отыскать истину. Хорошо было бы, если бы я смог выйти на светящегося Учителя. Не является ли этот светящийся Учитель тем божественным Наставником, который для сынов света раскрывает небесную истину о земном Мессии?"

Иисус сел у своего камня, чтобы погрузиться в себя.

"Если Царствие Божие должно быть в моем сердце, - размышлял он, - то и истина, пребывающая во мне, через Духа Святого должна по Милости Божией открыться мне".

Набросив на голову накидку, Иисус стал творить про себя благодарственную мантру-молитву к Богу. Постепенно он все глубже и глубже погружался в себя.

Ему казалось, что он медленно пробирается сквозь разноцветную туманную дымку, интуитивно продвигаясь по запутанным проходам пещеры. Вдруг перед его очами возникла вспышка света, и впереди открылось пещерное помещение, залитое светом от множества горящих светильников. Там, где был открытый огонь, горящий в больших чашах на каменных подставках, временами вспыхивало яркое разноцветное свечение, издавая треск, а затем дым окутывал эту чашу, и разносился благовонный запах. Никого в таинственной пещере не было видно. Но вдруг, откуда ни возьмись, раздался голос:

- Мир тебе, о ищущий истину!

Иисус огляделся, чтобы определить и увидеть того, кто с ним завел речь. Никого вокруг не было. Неожиданно прямо перед собой из благовонной дымовой завесы Иисус увидел Мага, который был чем-то похож на Мага, водившего его по городу святых.

- И мир да пребудет с вами, - ответил Иисус, приветствуя Мага поклоном.

- Мне не надо тебя расспрашивать, зачем ты сюда пришел, - говорил Маг, - ибо это дает мне всё знать.

И Маг указал рукой в сторону, и Иисус взглянул туда. Он увидел, что над плоской чашей, в которой горел огонь, висел огромный кристалл.

- Если ты внимательно и сосредоточенно будешь смотреть на этот кристалл, то тебе сможет открыться то, что тебя очень волнует. Маг тоже не может стать магом, если он не знает определенные истины, - наставлял Маг. - Может быть, тебе это поможет определиться на твоем жизненном пути, чтобы утвердиться в истине, которую скрывает твое сознание. Присаживайся и смотри. И да поможет тебе Бог! Ибо Бог пребывает внутри нас.

Иисус сел на возвышение перед чашей с огнем. Большой кристалл висел прямо перед ним. Кристалл отражал мягкий, разноцветный переливающийся свет. И когда Иисус, не мигая, стал смотреть на кристалл, он в нем увидел город света. Этот город увеличивался и терял свои очертания, превращаясь в разноцветную дымку. Маг и пещера перед Иисусом пропали, а в дымке стали высвечиваться люди света.

"Хорошо бы было послушать речь светящегося Учителя", - подумал Иисус.

Через некоторое время он увидел сидящих людей, вибрировавших и светившихся разными цветовыми пятнами, которые то вспыхивали, то мерцали в матовой дымке. Люди слушали своего Учителя, чей голос был насыщен флюидами любви, добра, нежности...

"Мы должны с вами разобраться, согласно тексту из Святого Писания, со вторым искушением Христа в пустыне, - лилась речь из уст светящегося Учителя. - Единственное, о чем мы не ведаем, - это время того или иного искушения в течение всего сорокадневного пребывания Христа в пустыне. Но мы должны помнить, что искушения существуют каждодневно, ежечасно, на любом коротком отрезке времени дня и ночи. Поэтому не надо бояться искушений и бороться с ними. Ибо только Бог через Духа Святого дает нам возможность очиститься, убелиться и переплавиться в этих искушениях. Благодаря тому, что мы погружаемся в молитву любви к Богу, наши пять органов чувств, через которые мы впадаем в то или иное искушение, очищаются и насыщаются Словом Божиим. Ведь Христос уже осознал, что не хлебом одним насыщается и очищается душа человеческая, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Устами Божиими является Дух Святой, Дух Истины. А Дух Святой, Дух Истины пребывает в Сынах Божиих, а последние являются религиозными Учителями народа. Поэтому надо слушать каждого, кто говорит о Боге и от Имени Бога. При этом слушающий сам должен пребывать в любовной молитве к Богу, чтобы в нем самом мог пребывать Дух Истины для распознавания слов Божиих.

Представим себе, что вместо Христа в пустыне находитесь вы в земной плоти. У вас нет ни воды, ни пищи. На вас обрушивается то жаркий зной дня, то прохлада ночи. К вам приходят разные звери, хищники. Вы сидите и молитесь Господу Богу. Ваш организм, не получая пищи извне, переключился на внутреннее питание, то есть начинает расходовать биологические запасы вашей плоти, и в первую очередь - больные клетки. От этого вы худеете, но ваше физическое тело начинает очищаться от грязных энергий, отрицательных вибраций. Ваш организм, преобразуясь как бы в антенну, может улавливать и вбирать в себя более тонкие, небесные вибрации окружающего мира. И чем чище будет ваша антенна, тем более высокий Дух Мироздания может притянуться к вам и войти в вас. В соответствии с тем или иным Духом, который вы стянете в свой организм, перед вами возникнет то или иное видение, искушение. Ибо этим Духом может быть и Сатана, Диавол, который считает себя Сыном Божиим. Этот Сатана и является искусителем для вас, чтобы проверить вас: достойны ли вы претендовать на сан Сына Божиего. Точно так же Сатана проверяет и Христа в пустыне. Диавол размышляет: "Я есмь Сын Божий и обладаю тем, чем не может обладать человек на Земле. Я маг, я волшебник, я повелитель над стихиями Земли. И если человек претендует на сан Сына Божиего, то и он должен обладать всеми этими способностями, умениями, чудесами..."

Кто же этот Диавол, который как искуситель предстает перед Христом? Это та очеловеченная энергия, которая жила внутри Христа. Мы эту энергию можем образно окрестить Диаволом Религий. Этот Диавол Религий как Маг и Волшебник исходит из тела Христа и очеловеченным предстает перед очами Христа. И каков должен быть внешний вид этого Искусителя? С хвостиком и рожками? Страшненький и с копытцами? Естественно, нет. Образ Диавола-искусителя должен преобразоваться в сверкающего, великолепного Мага, который обладает огромной магической силой, умеет исчезать в одном месте и появляться неожиданно в другом, обладает способностью перемещаться в пространстве, ходить по воде, легко взлетать на любую высоту и без боязни приземляться с любой высоты без каких-либо посторонних приспособлений. И, как Волшебник, он должен творить чудеса. Этот Маг уже не похож на первоначального мага, представшего перед Христом во время первого искушения в пустыне, который был в белых одеждах со своеобразным посохом, или на пророка-пустынника, или на пастыря. Великолепие нового Мага должно сиять, светиться. На нем должны быть сверкающие царственные одежды и соответствующие регалии. Этот Маг имеет высокие титулы, ибо он прошел все земные религии и знает их все. Одежды его украшены золотом, серебром и драгоценными камнями. Головной убор и посох его богато отделаны. Складывается такое впечатление, что если этот Маг ударит своим посохом о землю, то невольно, стоящие перед ним падут ниц. Вот какая могучая сила в образе Мага должна предстать перед Христом во время второго искушения. Хотя человек, обладающий таким могуществом повеления, мог внешне выглядеть спокойным, уравновешенным, тихим и в то же время быть в торжественном, помпезном обличии. Но мы должны для себя уяснить, что такой царственный Маг не предстает перед всеми, а только лишь перед теми, кто очистился на физическом плане. То есть тогда, когда человек может перенести многодневное голодание и выходить в тонком (астральном) теле из своей земной плоти. Этот Маг прекрасно знает, что физическое тело пребывает во плоти и медитирует, погружается вглубь своего потаенного сознания, а вот духовное тело - стоит перед ним. Маг - это есть высшая проекция потаенного сознания самого Христа. Маг видит духовное (астральное) тело Христа и знает, что он может перенести духовное тело куда угодно и на любое расстояние. При этом мы не должны забывать, что Христос, будучи в тонком, духовном теле, ощущает себя так же реально, как и во плоти.

Посмотрите, куда Маг берет Христа - в святой город! И в этом святом городе есть величественный храм. Но Маг не вводит Христа вовнутрь храма, а ставит его на крыло храма. На образно-символическом языке это может означать посвящение. А значит, Христу, как человеку посвященному, надо быть очень внимательным ко всем проявлениям искушения. Да, Христос видел и ощущал на себе, как они с Магом легко перемещались, легко взлетели на крыло храма, что невозможно на земном уровне совершить простому человеку. Затем Христос слышит из уст Мага как бы укор, проверку: "Если ты Сын Божий, бросься вниз..."

А далее, возможно, Христос слышит из уст Мага такой подтекст: "Это я есть Сын Божий. Это у меня все титулы, указывающие и подтверждающие мое величие. Я - творец! Я всё могу... Я - маг! Я - волшебник. А кто ты, мы сейчас увидим. Вот если я сейчас брошусь вниз, то я не преткнусь ногою своею о камень, ибо меня понесут на своих руках Ангелы. А вот ты сможешь ли это сделать - броситься вниз? Ну, давай, сделай! Если ты Сын Божий..."

Христос размышлял: "Если я сейчас брошусь вниз с храма, то мне достаточно будет и одной моей мысли, чтобы вознестись, и тогда я не преткнусь о камень ногою своею. Но зачем этим способом я должен доказывать, что я есть Сын Божий? Неужто я должен искушать своего Бога этим падением, чтобы удостовериться: Сын ли я Божий. Зачем я без Бога должен претендовать на роль Сына Божиего. Пусть Сам Бог мне и скажет, кто я есмь. А пока я не должен, восхваляясь, причислять себя к Сынам Божиим".

Возможно, у Христа мелькнула мысль: "В изречении говорящего, который тебя искушает, ищи зерно ответа на свой вопрос".

Когда Христос услышал, что Ему говорят "написано...", то Он понял: говорящий Ему прекрасно знает тексты Святого Писания. А значит, и Он должен лаконично ответить текстом из Святого Писания. Поэтому Христос, обладая Духом Истины, отвечает: "Написано также: не искушай Господа Бога твоего".

Гениальность Христа в этом удивительном искушении заключается в том, что Он осознал под руководством Духа Истины суть данного искушения. А именно: если Он совершит этот прыжок вниз с храма по наущению кого-то, то Он не является Господом, Сыном Божиим. А ведь Господу Богу не надо доказывать, что Он есть Господь Бог. А значит, и Он, Христос, если Сын Божий, не должен доказывать, что Он есть Сын Божий".

 

* * *

Мы попытаемся мысленно войти в тело Христа и еще раз проанализировать ситуацию данного искушения.

На основании каких-то определенных заслуг Христа перед Ним появляется человек во всём внешнем царственном великолепии, имеющий в обществе весомое положение. По нашей версии, им может быть только Маг. Маг берет или приглашает Христа с собой попутешествовать. Христос не может ему в этом отказать, тем более надо выяснить, чем Он привлек Мага к Себе и что Маг от Него хочет.

Если бы при первой встрече Диавол предстал перед Христом не в образе Мага, а в образе получеловека-полуживотного, в шерсти, с рожками и копытцами, то сразу было бы видно, что это Диавол. И с наших уст, так как мы с вами в теле Христа, сразу бы слетела фраза: "Иди от меня, сатана..." или: "Сгинь от меня..." Тогда вести речь о каком-то путешествии по городу не имеет смысла. А мы видим, что Христос попадает в святой город и тот, кто предстал перед Христом, - знатная и весомая личность в обществе - водит Христа не просто по какому-то земному городу, а по святому городу, где живут одни святые. А такое возможно только в мире рая. Этот путеводитель Христа сам должен обладать святостью, чтобы он мог допускаться в этот святой город. Но кроме всего этого он должен обладать и титулом царственного величия. Поэтому Сатана и предстает перед Христом в образе блистающего Мага. Маг водит Христа по святому городу и показывает, какие божественные, светлые, святые люди здесь живут, благодаря своим заслугам. И как бы без слов намекает Христу: "Видишь, вот они, святые, заслужили и живут в раю. А ты кто? Голодный, грязный... Сюда надо стремиться попадать! А ты куда пошел? В пустыню! Разве сможет весь народ по твоему примеру уединиться в пустыне, очищаться и делать себя святыми, чтобы попасть в рай?"

Но Сатане мало, он берет Христа и "поставляет Его на крыле храма". Возможно, Христос восхищается красотой города, а сам размышляет: "Маг возносит меня на храм... Смогу ли я это сделать. Обладаю ли я подобной чудотворной силой?"

Тут надо быть очень внимательным и аккуратным: если тебе что-то дозволено, то ты всегда это можешь сделать в нужный тебе момент. Но если тебе пока не дозволено - ты этого не сможешь сделать. На земном языке это означает примерно следующее: если ты человек, обладающий магическими способностями, то не пытайся тщеславно возвыситься до Господа Бога. Но если в тебе будет пребывать Дух Святой, Дух Истины, то ты естественно преобразуешься в Господа, подобно Сыну Божиему на Земле.

Христос продолжает анализировать: "Если мой провожатый такой удивительный человек, видимо, и во мне что-то есть хорошее. Если он привел меня сюда в святой город, значит, я чист. Та материальная пища, которую я вкушал до своего пребывания в пустыне, уже в моей плоти преобразовалась. Грубые вибрации во мне исчезли, что позволяет мне видеть чистоту святого города. Значит, мое тело уподобилось святому городу. Все люди в этом городе такие светлые, радостные, приветствуют друг друга поклонами. От увиденного в моей душе рождается радость... А тут меня вознесли на храм и поставили на его крыло. Святые этого города не удостаиваются такой чести. Почему мне оказана такая честь?"

И тут-то Христос, озаренный Духом Божиим, понимает, размышляя: "Меня не ввели в храм, а поставили на крыле храма. Значит, сопровождающий меня - искуситель, который не ведает, что находится внутри храма у святых отцов. По идее, этот Маг должен ввести меня в храм и показать, какому Богу поклоняются святые жители этого святого города".

Христос вспомнил: "Царствие Божие надо искать прежде всего в сердце своем!" Какому же богу или богам поклоняются эти святые, если у них храм из камня? Ведь храм божий должен быть в сердце святого. Ибо истинное поклонение Богу должно быть тайным в сердце своем. И если его поставили на крыле храма каменного, который олицетворяет земные религии на земле, то он по своей духовной стезе к Богу стоит выше всех этих земных религий".

И когда Иисуса осенила эта мысль, Он понял: "Здесь нельзя искушаться, ибо я могу находиться и во плоти, и меня точно так же могут искушать, показав все эти чудеса-трюки, и я могу попасться в этот капкан из-за своего эго. Бог не творит чудеса-трюки, у Бога все делается естественно, а значит и я, стремясь к Богу, должен жить по естественным мирским, земным законам. Да, Господь Бог всегда всё творит в мире естественно: солнце встает, светит и греет, и заходит. Природа живет. Цветы распускаются... они прекрасны! Они - чудо! Природа красива, очаровательна. В ней есть свое чудо! Но всё естественно. Поэтому естественно всё должно быть и в деяниях Сына Божиего, даже если Он будет обладать способностью творить чудеса. Ибо искушается на чудеса не простой человек, который не может творить их, а искушается тот, кто хоть что-то умеет в своих деяниях творить необычное, пусть даже малое, но чудо. Его заставляет искушаться эго, а не вера в Бога. Сын же Божий верит в Бога, а не в свои эгоистические возможности. Сын Божий в своих деяниях прославляет Бога, а не подпитывает чудесами свое тщеславие".

Мы не будем отрицать ту возможность, что Дух Божий вложил в уста Христа фразу: "Написано: не искушай Господа Бога твоего". Эта фраза по своей значимости многогранна: она и наставляет Мага, и дает осознание самому Христу. А именно: "У каждого внутри есть свой Господь Бог, и мы не знаем, что за Господь Бог действует в данном человеке, творящем чудеса. Ибо чудеса творить может и Сатана, и Диавол, а также тот или иной Князь мира сего, обладающий магической силой. Но кто бы в тебе ни творил: Иерархический бог, Сатана, Диавол, Князь мира сего, называя себя "Господом Богом", - ты, обладая такой силой, не должен искушать Бога своего. Ибо, соблазненный искушением, ты можешь впасть в грех, что на образном языке и означает броситься вниз с храма. Сын же Божий не должен искушать Бога Своего, творящего всегда естественно и без тщеславной подоплеки. Не надо уподобляться Магу, который искушает своего Бога (Иерарха, Сатану, Диавола, Князя мира сего). Если я верю, что Господь Бог пребывает во мне, значит, я не должен искушаться. Если я есть Сын Господний, то я есть и Господь. Ибо Сын всегда есть отражение Своего Отца. И если Отец мой Благий, творит Свои деяния естественно, не претендуя на Славу, то и я должен поступать по вере моего Отца Небесного. Все искушения эгоистичны, и в них проверяется вера".

Посмотрите еще раз вышеизложенную информацию. Представим, что я нахожусь в теле Христа и анализирую происходящую ситуацию. Вот передо мной появляется блистающий Маг, который меня искушает, увлекает мое эго, и я с ним иду. Он приводит меня в святой город... и я увлечен. Я задаю себе вопрос: "А кто он такой? Может быть, этот Маг действительно есть Сын Божий. А я еще никто. Мне надо побыть рядом с этим Магом. Может быть, для меня он откроет что-то божественное, коль он - Сын Божий. И я следую за этим Магом. Он мне показывает святой город. А это есть уже искушение. Ибо и мне хочется жить в этом святом городе. А я-то кто такой, чтобы жить в этом райском месте. Они, святые, добились этого своей святостью. А я-то еще не святой. Кто я?"

И вот так постепенно, гуляя по святому городу, вы внутри себя вопрошаете: "А я-то кто? А я-то кто? А я-то кто?"

И вдруг вас Маг возносит и ставит на крыле храма. И вот вы стоите на крыле божьего храма и опять вопрошаете мысленно себя: "А я-то кто?"

Ведь вас искушают - возносят. И возносят не куда-нибудь, а на храм божий, это же честь, подобная прославлению. Да, слава может вскружить голову, и тогда тебе скажут: "Бросься вниз, ведь с тобой ничего не произойдет". А на другом языке это звучит так: "Впади в искушение, ведь с тобой ничего не произойдет".

А впасть в искушение - это значит сотворить грех, духовно ослепнуть, то есть не ведать сотворенного греха в данном искушении. Но тогда ты перестаешь быть святым, перестаешь быть сыном света. Не оттого ли сыны века сего догадливее сынов света в своем роде, что они на Земле получили знания Сына Божиего, как проходить и не впадать в разные искушения?

Да, Христос осознал происходящее благодаря Духу Святому, Духу Истины, пребывающему в Нем, что всё должно быть в Его деяниях естественно, а не показывать, что Он есть Господь Бог повелевающий, ибо и Ангелы понесут Его на руках своих. Как Господь Бог творит просто, неприметным образом, так и Сын Божий должен просто жить на земле среди простых людей, жить естественным образом. Путь Сына Божиего по земной жизни не есть путь Мага, который есть путь для избранных, для приобретения счастья, блаженства и покоя. Путь Сына Божиего - для всех, поэтому Он - Мессия.

И мы в поиске истины вопрошаем: "Кто должен быть Мессией? Каким Он должен предстать перед нами, если мы, допустим, обретем земную плоть? В царственном блистающем виде? Он должен прийти на облаках? Восседать на них, как на троне? Он должен судить всех: живых и мертвых - и разделять людей направо и налево, на праведных и неправедных (грешных)?"

Помните! Сказано: "Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него".[130] Спасение мира греховного идет через Мессию. Поэтому истинный Мессия не явится на облаках, используя чудо. И не будет иметь на Себе царственные, богатые, сверкающие одежды. Он не будет судящим. Его Миссия - не судить, а спасать. Спасать через Свой земной опыт жизни. Мессия естественен! Он прост, как правда и одежду очищения этой простой правды надевает на Себя, чтобы эту простоту мог узреть каждый человек.

Итак, нас постоянно искушают в жизни и всегда будут искушать, и мы этого не должны бояться и чураться. Ибо стремление к обретению знаний есть искушение. Тем более, мы на практике используем лозунг: "Знание - сила! Знание - свет!" Но, стремясь обрести те или иные знания, мы должны быть терпимы, молиться Богу и Благодарить Его.

Если вы увидели учителя и хотите приобрести от него знания, как помощь, как руководство по вашей жизни на пути к счастью, - приобретайте. Но лучше всего обретайте в себе прежде Духа Святого. Ибо только Дух Святой вам покажет и раскроет, кто есть кто. Если вы встретили Учителя истины, вы будете следовать за ним, брать его знания, использовать эти знания на практике, чтобы обрести счастье в своей нелегкой жизни. И вы сами обнаружите: это чудо! Но это чудо будет естественным, и в этом чуде вы будете видеть Божие проявление.

Учителей много, и вы пребываете в искушении: к какому учителю направить свои ноги, чтобы обрести знания для счастья своего. Но надо быть с Духом Святым. Вы приходите к учителю и, слушая его, оцениваете его, думая: "Да, он говорит хорошо, в его речах я нахожу ответы, как облегчить свою жизнь от разных трудностей. Но не всё из его учения я могу принять как должное".

Тогда идите за этим учителем и слушайте его до тех пор, пока ваши уши будут хотеть слушать его, а сердце - принимать его учение. При этом не забывайте творить молитву Господу Богу Всевышнему и Благодарить Господа Бога во всех своих помыслах и деяниях, чтобы Дух Истины помог вам определиться в отношении к данному учителю. Возможно, вы обретете себе нового учителя. Но вы не должны осуждать тех учителей, от которых ушли в поиске истины. Благодарите всегда всех учителей, с которыми вам довелось соприкасаться и получать от них знания, информацию, опыт жизни, независимо от того, как мы определяем нашего учителя: а кто же он есть?

Иисус в поиске духовного учителя также приходит и слушает речи их. Вот Он пришел к Иоанну Крестителю, чтобы послушать, что же говорит этот учитель народу. Слово Божие уже есть и записано в Святом Писании. Это Слово Божие писали пророки. И вот объявляются пророки. Но истинный Сын Божий не будет во всеуслышание заявлять о себе, что Он Мессия, что Он Пророк. Поэтому, чтобы узнать, кто Он есть, Он идет смиренно послушать тех, кто уже призван нести слово и кто уже людьми назван Пророком, Учителем, или слушать тех, кто сам себя называет либо Пророком, либо Сыном Божиим, либо Христом, либо Мессией. Ибо, слушая их и анализируя их знания о Боге и обо всем, истинный Сын Божий определяется на своем жизненном пути в своей Миссии. Так и мы должны поступать. Мы не должны бояться искушений, а должны эти искушения анализировать. В этом анализе лучшим помощником является Дух Святой, Дух Истины.

Помните: искушение - это есть то, что мы заслужили. Если тебе говорят: "Ты - учитель", или: "Ты - пророк", или: "Ты - Сын Божий", - значит ты таковым и являешься, только внимательно смотри, из чьих уст это исходит. Но сам же ты не должен провозглашать об этом никому, особенно принародно.

Христос, осознав это второе искушение, видя свое эго и свою веру, благодаря Духу Истины, гениально проходит это искушение. И показывает нам, что надо быть смиренным и кротким, непревозносящимся и неамбициозным. Только с такими качествами человек не будет прыгать, бросаться с храма, даже если он Сын Божий, которому ангелы не дадут упасть и преткнуться о камень ногою своею.

Искушение исчезает там, где проявляется смирение, кротость и вера в Бога: "Да будет воля Твоя!"

Мы всегда будем погружаться в некие энергии искушения, чтобы определить в них путь истины, путь света, путь любви, путь знания, которые ведут нас к просветлению, а значит, ведут нас в мир благодати, радости и счастья. Мы всегда будем анализировать земной путь великих Учителей и учиться у них проходить свой путь очищения, свои искушения.

Иисус, чувствуя в себе энергии Учителя и готовясь стать великим Учителем, брал на себя большую ответственность в определении своей Миссии. Чтобы понять и осознать эту ответственность духовного Учителя, Он направляется в пустыню, где Он сможет проанализировать по той информации, по тем искушениям, которые предстанут перед ним, кто Он есть.

Те искушения, которые прошел Христос в пустыне, будут проходить все люди, племена, народы и языки, то есть в пище, в гордыне, в вере. Во всех искушениях человек будет проверяться на гордыню, тщеславие, на веру и стремление к материальности, на привязанность к материальным богатствам. В земной жизни можно отыскать всё! Мы с вами можем отыскать и погрузиться в благодатные энергии, вбирая их для своего очищения и обретения счастья, либо стягиваем греховные энергии, которые погружают нас в печаль, уныние, обиду... А они притянут к себе энергии злобы, зависти, гнева... И вот наша рука на кого-то поднимается, чтобы совершить неблаговидное деяние: ударить, нанести рану, убить... Как же распознать эти запутанные, неведомые пути этих неблаговидных энергий, их утонченные структуры, которые, как паутины, возникают на нашем жизненном пути? Мы пока любуемся этими паутинами, их изящно сплетенным узором. Они могут переливаться миражной красотой, всеми цветами радуги. Мы даже не замечаем, как эта паутина нежно и ласково нас затягивает, обволакивает, становясь мутноватой, темноватой. Наши движения этой паутиной сковываются, подобно тому, как если бы мы погружались в трясину, болото. Да, мы погружаемся в трясину своих же собственных неблаговидных энергий. Эти энергии, как благие, так и разрушительные, могут создавать и притягивать всевозможные обстоятельства, ситуации и видения.

Иисус знает тексты Святого Писания, поэтому Его внутренние энергии обрели образ Двойника-Учителя. И этот Двойник-искуситель предстает перед Иисусом в том или ином искушении в том или ином обличии и указывает на строчки из Святого Писания. На эти строчки из Святого Писания Иисус отвечает опять-таки строчками из Святого Писания.

Эта информация неслучайная и дается не просто так, и не только для того, чтобы мы все ответы искали в Святом Писании (Библии). Это дается нам и для того, чтобы мы призадумались: кем же написано Святое Писание, если так гениально его знает Сатана, Диавол. Ибо Сатана знает весомость слов из Святого Писания для землянина как слова Божия. Сатана или Диавол знает, к какому человеку и с какими словами из Святого Писания надо подойти, чтобы искусить. Духовного человека Диавол искушает словами из Писания на тонком, замысловатом уровне. Если человек на духовном уровне низок, то Диавол все равно искушает его и опять-таки, возможно, строчками из Писания, где сказано, что надо быть злобным, гневным, жестоким... Диавол отыщет в Писании подобную информацию и будет её подсовывать, искушая военных, полководцев, правителей и даже духовных и религиозных людей.

Мы для себя выяснили, что если Диавол так четко знает тексты Святого Писания, то его энергии обязательно присутствуют в том или ином учителе, пророке, который думает, что общается с Господом и пишет слово Божие как назидание для потомков. Постепенно из этих пророческих назиданий и поучений складывается Святое Писание. Этот пророк не ведает истинно, с кем он беседует и кто ему повелевает: "Пиши!" Он не ведает, кто ему нашептывает поучительные строчки наставления. Эта неведомая личность говорит: "Я через тебя заключу завет с народом твоим. Я дам тебе заповеди, которые ты должен дать своему народу, чтобы народ жил по этим заповедям. Ты будешь моими устами, а я буду вашим Господом. Так будет заключен Завет твоего народа со мной. Я - Господь Сущий, Вседержитель, Праведный и страшный в гневе своем, если мой Завет не будут исполнять. Я - Господь наказывающий и истребляющий. Я исцеляю и насылаю болезни..."

Мы забываем, что в Святом Писании под словом "Господь" надо понимать не только Господа Бога, но и Господа Диавола, Господа Иерарха, Господа Князя мира сего... Мы, прочитав в Святом Писании "слово Господне", думаем, что это слово Божие. Нет, это может быть и слово Господа Диавола, слово праведное, судящее, наказывающее, разрушительное.

Из Святого Писания (Библии) мы видим, что Господь бывает терпеливым, милосердным, прощающим, праведным, помогающим; Он может и пожурить, и наказать, и наслать болезни, разрушения; Он может быть и гневным, страшным, мстительным. И мы забыли или не знали, что тот или иной Господь, обладающий вышеперечисленными качествами, называет себя Богом, думая, что Он Господь справедливый, прощающий, милосердный, благий. Подобные Господа называют себя Богами, ибо обладают силой, могут повелевать, могут совершать те или иные чудеса... Мы же должны быть очень внимательны, когда нам тот или иной Господь что-то нашептывает или приказывает написать или что-то сделать. По этой даваемой информации мы должны улавливать, распознавать, что же тот или иной Господь в нас искушает: гордыню, тщеславие, зависть... или чем соблазняет.

Мы видим, на основании разобранного, как тонко, искусно Диавол искушает Христа в пустыне и как Христос внимательно следит за речью искусителя, ибо в тексте говорящего кроется и ответ. В этих словах есть те энергии, по которым можно благодаря Духу Святому определить, кто это говорит: Бог или Диавол.

Точно так же и в текстах Святого Писания существует разнообразная энергетика, от созидательной и до разрушительной, как на тонком плане, так и на материальном. И вы сможете это уловить, если вы будете с Духом Святым, Духом Истины. Видящий да увидит, что существуют жесткие и разрушительные вибрации, которые как бы не видны, и такое возможно из-за некоторой смазанности, туманности других вибраций. Только Дух Божий может вам подсказать: "Здесь будь внимательным: данное слово или изречение двойственное или имеет несколько значений, от разрушительных и до созидательных, от низких и до высоких, от диавольских и до божественных. И чаще всего первое может прикрываться вторым, замаскировываться, как бы надевая на себя праведные маски".

Вот так Христос угадывает благодаря Духу Святому, кто перед Ним, рассматривая и анализируя все слова и фразы, которые говорит Ему искуситель под праведной маской. И когда Христос Своим ответом показывает, кто перед Ним, тогда искуситель исчезает, искушение исчезает, а значит, грех не рождается и идет очищение.

Но очищение Христа в пустыне шло не только на мысленном уровне, но и на физическом плане, не только через голод, но и через воду, текущую из Его организма. Об этом знает почти каждый святой-мистик. Христос знал, что в человеке есть воды, которые можно использовать, принимая их в себя. Благодаря этим водам из своего колодезя можно выйти из ситуации, когда нет ни воды, ни еды, а заодно можно себя очищать, омываясь этими водами внутренне и наружно.

В Святом Писании имеются строчки, говорящие об этом, но только образно-символическим языком. Вот, например: "Чаша молитвы содержит вино..."[131] Чаша - это ваша плоть, вино - это ваша кровь... Вы молитесь - и кровь наполняется вашей молитвой. Вы молитесь, а благодатные вибрации начинают действовать и в вашей крови. Кровь разносится по всему вашему организму, питая всю плоть, каждую клеточку, забирая из каждой клеточки отработанные энергии, энергии болезни и разрушения. В почках кровь фильтруется и лишняя, "ненужная" жидкость выводится через специальные органы наружу. Но это не ненужная, а полезная жидкость:

"...Она содержит воду..." - ибо красные кровяные тельца возвращаются в кровь.

"...Служа символом крови..." - эта жидкость есть плазма крови.

"...И она наполняется Духом святым..." - все жидкости в организме во время молитвы наполняются Духом Святым.

"...Когда мы выпьем это [то, что выходит из нас], мы получим совершенного человека".[132]

А так как эта "вода" выходит из организма, то странники или пустынники имели чашу в виде плошки. Каменную чашу или углубление в камне можно отыскать и в пустыне.

Кровь, фильтруясь в нас, рождает воды, которые вытекают из нашей плоти, являясь как бы отбросом нашего организма. Но эти воды несут и информацию о каждой клеточке нашей плоти, и так как мы молились, в этих водах есть и божественные вибрации, Дух Святой. Мы берем эту воду из своего колодезя и опять молимся, чтобы наполняться Духом Святым. Над своей чашей, где находится вода из нашего колодезя, мы своими устами, голосом посылаем через молитву благодатные вибрации, которые входят, проникают в эту "воду" и растворяют в ней негативные вибрации, вибрации болезни, разрушения. После молитвы, когда мы пьем эту "воду", мы и обретаем в себе совершенного человека.

Кто такой "совершенный человек"? Это вы? Нет! Совершенный человек - это те вибрации, молитвенные вибрации, в которых есть свет человеческий, свет человеков. Это и есть совершенный человек, который пребывает в этих "водах", благодаря молитве, Духу Святому.

Если бы вы рассмотрели эту "воду" на тонком плане, то увидели бы не просто жидкость, налитую в чашу, а увидели бы светящиеся образы, которые у каждого человека имеют свои формы. У одних - чертик, у других - дикобразик, ехидна, у третьих - то или иное животное или зверь в человеческом обличии. А вот у праведных, святых - это есть человек, светящийся своим цветовым оттенком. Но еще на более тонком уровне эта "вода" несет информацию сердца. Это сердце-человек также сияет, и по чистоте своей может быть уподоблено кристаллу. Это и есть совершенный человек - сын света. Этого совершенного человека и выпивает молящийся.

Всё это знал Христос, и это Ему помогало пребывать в пустыне и очищаться. Из-за того, что Христос не принимал земной пищи, которая вносит в организм и грубые вибрации, и вибрации болезни, и вибрации разрушения, а пользовался водой из своего колодезя, Он с каждым днем, с каждым этапом очищения обретал в Себе более тонкие, утонченные, духовные вибрации. Соответственно, по этим вибрациям перед Ним возникали видения и искушения.

Итак, чтобы спастись в пустыне и выйти на более тонкие вибрации, мы должны использовать для этого свою воду. Ибо в Писании сказано: "Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя".[133]

Но будьте осторожны, так как ваш родник несет в себе и негативные, разрушительные энергии. И эту воду из вашего колодца надо как можно больше намаливать. Только отмолив её, можно принимать её вовнутрь. Если не отмаливаете, то вы в себя загоняете опять болезни, разрушительные вибрации. Вы себя начинаете чувствовать неважно, плохо. Вы заболеваете... Хотя не надо забывать, что вы можете заболеть и от того, что вносите в себя светлые энергии! Очистительные энергии входят в вас и выпроваживают изнутри на периферию болезненные вибрации, которые обволакивают тот или иной орган, или ту или иную часть тела. А эта больная энергия, как магнит, притягивает к себе подобные энергии с внешней стороны. А так как эти энергии могут иметь образы, видения, то по ним, этим образам, вы можете узнать, кто к вам явился в вашем видении: чертик, диавол или еще какое-либо страшилище. Вот вокруг вас и существует подобное поле страшилок, которое притянуло с внешней стороны себе подобных, чтобы вы могли их видеть. Ибо ваши глаза могут улавливать ваши вибрации и преобразовывать их в те или иные видения. Главное, всё то, что вы видите, - это есть ваши собственные энергии. Осознание этого даст вам возможность призадуматься, чтобы искать пути их преобразования. Но без энергии божественной любви очистить себя от негативных вибраций невозможно. Если вы начинаете творить Благодарственную молитву Богу с внутренней радостью в сердце своем, тогда происходит чудо. Вы исцеляетесь, очищаетесь, и в вас вызревает совершенный человек. Вы становитесь видящим и слышащим. И понимаете, кто есть Диавол.

Жаль, что в течение этих двух тысяч лет, анализируя искушения Христа в пустыне, люди так и не могут понять, что Святое Писание пишется человеком, а в человеке может пребывать и Диавол под маской Господа Бога. Возможно, Духовный Диавол, который искушал Христа в пустыне, как раз и является автором Святого Писания. Если бы люди поняли это, то они не стали бы относиться к Диаволу так негативно, отрицательно, гневно, злобно. Люди, племена, народы и языки живут по этому Святому Писанию (Библии) и восклицают: "Это божественно! Это Слово Божие". А разве Диавол не божественное существо? Разве Сатана не Сын Божий? Разве Люцифер - не Ангел света? Из-за своих негативных, плохих мыслей по отношению к Диаволу мы взяли и окунули сами его в свою черноту, в свою смолу, а затем к нему прилепили рожки и торчащие ушки, вытянули ему хвостик, а вместо ступней - копытца. То есть мы сами сделали Люцифера, светящегося человека, сына света таким паршивеньким, каким наши очи хотели бы видеть нашего искусителя. То есть мы сами по своим грязным энергиям слепили себе Диавола, и этот негативный образ прилепили Сатане, Люциферу. И мы забыли и не хотим даже знать о том, что этот паршивенький искуситель сидит внутри нас, порожденный нашими же собственными греховными энергиями.

Опыт Христа в пустыне, основанный на прохождении данных искушений, показывает нам и всему человечеству и как бы говорит: "Загляните в себя, в свою душу, в свое сердце. Загляните поглубже и пребывайте в молитве к Господу Богу. Возможно, вам придет озарение, и вы для себя откроете ту истину, которая на данный момент будет для вас ясна. Вы познаете, кто есть кто".

 

* * *

Помните! Сыны света искушают Господа Бога тем, что, обладая мистической, чудотворной силой, они, как маги, могут в своих деяниях не заметить, как в себе взрастили эгоизм, тщеславие, гордыню... а затем постепенно и грехи: вначале на мысленном уровне, а потом - в деяниях. И чтобы определиться на пути к божественной истине, сыны света входят в человеческую плоть, ибо они должны осознать, что вера в чудеса, как в знак обретения божественности, есть слепая вера, вера соблазнам. Поэтому Христос и будет предупреждать своих учеников: "Не соблазнитесь о Мне!"

Иисус произнес про себя: "Не соблазнитесь о мне..." Вдруг светящийся Учитель и его слушатели начали пропадать в круговороте спиралевидных цветных пятен. Перед ним возник огромный кристалл, который поворачивался и сверкал вспышками яркого света, переливаясь всеми цветами радуги. Внутри этого кристалла Иисус увидел прекрасный город света, в котором живут сыны света. Далее он заметил, как на город сынов света надвигалась багровая темень. Тьма окутала город сынов света, всё перемешалось, и затем постепенно внутри кристалла Иисус обнаружил земные пейзажи и города, в которых жили земные сыны века сего. Но и это всё постепенно исчезло, и вместо большого кристалла перед Иисусом предстала сияющая божественная женщина, похожая на его маму. Она ласково улыбнулась ему и с доброй улыбкой проговорила: "Я есмь жизнь", - и растворилась. А перед очами его возник сверкающий Маг, затем Иерофант, потом Учитель Праведности. И прозвучали слова: "Я есть путь". Когда растворился образ Учителя Праведности, возник образ прекрасного юноши, сияющего обворожительным светом. Чарующие уста его были приоткрыты, и Иисус услышал: "Я есмь истина, сотканная из любви. Бог есть Истина!" Образ юноши исчезал, а сам Иисус погружался в багровую тьму...

Вот он открыл глаза, над ним в темной бархатной синеве лежало бездонное небо, усыпанное неяркими звездами. Наступал рассвет. Иисус приподнялся и посмотрел на восток. Он был опять удивлен, ибо его очи видели над горизонтом тонкий обруч убывающей луны в виде чаши. Иисус погрузился в расчеты и пришел к заключению, что прошло еще пять дней его жизни в пустыне, которые он просто не заметил, пребывая в глубине своего сознания и слушая речь светящегося Учителя.

Шел уже двадцать четвертый день его очищения в пустыне. А в его видениях говорилось о сорокадневном пребывании Христа в пустыне.

"Если я есть Христос, помазанник Божий, - осмысливал Иисус, сопоставляя свои видения-искушения с искушениями в пустыне Христа, о которых говорил светящийся Учитель, - то мне надо пока оставаться в пустыне, чтобы получить дополнительные знания о Царстве Божием и уточнить о себе, кто я есмь".

Иисус видел, как с восходом солнца истаивал тонкий обруч чаши-луны. Теперь в течение приблизительно пяти дней луны не будет видно, и ночи в пустыне будут темные...

Помолившись, Иисус подошел к тому камню, где он погружался в глубины своего сознания и обретал ту информацию, которой он хотел обладать как духовный учитель, наставник народа.

"Что есть Царствие Божие?" - думал Иисус, сидя возле камня, набросив накидку на голову...

Ему предстало видение: он, будучи простым человеком, находит благодаря видению сокровище на одном из заброшенных полей своего богатого господина. Утаив это сокровище, он идет к себе радостный и продает всё, что имеет, а на вырученные деньги покупает у господина это поле. И когда это поле стало его собственностью, он откопал это сокровище и был удивлен тем, что вместо сокровища он попал в Царство Небесное...

Потом Иисус увидел себя купцом, разъезжающим со своими товарами по всем странам Востока и ищущим хороший жемчуг. Однажды он нашел одну драгоценную жемчужину. Ему захотелось её приобрести. Он пошел и продал всё, что имел, и купил эту жемчужину. И когда он положил эту жемчужину на свою ладонь и стал рассматривать её, то всё пропало и он оказался в Царстве Небесном...

Иисус, придя в сознание, не открывая глаз, подумал: "Если сокровище и жемчужина есть то богатство, которое будет пребывать в его сердце, то и Царствие Божие будет в его сердце. А кто имеет в сердце своем Царство Божие, тот войдет в это Царство Божие".

Он открыл глаза и откинул накидку. Солнце скрылось, и пустыня погружалась в ночь.

Перед тем как лечь в свое песочное ложе, Иисус помолился, немного прогулялся, пока ночь не поглотила пустыню. Насмотревшись в звездное бездонное темное небо, и размышляя обо всём увиденном в своих видениях, он прикрылся накидкой и погрузился в сон. Иисус осознавал, что Отец Небесный заботится о нем и помогает ему духовно прозреть. Божественная благодать, нежная радость и ночная услада окутывали его. Природа пустыни нежно убаюкивала его своей ласковой материнской песней: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 10

 

ВОСХОЖДЕНИЕ

 

 

Холод медленно сковывал все члены тела Иисуса. Он ощутил нежное прикосновение чьих-то губ на своих устах и медленно открыл глаза, ибо его веки были тяжелыми. Было темно. Звезд на небе он не видел. Спиной Иисус почувствовал, что лежит на каменной плите в каком-то каменном помещении.

"Значит, я не в пустыне, - подумал Иисус, - где же я?" Глаза его привыкли к полумраку. Темнота немного рассеялась в слабом свете угасающего светильника. Перед собой он увидел Иерофанта, говорящего: "Всё будет хорошо! Я буду тебя охранять..."

Иисус хотел приподняться, чтобы определить, где он находится, но не мог. Тело его не слушалось.

"Не волнуйся, - тихо шептал Иерофант, - тебе надо совершить очень многое. Будь всегда смирен и кроток. Будь всегда с Богом".

В мерцающем свете светильника лицо Иерофанта превратилось в лицо прекрасного юноши. Глаза Иисуса закрывались, и до него долетела фраза: "Когда я люблю Бога, я сливаюсь с Ним воедино". А затем продолжался шепот Иерофанта: "Я тебя жду просветленным. Ты для нас должен стать Учителем, Христом, Сыном Божиим, Сыном Человеческим".

Голос Иерофанта пропал. Безмолвная смерть надвигалась на Иисуса.

Вдруг Иисус ощутил, что он по некой спиралевидной линии летит по звездным небесам. Он пролетает разные скопления звезд, галактики, мироздания. Он не видел своего тела, но ему казалось, что оно было огромным и могло в себя вместить часть звездного мироздания, по которому он перемещался, как гигант. Он ощущал, что каждая звезда в бездонном темном небе - это есть его клеточка, которая дышала своей жизнью. Его дух замирал, когда скорость перемещения по звездному мирозданию нарастала. Он стремительно летел по спирали к одному из светящихся скоплений звезд. Свет быстро рассеивал космическую тьму. Его сознание схлопнулось.

"Стоит тебе забыться, - послышался нежный юношеский голос, - как ты впадаешь в какие-то свои видения".

Иисус открыл глаза. Вокруг всё приятно блистало от света кристаллов, драгоценных камней.

Перед ним на красивом светящемся ложе возлежал прекрасный юноша со сверкающей бронзовым отливом кожей, на нем была набедренная повязка, как бы сотканная из бисера. Все изгибы линий в фигуре юноши привлекали глаза Иисуса своим изяществом, гармонией, красотой. Фигура юноши светилась божественностью.

- Ты, наверное, видел другие миры? - спросил юноша.

- Да, видел, - отвечал Иисус, - мне даже показалось, что я жил в этих мирах, они мне знакомы. Мне ярко представилась голубая планета под названием Земля. Я видел эту земную жизнь так реально, как будто жил на этой планете. Они ждут Мессию.

- Помазанника?

- Да, Сына Божьего! Только они не знают, когда Он придет к ним на Землю.

- Сыны Божии - это мы с тобой, - сказал юноша, - мы сыны света, а значит, и Сыны Божии. В нас бьется жизнь света человеков. И этот свет во тьме светит, и тьма не может объять нас.[134] Но мы нисходим из мира света в другие миры, в миры человеков, где тьма может объять плоть человеческую. В эти миры мы нисходим по нескольким причинам, но главными из них могут быть две. Одна - это наше эго, тщеславие, высокомерие, наша амбициозность. Мы - творцы! И что бы мы ни захотели сотворить - будет чудо. Чем больше из-за своих эгоистических желаний мы в себе наберем энергии гордыни, тщеславия, амбициозности... тем больше мы темнеем и рождаемся в более низших мирах. К примеру, на Земле мы можем родиться и быть также духовными учителями и учителями-посвященными, иерофантами. Чем больше мы здесь в себе обретем темноты, тем более низшими учителями по иерархии мы становимся на Земле. Если на Земле мы очистимся от тщеславия и обретем в себе энергии смирения, кротости, милосердия, любви, то нам дается возможность вернуться в этот мир света.

Другая причина нашего нисхождения в низшие миры - самопожертвование. Чаще всего оно идет через Сына Божиего, Который на Земле может величаться как Сын Человеческий.

Мы, сыны света, помогаем Ему в этом нисхождении, ибо мы любим Его как Бога и готовы идти вместе с Ним на самопожертвование.

Если говорить притчевым языком, мы, сыны света, являемся девами, которые хотят, чтобы через них в мир материальный, земной (коль мы говорим о нем) вошел Сын Божий. Хочешь услышать, как это может быть отображено в притче? - спросил юноша.

- О, да, мне это интересно!

- Царство Небесное, - заговорил юноша, - может уподобиться десяти девам, которые, взявши светильники свои, вышли на встречу жениху; из них пять было мудрых и пять неразумных; неразумные, взявши светильники свои, не взяли с собою масла; мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих; и как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: "вот, жених идет, выходите на встречу ему". Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: "дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут". А мудрые отвечали: "чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к продающим и купите себе". Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились. После приходят и прочие девы и говорят: "господи! господи! отвори нам". Он же сказал им в ответ: "истинно говорю вам: не знаю вас". Итак бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.[135]

- Да, притча интересна, - сказал Иисус, - и как ты её понимаешь? Ибо по моим понятиям, здесь говорится о рождении Сына Человеческого на Земле.

- Вот именно, здесь девы - сыны света, ибо они имеют светильники. Масло, как символ помазания, как энергия божья, дает возможность иметь свет, благодать божию, чтобы увидеть жениха - Учителя света - и заключить с ним брачный союз, то есть дать возможность через себя войти в земной мир в человеческую плоть.

- Масло, - продолжил Иисус, - если оно является символом помазания христовыми энергиями, как раз и обретается пятью мудрыми девами, сынами света в качестве божьего ключа, чтобы стать посвященным.

- Верно, - заговорил юноша, - ибо божественный ключ открывает божественные качества, без которых не войти в Царство Божие.

- Видимо, эти божественные качества, - размышлял Иисус, - как раз и обретает посвященный, чтобы стать Иерофантом, Сыном Божиим. Ведь посвященный без таких качеств, как смирение, кротость, прощение, неосуждение, милосердие, не сможет стать Иерофантом.

- Истину говоришь, - поддержал юноша, - именно пять мудрых дев и символизируют эти божественные качества посвященного, которые ты перечислил.

- Тогда получается, - анализировал Иисус, - пять неразумных дев - сыны света, которые обретают, не ведая, такие качества, как эгоизм, тщеславие, высокомерие, властность, гордыня.

- Да, да, - радостно заговорил юноша, - эти качества не видны и незаметно проникают в нас. Их и могут символизировать пять неразумных дев.

- Поэтому светильники у них и гаснут, - продолжал свою речь Иисус, - то есть эти сыны света темнеют и погружаются во тьму, в бездну...

- Вот именно! - уточнил юноша. - Но в эту темноту и бездну погружаются и пять мудрых дев, то есть сыны света. Ибо я говорил в притче: "И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: "вот жених идет..." Итак, в образе пяти мудрых дев сыны света идут к своему рождению на Земле, делая шаг к самопожертвованию, чтобы дать свет грешным (темным духовно) людям на земле и указать путь к счастью. А в образе пяти неразумных дев сыны света идут к своему рождению на Земле из-за своих грехов, чтобы очиститься от них. А фраза: "...пойдите лучше к продающим и купите себе", - означает, что надо очиститься от грехов своим трудом, практикой и обрести божественные качества - масло для своих светильников.

- Жених - это Сын Божий, сходящий от Отца Небесного в земной мир, который вбирает в себя свет человеков, сынов света по тем божественным качествам, которые Он имеет Сам в Себе. Не так ли? - вопрошал Иисус юношу.

- Конечно! - отвечал юноша, - брачный пир - это и есть союз сынов света в теле Сына Божиего, то есть Сын Божий вместил в себя пять мудрых дев с пятью божественными качествами, чтобы родиться на Земле и указать истинный путь в Царство счастья, радости и блаженства. И вот на Земле Дева как раз и должна родить Сына Божиего.

- Чтобы Сыну Божиему воплотиться на Земле, - продолжал юноша, - Ему надо пройти пять Стихий в Мироздании. Пять мудрых дев могут символизировать еще и Стихии, по которым проходит Сын Божий и вмещает в Себя по подобию другие души духовных учителей. Поэтому Сын Божий и называется Сыном Человеческим, ибо Он в Себя вмещает много душ духовных учителей из этих пяти Стихий. Тогда и брачный пир можно понимать как многолюдное сообщество человеческих душ с единой идеей обретения счастья.

- Тогда понятно становится, - заговорил Иисус, - почему жених, Сын Божий, отвечает неразумным девам: "Истинно говорю вам: не знаю вас". То есть Сын Божий не знает еще такие темные, небожественные качества, как эгоизм, тщеславие, высокомерие, властность, гордыня. Поэтому как Господь сможет отворить дверь таким небожественным качествам, которых в Царстве Бога просто нет.

- Великолепно! - воскликнул юноша. - Тем более, когда Сын Божий обретет человеческую плоть, чтобы стать Сыном Человеческим, в Его сердце, где обретается Царство Божие, как раз и входят пять мудрых дев со своими светильниками и маслом. То есть сыны света взаимосвязаны с пятью органами чувств и защищают их на тонком уровне от проникновения в плоть темноты и греховности. А пять неразумных дев есть искушения, связанные с пятью органами чувств, по которым в тело входят греховные энергии. Вот почему двери затворяются, а пять неразумных дев - искушения - остаются вовне и стучатся, чтобы войти на брачный пир, войти в сердце, где Царство Небесное.

- Значит, эта притча говорит о рождении Сына Божьего на Земле, - задумчиво заговорил Иисус, - ведь там как раз ждут Его как Сына Человеческого. И никто не знает ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.

- Конечно, - повел свою речь юноша, - Сын Божий задерживается здесь, у сынов света. Поэтому в притче и сказано: "И как жених замедлил..." Ибо Ему надо в Себя вместить жизнь света человеков, то есть нас, сынов света. А такое возможно только через любовь. Вот почему я тебе и говорю: "Когда я кого-то люблю, то соединяюсь с ним воедино". Этот процесс не контролируется. Любовь есть любовь! Поэтому на Земле и не знают, когда приидет Сын Человеческий.

- А как тогда Сын Божий определяет положительные качества в сынах света, чтобы в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков? - вопрошал Иисус юношу.

- Я тебе, - заговорил юноша, - на это попробую ответить притчей на уровне земного понимания:

"Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов[136], другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно также и получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего.

По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И подошед получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: "господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них". Господин его сказал ему: "хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего".

Подошел также и получивший два таланта и сказал: "господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них". Господин его сказал ему: "хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего".

Подошел и получивший один талант и сказал: "господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал; и убоявшись пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое". Господин же его сказал ему в ответ: "лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью; итак возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов". Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит![137]

- Эта притча по своей значимости многогранна, - говорил Иисус, - но, как я тебя понимаю, ты попытался на материале земных понятий изложить мысль о сынах света, которые имеют образ раба. А раб имеет такие качества, как смирение, кротость, послушание, неосуждение... которые необходимо иметь сынам света для пребывания в мире света. И как на Земле и во всех мирах существует человеческая иерархия, так она есть и в мире света, среди сынов света. Ведь господин одному рабу дает пять талантов, другому два таланта, а третьему - один талант. Причем господин дает каждому определенное количество талантов по их силе. Под количеством талантов понимается творческая способность, которой могут обладать сыны света.

- Твои размышления на верном пути, - заговорил юноша, а затем вопросил, - а ты осознаешь, почему одному господин дает пять талантов или творческой способности, другому - два, а третьему - один? Ведь в притче сказано: "и поручил им имение свое".

- Под имением господина, - отвечал Иисус, - подразумевается Царство Света.

- Великолепно! А куда отправляется господин? - спросил юноша.

- Если господин есть Сын Божий, то он отправляется к своему Отцу, либо в другой мир, куда надо нести божественный свет.

- То есть ты хочешь изречь следующее, будучи в образе господина, Сына Божиего, - уточнял юноша, - "Я исшел от Отца и пришел в мир; и опять оставляю мир и иду к Отцу".[138]

- И что дальше? - вопрошал Иисус.

- Это как раз и означает, что когда Сын Божий идет, к примеру, на Землю, то, чтобы обрести плоть человеческую, Он вмещает в Себя свет человеков, то есть иерархическую структуру сынов света. Имение господина - это есть тело Сына Божиего, в котором пребывают сыны света согласно своей иерархии, по своим способностям (талантам), по своей силе (возможностям). А когда Сын Божий идет к Отцу, то он дает свободу своим сынам света, как рабам, которые пребывали в Его теле, щедро награждая каждого по его заслугам.

И вот Сын Божий, господин, - продолжал говорить юноша, - исходит от Отца, неся истину в мир, и приходит в мир света, к сынам света, чтобы вместить их в себя, как жизнь света человеков, чтобы придти на Землю.

- А на образном, притчевом языке, - продолжил Иисус, - получается, что господин проверяет своих рабов, как они без него потрудились, сохранили ли они в себе те божественные качества, которыми они обладали ранее, когда пребывали в Его теле. Ведь время течет, жизнь изменяется, а значит, божественные качества должны поддерживаться через обновление.

- Поэтому нам, - заговорил юноша, - и становится понятно, почему первый раб, получивший пять талантов, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов, а второй, получивший два таланта, также пустил их в дело и приобрел другие два таланта.

- То есть, - уточнил Иисус, - эти рабы, сыны света, пустили в оборот, в жизнь свои божественные качества: смирение, кротость, прощение, неосуждение, милосердие - и сохранили эти качества, то есть в малом они были верны.

- Поэтому господин и говорит, - продолжил юноша, - "в малом ты был верен, над многим тебя поставлю", то есть войдешь в мое господнее тело, в Царство Божие, ибо в притче сказано: "Войди в радость господина твоего". Сыны света рады войти в тело Сына Божиего, ибо они в Нем приумножают свои богатства, так как эти сыны света становятся имеющими.

- Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, - заключил Иисус мысль юноши словами из притчи.

- Верно! - отозвался юноша, - то есть сын света через тело Сына Божиего может подняться выше еще на одну ступень по иерархии Мироздания к своему вечному счастью. А по притче, кто имел пять талантов, стал иметь десять талантов, тот, кто имел два таланта, стал иметь четыре таланта.

- Кем же тогда является тот раб, который спрятал один талант в землю? - спросил Иисус.

- Религиозным догматиком, книжником, придерживающимся буквы закона, - отвечал юноша, - ибо в притче сказано: "Господин! я знал тебя..." То есть этот раб, сын света - книжник - знал законы божии, как законы господина. В религиозной книге, по которой живет книжник, Господин, Господь предстает как жестокий человек, жнущий, где не сеял, и собирающий, где не рассыпал. Из-за своего тщеславия и эгоизма этот сын света, раб думает, что это он сеет и рассыпает свои знания, и он сам должен жать и собирать свое, а не отдавать господину. Это он (сын света) сеет, где хочет, и рассыпает, где хочет, а вот господин забирает себе это богатство, поэтому господин - человек жестокий. Книжник боится изменить букву закона божьего, поэтому он и возвращает господину своему эту букву закона. Книжник не ведает, что Господь творит всё новое, а значит, и буква закона изменяется. Вот почему книжник обретает образ лукавого и ленивого раба.

У этого раба, сына света отнимается талант, - объяснял далее юноша, - и его выбрасывают во тьму внешнюю, то есть он из царства света попадает в царство тьмы, например, на Землю, чтобы на себе понять: всё течет и изменяется, и в этих изменениях просматриваются качества божии, особенно там, где плач и скрежет зубов.

- Но Сын Божий, - заговорил Иисус, - нисходит также во тьму внешнюю, где плач и скрежет зубов, то есть нисходит на Землю, чтобы помочь всем людям, праведным и злым, униженным и оскорбленным, книжникам и мудрецам, чтобы они могли определиться на своем пути к счастью и к Богу.

- Верно, - поддержал юноша, - поэтому Сын Божий, прежде чем прийти на Землю, через божественную Любовь объединяет в себе сынов света, которые, ради помощи своим падшим братьям, готовы принять самопожертвование. И в Теле Христа они нисходят во внешнюю тьму, где плач и скрежет зубов.

- Значит, и нам предстоит прийти на Землю, добровольно принимая на себя самопожертвование, чтобы своим светом, светом знания, указать выход из тьмы? - спросил Иисус.

- Да, мы это можем сделать, - продолжил юноша, - но, чтобы не впасть в искушение, лучше нисходить, к примеру, на Землю в теле Сына Божиего, ибо Он есть и путь и истина и жизнь.

Где двое или трое собираются в Любви во имя Божественной Любви, там уже незримо пребывает Сын Божий...

- И если мы сейчас с тобой пребываем в любви во Имя Божественной Любви, - произнес Иисус, - значит, Сын Божий пребывает с нами?

- Да, Бог внутри нас и вне нас![139] - сказал юноша. - Он нас в Любви и соединяет. А поцелуй есть рождение процесса этого объединения. Поэтому мы и целуемся в уста. И если твои уста несут слово Божие, то я и припадаю к твоим устам, чтобы слово Божие твое стало моим, чтобы твоя Божественная Любовь с уст твоих передалась моим устам и моему сердцу. Не входит Сын Божий в наш мир без нашего союза в Любви. Поэтому, когда мы говорим о Боге и Его Любви, мы целуемся, чтобы Сын Божий как проявленная Божественная Любовь мог прийти к нам и быть в нас.

Юноша приблизился к Иисусу и нежно поцеловал его в губы. Иисус закрыл глаза и почувствовал, как в этом поцелуе его душа стала наполняться божественной благодатью. А в его голове звучало: "Когда я кого-то люблю, то сливаюсь с ним воедино и мы уже не два, но одно". А затем зазвучало: "Ты Сын Мой Возлюбленный, в Тебе Мое благоволение!"

Иисус от такого блаженства погрузился в свои видения.

Когда он открыл глаза, то он также пребывал на светящемся ложе. Но всё вокруг сияло по-другому, другими цветовыми бликами, от этого казалось, что он находится в ином прекрасном зале.

- Где же юноша? - подумал Иисус.

- Я здесь, рядом, - послышался голос юноши.

И тогда Иисус перед собой увидел своего собеседника, который весь светился любовью.

- Ты опять уже успел где-то побывать? - спросил юноша.

- Да, - говорил Иисус, - я был, возможно, на Земле. Я был пастухом, и имел сто овец. Но однажды одна овца потерялась. Я не оставил девяносто девять овец в пустыне, а дал им пастись в защищенном благополучном месте. Сам же отправился искать пропавшую, заблудшую овцу. Преодолевая трудности, я нашел пропавшую овцу и был счастлив. Я взял её на плечи свои с радостью и пошел домой. Пришед домой, я созвал друзей и соседей и сказал им: порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу...

- Сказываю тебе, - продолжил юноша, - что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии.[140]

- И далее, - заговорил Иисус, - я был счастлив и лег спать, и вижу во сне, как некая женщина, имевшая десять драхм, потеряла одну драхму. Она зажгла свечи и стала мести комнату и искать тщательно потерянную монету. И она была счастлива, что её поиски увенчались успехом. Нашедши монету, она созвала подруг и соседок и сказала им: порадуйтесь со мною, я нашла потерянную драхму.

- Так, говорю тебе, - стал изрекать юноша, - что бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся.[141]

- Ангелы Божии радуются и об одном грешнике кающемся, а Сын Божий печется о всех, и о грешных, и о праведных. Ведь прежде чем пойти на поиски заблудшей овцы, надо позаботиться и о девяноста девяти овцах, - высказался Иисус.

- Если ты в своем видении, - говорил юноша, - позаботился о девяноста девяти овцах и нашел потерянную овцу, значит в тебе есть Божия благодать, и ты есть Сын Божий. Я лишь говорил о девяноста девяти праведниках, как о сыновьях света, которые не имеют нужды в покаянии. Поэтому на небесах радуются, когда грешник обретает покаяние.

- Так нет воли Отца Небесного, чтобы погиб один из малых сих,[142] - добавил Иисус.

- Да, Отец через Сына Божиего дает спасение заблудшим и праведным, и какая бы ни была радость на небесах или радость у Ангелов Божиих об одном грешнике кающемся, истинное покаяние раскрывает для грешников и праведников только Сын Божий, - заключил юноша.

- Мое сердце радуется, - заговорил Иисус, - ибо в твоих устах сияет истина.

- А ты знаешь, - стал вопрошать юноша, - почему тебе снилась женщина, нашедшая драхму, а затем на радостях созвавшая подруг и соседок?

- Потерянная драхма, по нашему с тобой заключению, означает кающегося грешника, который обретает спасение...

- Верно, но эта потерянная драхма - кающийся грешник - оказался в руках женщины...

- Тогда светильник, - добавил Иисус, - есть свет божий Сына Божьего, Сына Света, благодаря которому женщина нашла потерянную драхму.

- Вот именно, Твоя мысль великолепна, - воскликнул юноша, - но не забывай, эта женщина имела при себе девять драхм. А девять - число мудрости. И если перед нами женщина, то эта мудрость зиждется на любви к мужчине. Поэтому драхма может означать мужчину, энергию жизни, поэтому женщина и ищет драхму. Женщина - природа, она ищет энергию жизни, чтобы её оплодотворили. Поэтому женщина всегда радуется, когда она наполняется оплодотворяющей любовью. Число десять - это и есть любовный союз между мужчиной и женщиной.

- И прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть,[143] - произнес Иисус.

- Да, да, именно за счет этой любви идет объединение душ человеческих, чтобы возродиться сыну света, который из-за своего непокаяния, на образном языке, рассыпался из единой сущности в десять темных сущностей человеческих, как десять драхм, которые обрела женщина, - объяснял юноша.

- Эта женщина, - продолжил Иисус, - благодаря светильнику, то есть учению Сына Божиего, как свету истины, обрела потерянную драхму и созвала других женщин, чтобы поделиться с ними своей радостью. Ибо и весть Сына Божиего о Царстве Отца Своего есть радость, радость обретения света, благодати, наслаждения.

- Замечательно, - возрадовался юноша, - но можно сказать и так, расшифровывая твой сон, что женщина радуется тому, что она опять стала цельной, то есть сыном света, а последний пребывает в тебе. Ибо в каждом из нас пребывают женщины, которые обрели светильники - учение Сына Божиего. И женщина, которая обрела потерянную драхму, по моим понятиям, есть та овца заблудшая, которую ты нашел и бережно взял её на свои плечи с любовью, и вернул домой в мир света к сынам света, ибо эта овца - сын света.

И я радуюсь за тебя, - продолжал юноша, - что в своих видениях ты поступаешь как Сын Божий. Но Сын Божий, чтобы донести истину до сынов человеческих, земных сынов, должен пройти все виды любви, чтобы не впадать в искушения, то есть не привязываться к одной человеческой любви, как, например, любовь к женщине. Ибо Сын Божий объединяется в одно не с женщиной, чтоб создать семью и народить детей, а объединяется в одно со своими учениками, последователями.

- То есть Сын Божий, - заговорил Иисус, - может сказать так: "Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня".[144]

- Да, да! Потрясающе! - ликовал юноша, - твое изречение удивительно. Подобное объединение в любви происходит и у нас, сынов света. Одно из таких объединений в любви и слияние в одно я тебе могу показать.

Не успел Иисус опомниться, как они с юношей оказались в другом прекрасном сияющем помещении, напоминающем храм. Всё светилось и переливалось, как внутри, так и извне. В центре помещения на большой круглой мягко сверкающей платформе сидели кругом двенадцать прекрасных юношей, а в центре сидел также прекрасный юноша, который являлся для остальных духовным наставником, учителем. Их одеждами был свет, который они излучали. Поэтому их кожа, их обнаженные тела были обворожительны и радовали глаза. Они пребывали в любви друг к другу, к учителю и к Богу, Которого они восхваляли. Они сидели, скрестив ноги, в позе лотоса, касаясь друг друга и образуя замкнутое кольцо. Они под руководством учителя медитировали на Любовь к Богу.

Вдруг Иисус увидел, как на плечах каждого юноши возникли сидящие прекрасные обнаженные отроки.

- Мысль о Боге и любви к Нему, - разъяснял юноша, - внешне отображается в появлении этих прекрасных божественных отроков, которые восседают на плечах, каждый на своем создателе.

Затем в устах этих юношей засиял свет, который возник в виде светящегося столба толщиной в посох и стал спускаться с затылка по спине, позвоночнику вниз. Пройдя копчик и седалище, столб света вышел спереди каждого юноши и стал подниматься вверх, до тех пор, пока не достиг уст отроков. Отрок, поглощая в себя этот столб света через свои уста, насыщался им и уплотнялся, обретая то сияние света юноши, на котором восседал. Ярче всех сиял божественный отрок на учителе, сидевшем в центре круга. Да и сам юноша-учитель своим сиянием отличался от двенадцати юношей. Каждый из этих двенадцати юношей сиял своим необычным приятным светом. Юноша-учитель встал, и встали все другие юноши. Учитель встал в круг, и они медленно пошли по кругу, продолжая медитировать на любовь друг к другу и к Богу. Круг сужался, тела юношей соприкасались своими свечениями. Тот столб света, который у юношей поднимался снизу вверх к устам своих отроков, стал проходить через центр тела впереди идущего юноши, отчего кольцо из тринадцати юношей замкнулось, подобно тому, как змея кусает свой хвост. Движение медленно остановилось, каждый юноша спереди и сзади ощущал блаженное соприкосновение тел, круг вибрировал, отроки на плечах юношей засияли еще более прекрасным светом. Этот прекрасный свет постепенно стал объединять всех отроков в единое светящееся кольцо переливающегося света. В этом сиянии переливающегося света в виде единого кольца растворялись отроки, а затем этот свет, распространяясь вниз, стал сверху окутывать юношей. Юноши блаженно вибрировали, погружаясь в этот прекрасный переливающийся свет. Вот все юноши погрузились полностью в это переливающееся световое кольцо. Большое переливающееся кольцо из света стало теперь сверху сужаться к центру, возносясь по спирали. И когда появился светящийся купол из переливающегося света, всё схлопнулось, и в центре сидел юноша-учитель, сиявший той красотой переливающегося света, которая была вокруг него. Но двенадцати юношей со своими отроками уже не было. Когда юноша-учитель пришел в себя от неописуемого блаженства слияния, он исчез.

- Он пошел искать себе подобных, - объяснил юноша, - чтобы сливаться в одно в таком блаженстве. Благодаря такому слиянию в любви через Любовь к Богу, они притягивают Сына Божьего в мир сынов света, чтобы Он помог вернуться сынам света из низших миров. Ибо сыны света, нисходя в другие миры, теряют свой свет через семя, оплодотворяя женщину, то одну, то другую в поиске любви, в поиске себе подобных. Для землян, к примеру, сыны света могут предстать как падшие ангелы, заключающие любовный союз с прекрасными земными женщинами. И потеряв свой свет через семя, они попадают в запутанный лабиринт земной суеты, где, впадая в искушения, они превращаются в грешников. Они не могут подняться, ибо потеряли свет, они не видят обратную дорогу к сынам света. Поэтому они и ждут прихода Сына Божиего, чтобы вновь в себе обрести свет истины, путь в свое Царство света...

Иисус не заметил, как они (он и прекрасный юноша) оказались на приятном сверкающем ложе в том прекрасном помещении, где они были ранее. Юноша, сияя своей красотой, возлежал перед ним и продолжал свою речь:

- Когда Сын Божий от сынов света нисходит в низшие миры, Его там ждут учителя и отдают Ему знания, чтобы Он мог обладать опытом во всех видах любви, не впадая в искушения.

- И этот опыт осваивается и передается через этапы посвящения, - проговорил Иисус.

- Без этого не обходится, - продолжал юноша, - ибо Сын Божий должен через Учителя-посвященного обрести знания данного мира и не искушаться в них, пока молодой, до осознания, что Он есть Сын Божий, чтобы исполнить Свою Миссию. Учитель-посвященный так проводит своих учеников через любовные искушения, чтобы ученик не терял свое семя. Главной загвоздкой на Земле для всех духовных учителей является непривязанность к женской любви. На Земле существуют тайные школы. В некоторых из этих школ преподают Тантру как путь к Богу через любовный союз мужчины с женщиной, при котором женщина олицетворяет божественную мать, а мужчина - божественного отца. При таких контактах с разными молодыми женщинами ученик под руководством учителя учится не терять семя, зерно жизни.

И вот если Сын Божий, который вмещает в себя жизнь света человеков, сынов света, вместит в себя великого учителя Тантры, сына света, тогда Он не искусится на женскую любовь, какая бы она ни была. Ибо Сын Божий будет иметь в Себе любовь ко всем женщинам, и к каждой Он будет относиться с духовной любовью.

Как мы с тобой с любовью целуемся в уста, так и Сын Божий будет отдавать Свою любовь через уста своим ученикам и женщинам, открывая через Себя Любовь к Богу. Поэтому, когда я целую тебя, я тебе как бы открываю мою любовь к Богу, а когда ты отдаешь мне свой поцелуй, ты открываешь мне свою любовь к Богу.

Юноша приблизился и сказал:

- Если твои уста несут Слово Божие, слово Любви, то прими и мою любовь к Богу через этот поцелуй.

Иисус, прикрывая глаза, почувствовал на своих губах нежное и ласковое прикосновение губ юноши. В него вливалась та божественная любовь, которую юноша через поцелуй отсылал Богу. Наполняясь божественной благодатью, Иисус отдавал эту божественную любовь юноше.

Иисус почувствовал, как он стал куда-то проваливаться, свет в его прикрытых глазах стал исчезать. Он погружался во тьму. Внутри него и вовне звучало: "Ты Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение. Как Ты во Мне, и Я в Тебе".[145]

Вот перед его глазами стали проплывать образы мужчин, которых он целовал в уста и через свой поцелуй открывал им Бога Любви. Глаза их восторженно светились. Многие из них были рыбаками. Перед его очами появился юноша, которого он нежно целовал, а потом он увидел, как этот юноша, открывая ему в чувствах свою преданную любовь, возлежал на его груди. Да, все те мужчины, которых он целовал, преданно смотрели на него и как будто прощались с ним. Горели светильники, и в мерцающем свете он не мог запомнить их лица. Их было двенадцать, но один потом поспешно ушел, и он с большой любовью провожал его в темноту. Потом все закрутилось, и Иисус ощутил, что куда-то продолжает падать. Своего тела он не чувствовал.

Падение прекратилось. В глазах тьма стала постепенно истаивать, преобразуясь в темно-багровый цвет, переходящий в фиолетовый и в другие матовые цвета.

Иисус почувствовал на своих губах чей-то поцелуй, а затем голос: "Пора! Просыпайся. Вставай. Послушай меня".

Открыв глаза и приподняв туловище, опираясь на руки, Иисус перед собой увидел пожилого мужчину, который выглядел молодо, с живыми сверкающими глазами и белыми зубами. На нем была только набедренная повязка. Тело его было темно-красноватым, стройным, гармонично сложенным и в чём-то юношеским. Сам же Иисус был обнажен и спал на циновке, прикрывшись полотном своей набедренной повязки. Иисус почему-то знал, что он находится на юге Индии у одного из учителей Тантры.

Иисус встал, набросил на себя набедренную повязку и сел, скрестив ноги возле учителя.

- Мне было видение, - таинственно и заворожено заговорил учитель. - Ты уже юноша, и в тебе просыпается мужчина. Я как твой учитель по Тантре наблюдаю за тобой, когда ты спишь. И независимо от того, что мы с тобой делаем упражнения по трансформации энергии от нижних чакр к верхним, во сне ты возбуждаешься. Я тебя бужу, чтобы ты мог сохранить в себе семя и успокоить возбужденную энергию.

- Поэтому ты меня и разбудил? - спросил юноша Иисус.

- Нет! - ответил учитель и свой указательный палец положил на уста ученика, дав знак к молчанию и продолжил говорить: - Ты должен как ученик прежде всего проявлять такие качества, как смирение, кротость, послушание, терпение и молчание. Чем больше ученик проявляет эти качества, тем больше учитель откроет ему тайных знаний. Чтобы обрести тайные секреты учителя, ученику много лет надо пробыть с учителем. Ибо учитель для ученика становится отцом, матерью, братом, другом и возлюбленным. Тем более я тебя учу подниматься к Богу через любовь, чтобы ты не запутался в земной любви и не привязался к женской любви. Через насыщение в практике ученик учится непривязанности к женской любви.

Итак, мне было видение, удивительное и относящееся к тебе, поэтому от радости я поцеловал тебя и разбудил. Снилось мне, что меня призывают к небесам, я стоял перед сверкающим высоким храмом. Широкая, праздничная, витиевато украшенная лестница вела меня вверх через разные прекрасные залы, богато убранные, лежащие ярусами. Когда я подходил к вышележащему залу, распахивались ажурные золотые ворота, с двух сторон их открывали прекрасные девушки. Они почтительно склонялись предо мной и приглашали войти в зал, где я далее мог подниматься к вершине храма. Когда я проходил мимо открывающихся ворот, я в девушках узнавал своих партнерш по любви. Они радостно, скромно и застенчиво улыбались мне, а в их глазах сияла благодарственная любовь ко мне. Две другие девушки также мои партнерши по любви, сопровождали меня по залу к следующей лестнице. Пройдя десять ярусов, я увидел ворота из света, их открывали прекрасные юноши в набедренных повязках, подобные тебе, а далее по сверкающему залу прекрасные юноши попарно создавали аллею, по которой я шел и любовался их красотой.

Впереди я увидел сверкающего Будду. Когда я приблизился к нему, то пал перед ним ниц. Он ласково и с любовью предложил присесть. Расположившись перед ним, я еще раз склонился в почтении к нему, как бы говоря, что готов его внимательно выслушать.

Будда, переливающийся благодатным светом любви, заговорил ласковым голосом: "Я знаю, что у тебя есть прекрасный ученик. Береги его и наставь той мудростью и той практикой любви, которой обладаешь, сохраняя в нем семя жизни и света. Когда я был юн, я в своих царских дворцах предавался любви с юными девушками. А затем мне выбрали прекрасную жену, которая родила мне ребенка. Я отрекся от царства, от жены, ребенка, любви к женщинам, чтобы открыть для себя истину, как выйти из мира страданий. Мое отречение от обычной земной жизни и сладости женской любви казалось для меня истиной. Но бог Шива показал мне, что нельзя отрекаться от любви к женщине и от мирской жизни. Надо учиться всё любить и не привязываться к объекту любви. Надо иметь опыт любви к женщине, чтобы не привязываться к ней. Оплодотворяя любовью женщину, надо уметь сохранять в себе свое семя жизни, семя света, который осветит тебе путь возвращения в мир Нирваны.

Тот юный ученик, которого ты сейчас ведешь, должен научиться не отрицать ни одну земную любовь. Ты его должен умело провести через все красоты женской любви в Тантре, чтобы он во имя спасения душ человеческих не привязался к женской любви и не создал семью. Его миссия - стать Учителем сострадания всему человечеству, а не принадлежать одной женщине. Он должен дать всему человечеству то, что я еще не успел сделать. Если он из-за привязанности в любви к женщине создаст семью и породит ребенка, то он, как и я, будет вынужден отречься от земного счастья, уединиться. Истина снизойдет на него и он поймет свое высокое назначение. Каждому его высокое назначение в жизни открывается в свое время. Хорошо было бы, чтобы до этого божественного озарения он не создал семью и потомство, чтобы их потом не разочаровать своим уходом. Никто не знает, когда ему свыше откроется это высокое назначение. А до этого ты должен на практике его провести через все красоты женской любви, чтобы он не впадал в соблазн женского искушения в миру. И да пребудет с тобой мудрость будд и знание Шивы".

Я склонился перед сверкающим Буддой, и вдруг видение пропало, и я вновь себя ощутил сидящим со скрещенными ногами и медитирующим. От такого радостного видения я разбудил тебя.

У нас с тобой впереди большая интересная работа познания женской любви. Для начала мы отправимся к храму любви, чтобы рассмотреть в скульптурных изображениях все позы любви.

Учитель поцеловал своего ученика и сказал: "Нам пора..."

Они встали и направились к храму любви. Он был прекрасен, великолепен и величественен. Выстроенный из камня, он был отделан так ажурно, что не казался громоздким и тяжеловесным. Храм являлся символом любовного союза мужского и женского начал. Чем ближе они подходили к нему, тем отчетливее изящная внешняя отделка стен храма вырисовывалась в скульптурные композиции. А когда они подошли вплотную, то ученик Иисус обнаружил, что в этих скульптурных композициях показаны разные позы любви между мужчиной и женщиной, а также и групповые позы.

- Твои глаза, - говорил учитель, - должны насытиться изяществом и красотой этих обнаженных тел, чтобы твоя юношеская застенчивость и тайное желание соединиться в любви с женщиной переросли постепенно во всеобщую любовь ко всем людям. Твои глаза не должны гореть плотской любовью, нужно научиться этот плотский огонь любви превращать в божественную любовь, подобную любви сострадания ко всем страждущим и обремененным. Но это не делается быстро, на это могут уйти годы, десятилетия. Только твоя личная практика постепенно превратит тебя из ученика в мастера, подобного мне.

Учитель подводил своего ученика к той или иной любовной сцене, фигурной композиции сплетения тел и объяснял, как действует в телах мужская и женская энергетика. А затем пояснил: чтобы научиться ощущать в себе потоки разных энергий, надо на практике научиться ощущать разные поцелуи. Поэтому ученику-юноше завязывали глаза, и девушки, которые воспитывались в храме любви, поочередно целовали юношу. Юноша должен был учиться не возбуждаться от этих поцелуев к плотской любви, а главное, он должен был угадать, когда его вновь поцелует первая девушка. Если юноша угадывал, учитель ему давал следующее задание и специальные упражнения. В поцелуе идет передача энергии от учителя к ученику, от мужчины к женщине или от женщины к мужчине.

Рассматривая скульптурные композиции любовных сцен на стенах храма любви, учитель попутно рассказывал об этапах посвящения, в которых ученик научается овладевать собой, чтобы сохранить в себе семя.

- Это семя, - наставлял учитель, - очень ценно, пока находится в тебе, и ты это семя преобразуешь в духовную энергию через любовь к Богу. Но если это семя выходит из тебя наружу, твой обратный путь к Богу затемняется, и твое высшее назначение теряется. Поэтому ты в себе из этого семени, твоего зерна должен вырастить Царство Благодати, где должен жить Бог. Открой Бога Любви в себе, и тогда ты увидишь, как эту Божественную Любовь раскрыть человечеству. В жизни каждый ищет путь к своему счастью, путь спасения по-своему. К примеру, религиозная каста брахманов, учителей народа, научает людей и верит, что они сыном спасутся и через сына станут небожителями. Поэтому, молясь богу, они женятся и надеются родить сына, думая, что тот или иной бог может стать их сыном, и через него они обретут спасение. Мы же, люди Тантры, верим, что через любовь к Богу мы в своем семени зарождаем божественного Сына, который в нас вызревает, вырастает в Бога Любви, и этим Богом мы обретаем свое спасение. Вначале мы являемся отцом для своего божественного Сына, а потом Сын, став Отцом в нас, делает нас своим сыном. Так Сын и Отец есть одно.

Время пролетело быстро и незаметно. Солнце скрылось, а сумерки плавно перетекли в ночь.

- Мы будем жить при этом храме любви, - говорил учитель, - где ты приобретешь опыт любви к Богу, пройдя через разные нюансы земной любви.

Они спустились в специально отведенное помещение, где можно было на циновках отдохнуть.

- Приляг, отдохни, - сказал учитель, - а то мы с тобой сегодня много ходили.

Иисус лег, положив руки за голову, и прикрыл глаза. Он почувствовал на устах поцелуй учителя, а затем услышал его голос:

- Я скоро приду, принесу что-нибудь поесть.

Иисус почувствовал, как он стал проваливаться куда-то во тьму, а затем его тело стало легким, и он воспарил к свету. Перед его глазами прошло видение, как он постепенно восходит к вершине храма любви и как все виды земной любви постепенно преображаются в нем в духовную, божественную любовь...

Потом он увидел себя в царстве сынов света, он стоял перед светящейся горой с тем прекрасным юношей, с которыми беседовал на ложе.

Юноша ему говорил: "Пришло время твоего назначения - нисходить в мир и нести людям свет истины. Эта вселучезарная гора есть гора назначения. Каждый сын света восходит на эту гору и исчезает в ней. Чем выше сын света восходит на нее, тем ниже миры, где внешняя тьма, куда он нисходит. На эту гору поднимаются только те сыны света, в которых сияет свет самопожертвования, божественной любви ко всем существам.

На какой высоте горы ты исчезнешь, я не знаю, но я растворюсь в тебе, ибо я рожден тобой, я образ света твоей любви. Поэтому я тебя и целую, чтобы слиться с тобой. Я - свет, опыт твоей необъятной любви. Я в тебе буду любить всех и оберегать тебя этой любовью, чтобы ты не впадал в искушения".

Юноша приблизился к нему, крепко его обнял и поцеловал.

Иисус прикрыл глаза и ощутил, как благодатная энергия любви через его губы проникала внутрь и заполняла всего его, а внешние ощущения, что его обнимает юноша, истаивали.

Иисус в себе услышал голос: "Когда я кого-то люблю, я сливаюсь с ним воедино".

Вдруг он попал в водоворот светящихся энергий и начал возноситься, а потом ощутил, как стремительно погружается в бездну. Свет в его очах мерк, и тьма окутывала его. Он не чувствовал своего тела, а затем померкло в забытьи и его сознание...

Сколько он пробыл в таком состоянии, он не ведал. В глазах было темно. Иисус стал постепенно ощущать свое тело. Он чувствовал чьи-то руки, которые гладили и растирали все члены его тела. Что-то теплое проникало в него, он ощущал соприкосновение тел, отчего его тело стало ощущать тепло. Чьи-то руки переворачивали его и разминали его руки и ноги, сгибая и разгибая их... Затем он ощутил на теле поцелуи и дыхание молитвенного шепота...

Постепенно возвращался свет в глазах через рождение темно-бардового цвета, перерастающего в красное, а затем в оранжевое сияние.

Иисус стал ощущать тепло и сияние солнца. Когда наметилось нитевидное биение сердца, тело его ожило, манипуляции на нем прекратились и его куда-то понесли, укрыв теплым полотном.

Иисус силился открыть глаза, но не мог, хотел пошевелись пальцами и тоже не мог. Он ничего не слышал.

Движение закончилось, его глаза ощущали через закрытые веки полумрак. В ушах появился шум, который нарастал, а затем внезапно растворился в естественной тишине.

Пальцы рук стали слушаться, и он пошевеливал ими. К нему кто-то подошел, наклонился и поцеловал в губы. Иисус открыл глаза и увидел перед собой лицо Иерофанта. Глаза Иерофанта светились от счастья, наполненные любовью.

- С возвращением тебя в наш мир, - произнес Иерофант и помог ему приподняться, - ты прошел и это двенадцатидневное посвящение. Это твое великое достижение.

Иисус увидел, как Иерофант замер в удивлении, глядя на него. Глаза Иерофанта расширились.

- Ты сияешь, - произнес восторженно Иерофант, - ты воистину был в царстве света. Теперь ты - Учитель, и я преклоняюсь перед тобой.

Он припал к ногам Иисуса и поцеловал их, а после произнес:

- Ты - наш Господин!

Приподнявшись, он подсел ближе к Иисусу и сказал, глядя в его глаза:

- Я очень рад, что ты в себе открыл Бога Света, Бога Любви! Приляг, отдохни немного. Я принесу тебе белые царственные священнические одежды. Сегодня вся коллегия жрецов будет тебя приветствовать как Господина.

Иерофант помог Иисусу прилечь, и прежде чем удалиться, он нагнулся, чтобы поцеловать его.

Иисус прикрыл глаза и услышал голос Иерофанта:

- Ты воистину обрел в себе свет Сына Божиего.

На губах Иисус почувствовал бережный поцелуй любви Иерофанта. Всё опять закрутилось, завертелось. Иисус чувствовал, что он, вращаясь, падает в потоке громового голоса: "Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение".[146]

Иисус от неожиданности открыл глаза, было темно. Он рукой попытался снять с себя накидку, но рука была вялой, тяжелой и плохо слушалась. Когда он сбросил накидку с лица, на него смотрело темное звездное небо. Он приподнял голову, верхнюю часть тела и осмотрелся. В западной стороне небосвода сияла растущая половинчатая луна, как разломленная пополам круглая лепешка хлеба. Всё его тело было засыпано песком.

"Видимо, были ветры, - размышлял про себя Иисус, - и, возможно, песочная буря. Сколько же пролетело дней? Последний раз я видел тонкий обруч чаши убывающей луны, а сейчас уже сияет часть растущей луны. Значит, - анализировал он, - прошло еще около двенадцати дней. Получается, таким образом, что я в пустыне уже около тридцати шести дней. Мне открылось, что я - Учитель, что я обрел в себе свет Сына Божиего".

Иисус приподнялся, размялся и стал молиться Богу, отвешивая поклоны, и благодарить Его за те знания, которые он получил. Он благодарил Небо, Солнце, Луну, Землю, пустыню, духов пустыни за то, что они оберегали его плоть. Он медленно прохаживался по пустыне и радость любви передавал всему-всему, что видели его очи и что ощущало его сознание.

Время летело, луна скатывалась к горизонту. Иисус подошел к своему месту, где медитировал. Он сел, смотря перед собой открытыми очами, и стал размышлять над всеми видениями и знаниями, которые он получил. С левой стороны Иисус видел луну.

Из видений он не знал единственное: взошел ли он на вселучезарную гору, на гору назначений, где определялась его духовная миссия как Учителя.

Иисус пытался не мигать, чтобы дух его пребывал в бодром состоянии. Очертания пустыни мутнели, расширялись, затем снова обретали прежний вид. Луна тоже увеличивалась, превращаясь в светящееся пятно, когда же происходило невольное моргание, она обретала свой первоначальный вид. Дыхание Иисуса замедлилось и стало незаметным.

Вдруг Иисус обнаружил, что луна, увеличиваясь, превратилась в светящееся пятно, которое сошло со своего места и стало приближаться к нему. Вот он увидел, как из этого светящегося пятна стали вырисовываться огненные кони с огненной колесницей. По мере их приближения становилось светло, а огненные кони превращались в белых лошадей в сверкающей золотой упряжке. Сама колесница из огненной превращалась в царственную золотую повозку, отделанную дорогими камнями. Четверка прекрасных белых лошадей с царственной повозкой не тряслась в своем движении по пустыне, а парила над поверхностью земли. Лошади остановились в десяти шагах от Иисуса, и из повозки вышли прекрасные юноши в царственных одеждах. Двое из них подошли к Иисусу, поклонились ему и сказали:

- Наш царь приглашает тебя к себе и хочет поговорить о твоем назначении в этом мире.

Иисусу было интересно, о каком назначении идет речь. Он легко приподнялся и в сопровождении юношей взошел на колесницу. Царственная повозка была вместительна, на золотом троне восседал царь, всё на нем светилось - цветные дорогие камни и золотое шитье, да и сама одежда переливалась всеми цветами радуги. Царь предложил Иисусу присесть в другое царственное кресло, стоящее рядом с ним. Юноши-слуги взошли и вся царственная упряжка с четырьмя белыми конями легко взвилась в воздух.

Иисус увидел огромную приглушенно светящуюся гору, по которой пролегала спиральная дорога, возносившаяся к вершине.

"Видимо, это и есть та невидимая гора восхождения Меру, - подумал Иисус, - о которой говорили мудрецы Востока".

Чем выше они поднимались по ней, тем четче были видны земные царства. Вот открылись прекрасные царства юга, и царь сказал:

- Всё это могу дать тебе.

Затем, когда они взлетали вверх по западной стороне этой горы, открылись западные земные царства, и царь сказал:

- И это всё могу дать тебе.

Вот они возносились по северной стороне горы, и Иисус увидел все северные царства земли, и царь сказал:

- И это всё могу дать тебе.

Когда же они возносились по восточной части горы, Иисус увидел все восточные царства земли и услышал голос царя:

- И это всё могу дать тебе.

Вот они вознеслись на вершину горы и вышли из повозки. И царь, окруженный полукольцом блистательной свиты, сказал, показывая ему все царства мира и славу их:

- Всё это дам Тебе, если падши поклонишься мне.[147]

Иисус вспомнил все другие царства, в которых был, и Царство Света, где он осознал любовь к падшим, заблудшим овцам, ко всему грешному человечеству и необходимость самопожертвования.

"Как же я могу быть падшим, - размышлял Иисус, - если мне надо указать истинный путь к счастью в мир всеблаженной Любви Божией. Я знаю путь к свету. А этот царь есть Князь мира сего. Он слепнет духовно от своего тщеславия, как и сыны света, впадающие в гордыню".

Иисус вспомнил, что, когда он был в мире сынов света, прекрасный юноша, с которым он беседовал, показал книгу света, в которой он прочел: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи".[148]

- Ибо этот Бог, - пояснял ему юноша, - пребывает в тебе как истина, как всеобъемлющая Любовь, ибо Бог - это есть Любовь ко всем и ко всему.

Иисус понял, что Сатана, Князь мира сего есть один из сынов света, который уже не видит обратный путь к Богу из-за своего эгоизма и тщеславия. И, чтобы ему помочь, Иисус окинул взглядом все земные царства и славу их и сказал:

- Иди за Мной, сатана; ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи".

Тогда оставляет Его диавол, растворяется и исчезает, а Ангелы приступили и служили Ему...[149]

Вдруг всё пропало, и Иисус обнаружил, что он сидит в пустыне на своем месте, а вместо луны он увидел заходящее солнце.

"Боже! Что же со мною произошло, - воскликнул про себя Иисус, - неужто я не заметил, как прошла ночь, наступило утро и истек день. Что это было за искушение? Как понять мне теперь и эту гору вознесения, на которую вознес меня Князь мира сего, Сатана, Диавол? Не является ли и эта гора для меня горой искушения и в то же время горой назначения. Не означает ли слово "падши", что я должен снизойти в этот земной мир и дать сынам человеческим свет истины, свет моей божественной Любви к Богу, чтобы люди земли могли обретать в себе этот свет божественной Любви и увидеть свой истинный путь в Божие Царство, в Царство Благодати, Радости, Счастья и Покоя?"

Иисус приподнялся и проводил величественный раскаленный диск солнца за горизонт. Глядя на заходящее солнце немигающим взглядом, Иисус в увеличенном диске увидел образ учителя Тантры и услышал его голос:

- Я счастлив, что ты обрел все виды любви, ты - Учитель.

Этот образ сменился на образ Царя, Князя мира сего, и послышался его голос:

- Мы еще встретимся...

Затем возник образ Иерофанта, и зазвучал его голос:

- Воистину, ты Сын Божий!

И вот возник образ прекрасного юноши, и до Иисуса донесся его голос:

- Когда я люблю Бога, я сливаюсь с Ним воедино. Если я Сын Божий, то я и Отец - одно.

Луна светила в своей небесной кульминации половинкой от всего диска. Иисус направился к своему ложу. Он приготовил песочные ясли, постелил накидку и погрузился в размышления о своем назначении здесь на Земле. Иисус продолжал творить любвеобильную молитву Небесному Отцу, чтобы Он помог ему погрузиться вглубь своего сознания и выйти на светящегося Учителя. Возможно, он распознает и это искушение, чтобы определиться в своих знаниях, которые он с Божией Любовью понесет в мир всем труждающимся и обремененным. О, лишь бы пребывала в нем эта Небесная Отцовская Любовь, а он эту Любовь будет возносить Ему в своих молитвах. С такими любвеобильными молитвами он погрузился в сон. Природа пустыни, как нежная и заботливая мать, пела колыбельную молитву любви: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 11

 

НАЗНАЧЕНИЕ

 

 

Во сне Иисус видел, как чьи-то руки пришивали к ветхой одежде заплаты из небеленой ткани и как это не устроило того, кто это делал. Когда вновь пришитое отдиралось от старого, то дыры на ветхой одежде стали еще шире, а одежда совсем утратила свою пригодность.

Эта картина сменилась, и Иисус увидел, как чьи-то руки вливают молодое вино в мехи ветхие и как со временем ветхие мехи прорываются и вино вытекает, а мехи пропадают. Потом он видел, как молодое вино вливают в новые мехи и как со временем сберегаются и мехи, и вино.

Далее снится ему, как он со своими одиннадцатью учениками был приглашен на свадьбу в Кану Галилейскую, где он увидел и свою Матерь. В разгар пиршества обнаружилось, что недоставало вина. Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой.

Потом Он видит, как Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры.

Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, - а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, - тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе. Так явил Иисус славу Свою; и уверовали в Него ученики Его.[150]

В этом сне Иисус не успел рассмотреть лица своих учеников, ибо на свадьбе было много народа, который двигался, перемещался, веселился.

Но и это всё пропало, и был величественный голос: "Чему уподоблю Царство Небесное? Царство Небесное могу уподобить хозяину дома. Смотри".

Иисус увидел себя хозяином дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой. Вышед около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли. Опять вышед около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, вышед около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите.

Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше; но получили и они по динарию; и получивши стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними; ибо много званных, а мало избранных.[151]

Видение-сон пропало, и его окутало багровым заревом, в котором зазвучал голос: "Так будут последние первыми, и первые последними; ибо много званных, а мало избранных".

Иисус проснулся и открыл глаза, над собой он увидел небо, окутанное тучами, через которые прорывались оконца голубого неба. Было светло. Он продолжал лежать в песочных яслях, заложив руки за голову, и размышлял об увиденном во снах. Ему думалось, что если Бог есть любовь, то и Царство Божие в сердце человека есть проявление ко всем любви.

"Подобно Царство Божие человеку, имевшему в сердце божественную любовь ко всем, кого он приглашает в свой виноградник, не важно, в какой час дня. Главное, он одаривает всех любовью, как символ платы в один динарий, где один динарий - это есть цельная божественная любовь к каждому человеку. Поэтому человек, в котором есть Царство Божие, и есть Господин, Сын Божий, Сын Человеческий, который дарит свою любовь всем, кто приобщается к его деянию. И его любовь к каждому есть любовь цельная, обогащенная божественной благодатью. Это молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то и другое. И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит: старое лучше.[152] А вот Любовь Божия, какою бы она ни была: новой, молодой или старой - всегда может вливаться в любые мехи - сердца человеческие, в мехи новые и старые, - размышлял Иисус, - жаль только, что у некоторых людей, которые обретут или получат эту любовь от Сына Человеческого, в глазах появится зависть к другим, к нищим и оборванным, к голодным и страждущим, что они тоже от Сына Человеческого получают такую же любовь. Но мир земной праведностью нельзя переделать, - осознавал Иисус, - надо в себе возделывать Царство Любви, благодаря Духу Святому и быть щедрым этой божественной любовью ко всем людям. Мир держится на любви, а значит, мир спасается обретенной божественной Любовью".

Иисус стал приподниматься, зашевелил ногами и к своему удивлению увидел, как из-под его ног, накрытых накидкой, выскользнула змея. Она немного отползла вперед, в сторону от его ног, повернула свою голову к нему, взглянула на него и тихо удалилась. "Это хорошее знамение, - подумал Иисус, - скоро и мне предстоит вернуться в мирскую жизнь".

Он встал, помолился, совершил утренние процедуры. Немного прогулялся и подошел к своему месту, где он погружался в глубины своего сознания. Его тянуло встретиться со светящимся Учителем, чтобы получить информацию о Христе, Который, так же как и он, проходил искушение в пустыне. Иисус воссел спиной к камню, набросил часть накидки на голову, прикрыв лицо, и стал мысленно возносить Благодарственную мантру-молитву к Богу, успокаивая дыхание и мысли. Глаза его прикрылись, и он медленно и спокойно стал погружаться в свою душу. Он заметил, как постепенно исчезает ощущение сидячей позы.

Через некоторое время он четко понял, что продвигается сквозь туман к какой-то горе. Эта гора из-за тумана выступала лишь слабыми контурами. Когда туман стал рассеиваться у основания горы, к которой он приближался, послышался голос с небес или с горы:

- Это гора твоего восхождения, гора твоего назначения.

Туман рассеивался, и лишь легкая дымка окутывала гору, придавая ей своеобразную красоту и привлекательность. Тропинка, по которой он поднимался, огибала гору. За одним из поворотов, когда он почувствовал легкую усталость, перед ним открылась площадка, на которой он увидел Учителя Праведности в белых одеяниях, излучающего приятный свет. Иисус, приблизившись, поклонился ему, а Учитель Праведности сказал:

- Ты сын мой возлюбленный и в тебе мое благоволение!

А затем добавил:

- Ступай выше, тебя там ждут; и да пребудет с тобой Бог!

Учитель Праведности поцеловал его в уста и растворился в воздухе. Иисус почувствовал, как в него влилась любовь и сила. И он, забыв об усталости, стал подниматься выше.

Пройдя несколько поворотов, он вновь стал ощущать небольшую усталость. Но за поворотом ему опять открылась площадка, и он перед собой увидел Учителя Тантры. Приветствуя его, Иисус склонился перед ним. Затем Учитель Тантры его обнял и сказал:

- Ты сын мой возлюбленный и в тебе мое благоволение!

И добавил:

- Ступай выше, тебя там ждут; и да пребудет Божия Любовь в тебе!

Когда он поцеловал в уста Иисуса, то тоже растворился в воздухе. Иисус же почувствовал, как через этот поцелуй в него влились любовь и сила. Усталость как рукой сняло.

Поднимаясь дальше, он преодолел несколько препятствий и поворотов. Усталость снова стала заполнять его плоть. Но вот за поворотом открылась новая площадка, и перед собой Иисус увидел Иерофанта в белых священнических одеждах. От Иерофанта и от белых одежд исходило нежное свечение. Они поприветствовали друг друга поклонами. После Иерофант обнял его и сказал:

- Ты сын мой возлюбленный и в тебе мое благоволение!

И далее добавил:

- Но ты - Учитель наш, ибо Свет Истины Божией открылся тебе! Ты - Сын Божий! Ступай выше, тебя там ждут, и да пребудут в тебе Божественные качества, освященные Божественной Любовью.

Иерофант поцеловал его в губы и растворился в воздухе, а Иисус почувствовал, как он наполнился любовью и силой. Усталость исчезла, и он стал подниматься выше.

Пройдя еще несколько поворотов с препятствиями, Иисус почувствовал жажду и усталость. За поворотом он увидел площадку и пещеру. Он направился к пещере. Из нее вышел седовласый старец в длинной простой белой рубахе и с посохом в руке и поклонился ему, произнеся:

- Мир тебе!

Иисус склонился и ответил:

- Мир и благодать да пребудут с вами!

Старец заговорил:

- Я знаю, что привело тебя сюда. Войди ко мне и передохни с дороги.

Иисус вошел в пещеру, присел на ложе, куда указал старец, и прислонился к стене. Старец подошел к нему, протянул ему двумя руками чашу и сказал:

- Вот всё, что у меня есть и чем я могу тебя обрадовать. Испей!

Иисус принял чашу из рук старца, а старец, передав ему чашу, бережно стал касаться своими пальцами тыльной части его кистей рук. Иисус испил и почувствовал, как что-то любовно-опьяняющее вливалось в него. Он посмотрел на старца и увидел вместо него того прекрасного светящегося юношу в набедренной повязке, с которым он не раз встречался. Чаша возле его губ исчезла, и он почувствовал, как его нежно целует юноша. Глаза его закрылись, он ощущал, как куда-то проваливается, и только слышал голос:

- Я и Отец - одно! Когда я Люблю Тебя, Боже, я сливаюсь с Тобой воедино. Ты во мне и я в Тебе!

После, как эхо, было звучание сверху: "Слушай! Слушай!.. Слушай!.."

Пелена спала, и Иисус увидел светящегося Учителя и светящихся людей, которые слушали внимательно своего Наставника, восседая на темных световых сидениях. Учитель говорил: "Голод и молитва к Отцу Небесному помогали Христу в пустыне проходить очищение, что давало ему возможность ощущать более тонкие и высокие вибрации, по которым перед ним возникали разные видения-искушения. В третьем искушении пред Ним предстает Искуситель в другом образе, а не как в первый раз в виде мага (пустынника-пророка или старца-пастыря), и не тот Искуситель во втором искушении в образе сверкающего мага с чинами и регалиями, с драгоценными камнями на посохе и на шапке. Теперь перед ним Искуситель - сам Диавол Господь, Царь, Князь мира сего.

В Святом Писании запишется: "И тогда берет Его диавол на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если падши поклонишься мне".[153]

Христос внимательно выслушал Искусителя и по его словам и по данной ситуации, благодаря Духу Святому, Он осознал лукавую западню этого искушения. В этом искушении проверялось: кому ты служишь? Кого ты любишь? Кому надо поклоняться?

В словах Христа мы находим ответ: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи".[154] То есть, кто бы ты ни был: простой человек, царь, правитель, Сатана или Сын Божий, - надо всегда поклоняться Господу Богу своему и Ему одному служить.

Но прежде чем прозвучала вышеназванная фраза Христа, перед ней была и другая фраза, и в канонических текстах она звучит так: "Отойди от Меня, сатана". И, как нам кажется, здесь есть неточность перевода. Возможно, здесь перевод искажен каким-нибудь святым. Ведь в Святом Писании на славянском языке написано так: "Иди за Мной, сатана". По всей вероятности, смысл слов "иди за Мной" или "следуй поодаль за Мной" перевели как "отойди от Меня". А так как Диавол становится для святых отрицательным героем, то смысл слова "отойди" стал пониматься как "сгинь". Мы верим, что Христос сказал: "Иди за Мной, сатана", а не: "Отойди (сгинь) от Меня, сатана".

Итак, Диавол говорит Христу: "Всё это дам Тебе, если падши поклонишься мне". Здесь надо быть внимательным, ибо слово "падши" имеет двойной смысл. Первый - упасть и поклониться Диаволу, а второй - упасть энергетически или духовно, то есть стать грешным, признать Господином своим Князя мира сего, славу и богатства материальные, и тогда, по обещанию Сатаны, ты станешь царем этого мира земного.

Под руководством Духа Святого Христос анализирует фразу Искусителя и понимает, что перед Ним стоит лишь Князь мира сего, Господь Иерарх Земли, который как бы не видит, что над ним стоит другой Господь - повелитель Солнца. Этот Искуситель не видит, что существует иерархия богов, но над всеми стоит Господь Бог Единый, Который неведомо пребывает в сердце каждого иерарха-бога, называющего себя Господом.

Посмотрите, как гениально Христос отвечает Искусителю: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи". То есть Христос не сказал: "Господу Богу моему поклоняйся", - Христос показал: "В твоем сердце, Искуситель, есть Господь Бог, и вот этому Господу Богу и надо поклоняться, а не твоему внешнему образу как истукану. Если ты, Сатана, говоришь Мне: "Падши поклонись мне, и я дам Тебе все земные царства", то ты Меня, если Я исполню то, что ты просишь, сделаешь царем земным. А не окажусь ли Я рабом твоим, чтобы совершать грехи? Ведь власть земного царя есть неведомая паутина, которая сначала нежно накрывает, а затем постепенно превращается в наши путы, заставляющие нас грешить, то есть с каждым днем на троне земного царства нам придется творить то или иное зло, тот или иной грех. Чтобы быть правителем, царем земного мира, надо обладать большим эго, тщеславием, гордыней".

Христос наставляет Сатану вежливо и незаметно. Он не говорит Сатане: "Ты слепец!" Он лишь помогает Искусителю осознать истинный путь к счастью, говоря: "Иди за Мной. Если ты, Князь мира сего, можешь дать Мне лишь Царство мира земного, который лежит во зле, где человечество страдает и мучается, то Я могу дать тебе путь в Царства Небесные, где мир и блаженство, счастье и радость. Ты сможешь приобрести эти Царства, если пойдешь за Мной. Эти Небесные Царства не обретаются тем, что Я их дам тебе, если ты поклонишься Мне. Эти Небесные Царства обретаются через Любовь к Господу Богу, Который есть в твоем сердце; эти Царства обретаются через смирение, кротость, прощение, милосердие, неосуждение... Если ты в себе накопишь, обретешь эти божественные качества, то они реализуются в ту или иную благодать в том или ином Царстве. Только эта благодать на Земле реализуется в земные богатства, которые будут для тебя искушением и могут подвести к прегрешениям, к совершению того или иного греха или зла, или разрушения. С материальными богатствами надо обращаться очень умело, а главное, не привязываться к ним".

Христос наставляет Диавола, говоря: "написано", как бы опираясь на текст из Святого Писания, к которому приложена и рука Сатаны, ибо Диавол прекрасно знает тексты из Святого Писания. Но Христос показывает Князю мира сего: "Не ты есть Господь Бог и не я, коль мы видим друг друга и разговариваем. А есть Господь Бог выше тебя и меня, и Он невидим и пребывает везде, всегда и во всем, и в наших сердцах. Вот этому Господу Богу и надо поклоняться и Ему служить тайно в сердце своем. И Господь Бог, зная тайное, воздаст тебе явно. Этот Господь Бог даст тебе Царства Небесные, куда входит и царство земное".

Посмотрите, какой гениальный смысл сокрыт в фразе Христа. Христос не унижает Князя мира сего, а как бы говорит ему: "Да, ты - царь, Сатана-искуситель, Диавол, Люцифер, но ты - Сын Божий. Ибо в Святом Писании сказано: "...Пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана".[155] Для себя заметим, что слово "сатана" может означать "святой, светящийся в падении". Слово "диавол" может означать "божественное, опускающееся во внешнюю тьму". Слово "люцифер" - "воспламеняющийся, светящийся".

Согласно тексту Святого Писания, Сатана предстает перед Господом. Поэтому Христос и говорит Сатане: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи!" "Поэтому те царства, - как бы незримо наставлял Христос Сатану, - есть не твои царства, а Господни, поэтому твоему Господу Богу и надо поклоняться, если ты хочешь властвовать над этими царствами земными. Но лучше иди за Мной..."

Святые отцы, религиозные пастыри запутались в осмыслении этой фразы Христа. Они не хотят падать на колени перед Диаволом и поклоняться ему. Они восстают против Диавола и борются против него. Если Искуситель предстанет перед ними, они восклицают: "Сгинь, Сатана" или: "Изыди прочь, Диавол!" Святые, церковные пастыри не замечают, как этим самым порождают в себе грех нелюбия, гнев, злобу... Христос научал нас быть смиренными, кроткими, терпеливыми, прощающими, неосуждающими, любить врагов своих... Это подобно тому, что мы должны вставать на колени перед падшим, низким, грешным человеком, чтобы через свое смирение и любовь очистить этого человека.

Яркий пример этому, когда Христос встает на колени перед грешной женщиной, которую хотели забросать камнями за прелюбодеяние. Своим смирением, кротостью, неосуждением, любовью... Христос помогает очиститься этой женщине, которая стала Его спутницей, приняла в свое сердце Его спасительный свет Любви Божией. Так и мы должны учиться поступать и не бояться того, кто предстанет перед нами: диавол ли, грешник или грешница, в которых есть энергии диавола. Наше внешнее смирение, кротость, становление на колени, как унижение себя, не есть греховное падение, а есть проявление в себе божественного света любви. Этот свет Любви Божией поможет одуматься грешному человеку, который упадет сам к вашим ногам и будет каяться.

Сатана, величая себя Господом, не понял фразу Христа, где говорилось ему: "Иди за Мной, сатана". А далее эти слова имели невидимое продолжение: "Ибо Я знаю Путь к Господу Богу твоему и Моему, где ты сможешь обрести более, чем эти земные царства. Ты, Сатана, пока еще запутался в паутине земных богатств и не ведаешь, как с каждым твоим прегрешением ты духовно опускаешься; и настанет время, когда на Землю ты придешь во плоти. Я же сын человеческий, то есть во плоти, и прохожу все земные искушения и учусь к ним не привязываться. А тебе предстоит это еще проходить. Те искушения, которые ты создаешь для человека, будешь сам же и проходить. И если ты будешь знать Мой земной путь, Мою практику в земных искушениях, ты пройдешь их и не погрязнешь в грехах, а очистишься, как Я, и обретешь Царство Небесное. Ведь каждому Господу-иерарху придется прийти на Землю и родиться в человеческой плоти, коль Сын Божий нисходит во плоть человеческую. И не важно, каким Господом, Иерархом ты был в Мироздании, здесь, на Земле, ты - человек! И будешь по-человечески проходить данное общество, данное государство земное, в котором ты вынужден пребывать со своей миссией".

Но Диавол не уловил эти наставления Христа, но для себя он зафиксировал эту фразу. Ведь еще никто из сынов человеческих не говорил ему так. Напомним, что Диавол перед Христом явился не в каком-нибудь паршивеньком образе с рожками, хвостиком, копытцами... а в царском обличии, блистающий в золоте и драгоценных камнях. Этот царь явился перед ним не один! С ним были слуги его, также в богатых одеждах. Возможно, целая царственная делегация явилась Христу в пустыне. Его приветствуют и приглашают пройти к Царю. Конечно, Царь-диавол обладает чудесами. И Христос входит в поле этой магической силы... Христа возносят на самую высокую гору... Христос видит всё это чудесное могущество Царя, Князя мира сего. Он понимает или видит это искушение, как свой путь по лучу светящегося каната, где надо четко держать равновесие, ибо любой неосторожный шаг может привести к падению. Вот почему Сатана и говорит Ему: "Если падши..." Христос понимает, что здесь надо быть очень аккуратным, тонко лавируя, идя по этой золотой светящейся нити каната к Своему Царству Небесному. Здесь нельзя ни за что хвататься, ибо тебя перевесит та или иная сторона и ты можешь пасть. Не отрицая ничего, ты и не должен брать. Надо самому быть как свет, как светящийся крест. Вот на этой вершине горы Христос и стал светящимся Крестом. Озаренный Духом Святым, Он понял, что этот Крест земных искушений Ему предстоит понести на гору, облегчая Себе путь Крестом света, сотканным из смирения, кротости, терпения, прощения, неосуждения, милосердия, Божественной Любви.

Если бы Христос сказал Сатане: "Отойди от Меня", - значит, Он бы осудил Сатану, а это уже не есть истина. Слова же Христа: "Иди за Мной" означают, что ты делишься своим Божественным богатством с другими, кто следует твоим путем к Богу Любви. Христос понимал, что богатства земные могут пропасть, исчезнуть, а вот богатства Царства Небесного вечны. Обретая земные богатства, ты можешь пожать горе, зло, войны. Обретая Небесные богатства, ты обретаешь счастье, блаженство, радость... Христос осознал, что в материальном мире надо учиться жить свободно, не привязываясь к тем или иным земным богатствам, через молитву к Богу Всеблагому Дух Святой будет наполнять тебя Светом Любви, счастьем, радостью и всем тем, что тебе необходимо в этом земном мире. Дух Святой дает увидеть и распознать кто есть перед тобой и какой искуситель. Ведь Диавол как сын Божий также пользуется Духом Божиим, чтобы искушать. Но в этих искушениях раскрывается божественная сущность, та сущность, благодаря которой человек становится Сыном Божиим здесь на Земле. Только Сын Божий в человеческой плоти должен стать Мессией, чтобы тот свет Любви Божией, Который Он вбирает от Отца Небесного, преобразовался в светящийся Крест, как Крест жертвенной Любви. И коль этот светящийся Крест зажегся в Христе, когда Он стоял на горе перед Князем мира сего, то Сатана удалился, а Ангелы приступили к Нему и служили, чтобы Он спустился вниз к падшим и грешным помочь обрести в себе свет любви очищения на пути к Богу.

Ведь когда мы обретаем сан Наставника, Учителя, мы, выражаясь образным языком, как бы возносимся на ту или иную гору, откуда видны земные красоты. Мы хотим взмахнуть руками и полететь, ощущая свою свободу в полете, как птицы. Мы не ведаем, что Свет Божий в нас, который превращается в свет жертвенной любви позволяет нам ощущать этот восторженный полет свободы. Это помогает нам осознать, что мы не можем так долго стоять на вершине горы и упиваться с высоты птичьего полета красотой земли, ибо надо нисходить вниз, чтобы людям земли указать путь к этим красотам и путь в Божественное Царство.

Сатана, Князь мира сего не понял фразу Христа: "Иди за Мной, сатана". Ибо он окутан тщеславием и гордыней, что он - Царь Земли. Сатана размышлял: "Я - Царь, ты - жалкий человек, и тебе предстоит пройти долгий путь через страдания и мучения. Мы посмотрим, кто будет владеть царством и чье царство действительное, реальное". Диавол будет искушать Христа и тогда, когда Христос будет распят на древе и будет испытывать самые тяжкие муки за грехи человеческие. Возможно, он будет нашептывать Христу: "Я тебе предлагал царства земные, а ты отказался быть царем, не захотел владеть царствами земными, вот теперь мучайся сам в своих собственных грехах, в грехах тех сынов света, которые пребывают в тебе". Диавол всё понимал, ведь он тоже сын Божий, сын света, он тоже может видеть душу человека насквозь и что этому человеку предстоит испытать в муках и страданиях. Диавол хочет как бы "помочь" ему, имея такие мысли: "Дай я тебе там-то и там-то подсоблю, облегчу, боль уберу, дорогу восхождения сделаю светлою". Но Христос знает Истину: Царство Божие тебе не откроется, пока не очистишь все грехи человеческие через Божественные качества. "Не надо впадать в искушения, - думал Христос, - ибо перед тобой Царь, Маг, Кудесник, который вознес тебя на самую высокую гору, чтобы оттуда видеть все земные царства! Но выше поднять тебя Сатана не может. Выше может поднять Господь Бог!"

Да, Диавол оставляет Христа на высокой горе, ибо эта гора не только гора искушения, но и гора назначения. Ибо после ухода Диавола к Нему приступили Ангелы. Ангелы служили Христу, показывая, что Он должен исполнить Свою Миссию на Земле, стать Мессией.

Представьте себе, приходит к вам богатый человек и говорит вам: "Будь моим... и я дам тебе владеть тем, чем я владею!" А вы, имея в себе духовное богатство, говорите ему: "Иди за мной!" Тогда он видит, что вы не падете перед ним, и отходит от вас, чтобы искать себе другого. Он, опираясь на свои земные богатства, не будет вас умолять, а возможно, скажет: "Будешь потом пенять на себя, когда попадешь в страдания". Если же вы попадетесь на его искушения и будете его попутчиком, то вы хоть и будете владеть кое-какими земными богатствами, но до поры до времени, пока не окутают вас собственные грехи и не создадут вам тьму кромешную со всеми муками и страданиями. А вот выход из этой тьмы кромешной очень труден. Путь к грехам в искушениях бывает легким и незаметным, но зато обратный путь очень тяжелый и запоминающийся, чтобы мы свои грехи распознали и запомнили.

Итак, главное, что осознал Христос, что не надо кому-то доказывать необходимость поклоняться своему любимому Отцу Небесному. Этот Господь Бог Всеблагий есть как в Его сердце, так и в сердце Диавола, так и в сердце любого человека. Если человек найдет в сердце своем Царство Небесное, то там будет и Отец Небесный, то есть Господь Бог. И вот этому Богу и надо поклоняться и Ему одному служить, и служить в сердце своем, проявляя любовь ко всем. Поэтому фраза Христа: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи" есть гениальная фраза, фраза истины.

Все три искушения Христа можно условно подразделить на искушение пищей, гордыней и верой, хотя каждое искушение Христа несет в себе искушение пищей, гордыней и верой. Через такую проверку всегда будет проходить любой земной человек. Поэтому Христос и есть Мессия, ибо Он на практике показал, как не впасть во искушения, а очиститься в них.

Когда мы обращаемся за помощью к человеку и он нам бескорыстно помогает, мы начинаем обретать веру в него, в его помощь, подобно тому, как больной обретает веру во врача, целителя, если последний вылечит больного. Точно так же мы начинаем верить в чудеса, если это чудо совершилось с нами или при нашем присутствии. Но какую бы мы веру в себе ни обретали, мы эту веру всегда проверяем на всех своих уровнях, от низа и до верха, от материального и до духовного, возвышенного. То есть мы также проверяемся верой в своего Господа, своего бога (Бога).

В последнем, то есть в третьем искушении Христа можно представить и такую сцену, когда Диавол, искушая Христа, подтрунивает над Ним: "Ты что, хочешь быть Господом? Вот я - Господь! Иди ко мне, и я тебе дам все царства земные и их славу! Хочешь этого?!" В Христе пребывает Дух Святой, поэтому Он осознает: "Да, может быть, я и хочу стать Господом, но мой Господь Бог - Любящий, Милосердный, Благий, Он - Господь Прощающий, Милостивый, Смиренный, Кроткий..."

Вот эту энергию осознания имел в Себе Христос во время этого искушения. Христос в человеческой плоти укрепляет в Себе веру именно в такого Любимого Небесного Отца, а не в того Господа, который дает тебе все богатства земные. Счастье не в этих земных богатствах, ибо все равно они тебе не будут принадлежать. Человек смертен. И любой земной человек проверяется искушением на богатства материальные. В каждом человеке сидит незримо царь земных богатств. Поэтому человека и искушают: сделай вот это... и ты будешь владеть тем или иным земным богатством или будешь царем. Искусившись, вы обретаете титул царя, власть и богатства. Вы начинаете быстро в себе выращивать такие качества, как тщеславие, гордыня, амбиции, жадность, гнев... И вот вы кого-то уничтожаете, грех убийства в вас множится. Царственная почва под ногами становится шаткой... Вы не замечаете, как быстро вырастает гора грехов, на которой вы стоите. Гора эта шатается, трясется, и вот вы падаете с нее... И тогда в этом тяжком падении пропадает и ваша вера. Поэтому вера от веры отличается. Есть вера в материальные деяния, есть вера в свои силы, есть вера в чудо, есть вера в того или иного языческого бога, есть вера в Диавола. И есть естественная вера, озаренная Духом Святым, Духом Истины, вот эту веру и надо обретать. Ибо языческая вера, церковная вера, храмовая вера, которая думает, что только она является ковчегом спасения и только к ней надо бежать, есть слепая вера. Ведь Христос научал: "Ищите Царствие Божие прежде всего в сердце своем, там найдете свое прибежище и спасение". Но если вы не можете открыть в себе Бога, тогда идите в храм, церковь, к религиозному пастырю, и пусть это пока для вас будет ковчегом спасения. В любой религии со своими храмами, церквами и учреждениями есть энергия жизни, энергия божественного духа, который может вывести вас на ту или иную ступень осознания и обретения веры.

Уже по трем искушениям Христа в пустыне можно узреть проверку на веру в материальность: "Сделай из камня хлеба..."; или: "Бросься вниз с храма... (если ты Сын Божий, значит ты это сможешь сделать)"; или: "Падши преклонись... ибо я - царь! И могу эти царства земные дать тебе!" Вот вам и три веры, по которым идет проверка Христа. И эти три веры пребывают в нас. Если нам кто-то дал кусочек хлеба, когда мы пребывали в голоде, то мы думаем: "Хороший человек!" Но мы не знаем, как за этот кусочек хлеба нам придется отрабатывать. Не возьмут ли с нас потом втридорога? А вот твою другую веру искушают на крыле храма - это уже более тонкий уровень искушения, как провокация: "Прыгни или бросься вниз! Ты что, не веришь? Ведь Ангелам заповедано... не преткнешься о камень ногою твоею. Ты что, боишься? Ведь твой Господь, если ты Сын Божий, поможет тебе, и если ты прыгнешь вниз, то ангелы не дадут тебе упасть..." Слова словами, а сердце нам подсказывает: не искусись этой верой в чудо. Ты можешь прилепиться к чуду и сказать: "Да, я - Сын Божий! Я сейчас брошусь вниз и меня Ангелы вознесут". А ты уверен, что являешься Сыном Божиим? А вдруг по энергиям твоим у тебя нет этих Ангелов спасителей. Из-за своего эгоизма, тщеславия бросишься вниз, покалечишься или погибнешь, и удостоверишься, что ты еще не Сын Божий, но будет поздно. Муки, страдания или смерть набросятся на тебя и будут терзать.

Третий этап веры - проверка веры на самопожертвование. И если человек обрел в себе энергии Сына Человеческого, он должен уже чувствовать все страдания людей, сожалеть им и указать выход из этих страданий.

Представьте себе: вы стоите перед царем, пали перед ним, и вот вы обретаете все царства Земли. И каким образом вы сможете, будучи царем, спасти все человечество? Энергия царя не даст вам это сделать. Вы не сможете, будучи царем, указать каждому человеку, как надо выходить, освобождаться от греховного мира, от мира страданий. Ибо выход греховным людям может показать только тот человек, который в обществе может оказаться униженным и оскорбленным, бедным и нищим, но в сердце которого сияет Дух Святой, Дух Истины. И Христос осознал это, анализируя: "Если я стану царем всего мира земного, то мой путь к Богу будет лишь для избранных и для тех, кто слепо будет верить мне как царю, обладающему властью и земными богатствами. Эти люди будут слепцами, ибо пойдут за этой земной славой, какой бы она светящейся, радужной ни была".

Не распознав для себя искушения Христа и не определив в них Истину, мы стоим на шаткой ступени искушения. Наши религиозные пастыри нам говорят и уверяют нас, что Христос придет как Судящий на облаках во славе Своей. Вот послушайте:

"Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: "приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне". Тогда праведники скажут Ему в ответ: "Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?" И Царь скажет им в ответ: "истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне".

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: "идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня".

Тогда и они скажут Ему в ответ: "Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?"

Тогда скажет им в ответ: "истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне". И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную".[156]

Как праведники, церковники, пастыри народа не могут понять, что это есть притчевый, образный язык Христа, ибо для того жесткого времени борьбы и смут нужно было, чтобы люди призадумались. В притче иногда присутствует информация страха. Нельзя притчевый язык понимать как буквальный акт прихода Христа в облике Царя-судии. Христос как раз отказался в Своем третьем искушении от того, чтобы быть Царем над всеми земными царствами. Ибо такой Христос-Царь не может показать истинный путь к Богу. Разве путь Судьи есть путь нашего выхода из мира страдания, мира греха? Нет! Да, Христос знал это! Конечно, путь страха, научение страхом есть путь осознания нашей греховности через Суд праведности.

Поймите! От страха я могу и помолиться, покаяться, сказать: "Я - грешный!", сказать всё что угодно, чтобы только меня оправдали и не наказали мучениями и страданиями. Половину из всего этого я забуду, потому что я пребываю в страхе. Разве это есть путь обретения счастья? Нет! Это не есть путь истины, ведущий к освобождению от своих грехов. Истинный путь - это тот путь, который осознан, без суеты, без страха и с Богом!

Главная идея этой притчи в том, что Сын Человеческий знает все помыслы и грехи человеческие, эти благие деяния и грехи и есть образы овец и козлов. Умение видеть Истину в деяниях человеческих и есть образ Царя славы, Царя Праведности, который как пастырь отделяет праведных вправо, а грешных - влево. Главная идея Христом проводится ниже: кто сделал одному из сих братьев Моих меньших: алчущему дал поесть, жаждущему - попить, странника принял, нагого одел, больного и в темнице посетил, - тот и проявил те качества человеческие, в которых проявляется любовь ко всем. Вот такую всеобщую любовь и надо обретать, чтобы войти в Царство Небесное, ибо это и есть проявление Божественной Любви.

Всё течет в этой земной жизни согласно творческому потоку энергий Господа Бога, Отца Небесного. Живя в этом мире, не надо спешить, чтобы побыстрее попасть в Царство Божие, и не надо находиться в стороне, то есть тормозить этот творческий божественный процесс. Каждый человек в своей земной жизни должен с Духом Святым определить для себя гармонию в этом творческом процессе Творца Небесного. Если ты спешишь и опережаешь творческий процесс Небесного Отца, то ты сам себя обрекаешь на неудачу и на те страдания, которые рождаются от твоей спешки, даже под праведной маской. И если ты себя тормозишь в творческом потоке Творца - результат будет плачевный. Эту гармонию движения в жизни знает Дух Святой, Дух Истины. Поэтому без Духа Святого мы то несемся вперед к всеобщему счастью, то опаздываем, замедляем ход, от этого в нас накапливаются разрушительные энергии, которые устроят нам и болезни, и муки, и страдания. У каждого человека свой ритм жизни, надо быть очень внимательным и лояльным, мобильным: если где-то надо бежать, то беги, не тормози, не делай запруду. Но если где-то есть возможность быть спокойным, величественным, то будь спокоен и величественен и очищай свои энергии, вибрации Духом Святым, любвеобильной молитвой Господу Богу. То есть, живя в человеческом обществе, ты должен быть зеркалом души каждого человека; ты должен понимать вибрации каждого человека и по этим вибрациям, какими бы они для тебя ни были, проявлять к человеку любовь, смирение, кротость, уважение, прощение, милосердие, неосуждение. Без Духа Святого это сделать невозможно. Как ты сможешь понять состояние (вибрации) греховного человека, если ты - царь в богатых, сияющих одеждах и всем обеспечен? Золото, серебро, драгоценные камни - всё это материальные вибрации. Они не дают твоему сердцу за этой богатой одеждой увидеть, определить, понять вибрации тысяч страдающих людей. Царь вынужден поступать и милосердно и греховно, ибо общество греховное. Одного царь милует и просящему дает хлеб, а другого судит по законам общества, и того, кто виновен, казнит. Но часто бывало, что казненный по приказу царя был невинным. Или царь казнил тех, кто претендовал на его трон. Вот какие энергии нелюбия могут быть у царя - энергии греховности. А у Сына Человеческого каждая вибрация любого человека, пребывающего в страданиях, есть и Его сердечная боль. Каждая струна Его души вибрирует, отзываясь на любую боль человеческую. Каждому Он ищет, как помочь, как успокоить словом и делом.

Христос осознал: "Да, я могу стать царем над земными царствами, но я тогда не смогу дать людям того, что они просят, - счастья в этом земном мире. Я не смогу человечеству указать на практике выход из мира греха, мира страданий, если я буду царем. Я должен быть простым человеком и жить в миру, как простой народ. Внешне я должен уподобиться им и быть им доступен, ибо царь недоступен для простого народа. Царь делает счастливой свою личную жизнь и в лучшем случае жизнь своих приближенных, своих любимцев, фаворитов. А кто же укажет путь к счастью бедным и нищим, униженным и оскорбленным, простому народу?"

"Нет, - подумал Христос, - счастье не в том, чтобы стать царем, ибо царь всегда может оказаться нищим, страдающим и найти смерть в муках. Поэтому я буду молиться Господу Богу своему, Отцу Небесному, Благому и Любящему, а ты, Сатана, молись своему Господу Богу и Ему одному служи. Ведь Господь Бог в конечном итоге Един".

Этим самым нам Христос показал: "Я не сравниваю, чья религия, служение Господу Богу лучше: твоя, Сатана, или моя. Но знай, - размышлял Христос, - что у каждой религии есть Господь Бог. И вот Ему поклоняйся и служи. Я же останусь в сердце со своим Господом Богом, Отцом Небесным. Но если ты хочешь Света, Истины, выхода из сложившейся ситуации, чтобы спасти греховный мир, то иди за мной. Ибо мой путь есть путь для всех, для малого и великого, правителя и бедного, царя и нищего, для униженного и оскорбленного, для раба и мудреца".

Этот истинный Путь к счастью, блаженству, радости, как Путь громадный, светлый, необъятный, и зажегся в сердце Христа. Христос увидел сразу все искушения, которые существуют в человеческом мире земном. А эти три искушения Христа в пустыне, описанные евангелистами, есть творческий синтез Его поучений; образно говоря, это есть семя, в котором можно усмотреть множество искушений. Эти искушения можно уподобить разным змеям, которые незаметно заползают в нашу душу и начинают нас исподволь кусать, от этого мы дергаемся, теряем от боли и мук над собой контроль и творим разрушение, зло, грех. Чтобы всё это увидеть, надо обладать Духом всепроникающим, надо с Небес спуститься на Землю в плоть человеческую, в плоть смертную. Ибо свои чистоту, святость, божественность, человечность, всеобщую любовь можно проявить и показать только живя в земном мире, в человеческой плоти, не уходя из мирской суеты, где рождается и вызревает грех. Христос осознал, понял, что надо жить в обществе, а не как святой отшельник - вне общества. И именно в греховном обществе и надо искать выход из всех грешных ситуаций и очищаться в них. Ибо общество людей и есть то зеркало, тот диавол искуситель, который будет постоянно искушать человека: за благие деяния давать что-то вкусное, а за грешные - будет бить кнутом. Человек, обретающий в себе божественную любовь, независимо от того, что ему перепадает: сладость или кнут, - должен всегда принимать это смиренно, кротко и с Богом.

Когда Христос на высокой горе нашел точный ответ на искушающее предложение, Диавол оставил Его, ибо Христос должен попасть еще в более тонкое искушение. Это искушение состояло в следующем: Ангелы приступили и служили Ему. Возможно, Христос услышал величественный хор Ангелов, где прославлялся Он, а не Отец Небесный. Христос, погружаясь в эту небесную славу, забылся... И тогда всё пропало. А Дух Истины Ему изнутри объяснял: "Когда тебя восхваляли и Ангелы служили тебе, ты забыл о Боге, Отце Небесном, Которому надо возносить Славу и служить Ему. Поэтому, чтобы не впасть во искушение, будь всегда с Богом и Ему всегда отдавай свою Славу, и Ему всегда служи тайно в сердце своем..."

Иисус Христос это осознает и будет говорить людям, чтобы не впасть в искушение своей славы: "Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих".[157]

И это должны помнить и мы: где бы мы ни находились и какой бы религии ни служили - существует Господь Бог Единый, Благий, Любящий, и Ему одному надо служить тайно в сердце своем с любовью. Это не говорит о том, что мы не должны поклоняться царю или тому, у кого мы в подчинении, или учителю, который дает нам знания. Кланяться ты можешь и униженным и оскорбленным, и всему тому, что тебя окружает. Главное, благодари тех, кто тебе помогает и будь всегда в любвеобильной молитве к Господу Богу.

Христос, пройдя искушения в пустыне, теперь дает и нам возможность увидеть, как пройти свой путь по жизни, чтобы преобразовать свои грехи с пересмотром своих духовных наработок. Духовные знания можно получить, но без земной практики эти знания могут превратиться в миражный налет видений. Практика есть критерий истинности. Вот почему в своих наставлениях и поучениях Христос произнесет: "По плодам их (пророков и христов) узнаете их. Вы ищете Сына Божиего, вы ищете Мессию, Христа? Так знайте: только по плодам Его можно узнать Его".

Просматривая земную жизнь Христа, мы выясняем для себя Его плоды в Его земных деяниях, чтобы по Его деяниям учиться творить свои деяния так, чтобы рождались плоды, подобные Его плодам.

И прежде чем стать Мессией, человек должен стать духовным учителем, пастырем народа. Но, будучи пастырем народа, надо не впасть в искушения тщеславия, гордыни, амбициозности.

Мессия как Сын Божий будет творить чудеса, но эти чудеса будут всегда естественны, или проявятся в целительстве. Эти чудеса не будут делаться специально для показа или для искушения.

При совершении чуда мы всегда вливаем в себя энергии тщеславия и гордыни, которые незаметно притянут к нам другие греховные энергии.

Мы должны понять: всё то, что прошел Христос, предстоит пройти каждому человеку. Да, каждому человеку земли предстоит пройти все-все муки и страдания. И мы думаем: "Как же тогда быть? Я хочу жить в радости, иметь счастье. Я хочу, чтобы вокруг меня было всё хорошо!"

На это Христос нам дает ответ: "Если до конца претерпите и будете с Духом Святым, то вы освободитесь и попадете в мир благодати, радости и счастья".

Таким образом, мы с вами видим, что вера укрепляется Духом Святым, а не теми чудесами, которые может сотворить тот или иной человек. В последнем случае вера будет слепая, ибо она рождается соблазнением. "Не соблазнитесь о Мне", - предупреждал Христос. Дух Святой, Который постепенно в нас проникает, благодаря молитве к Богу, наставляет нас на истинную святость, на истинную убежденность и зарождает в нас истинную веру. Вот если мы будем обретать в себе Духа Святого, обретем и божественные качества, и тогда в наших деяниях будут совершаться чудеса, которые будут незаметны и удивительны. Пусть это чудо будет естественным и маленьким и под руководством Духа Святого, от этого в вас будет взрастать истинная вера в Господа Бога Благого, Милосердного, Любящего.

Итак, искушения в пище, гордыне и в вере будут проходить все люди Земли, только менее духовные люди будут проходить на грубом, низком уровне, а более духовные - на высоком. Эту планку высоты искушения устанавливает сам Диавол по нашим благим и греховным деяниям. И тот человек, в котором пребывают энергии Сына Божиего, преобразится на Земле в Мессию, Христа, чтобы пройти все эти искушения и указать истинный путь в Царство благодати, радости и счастья. И если мы ждем Мессию, то этот истинный Мессия, благодаря Духу Святому, Духу Истины, поймет и осознает суть искушений Иисуса Христа в пустыне. Христос в пустыне, пройдя эти искушения, пришел к выводу, что отныне он не принадлежит лично самому себе. Он должен умело с Духом Святым угадывать, распознавать все знамения и по ним жить, при этом во всех ситуациях нести людям Слово Божие, слова утешения, наставления и любви (Любви)".

Вдруг светящийся Учитель и его слушатели стали меркнуть, и изумрудная тьма стала окутывать Иисуса. Он почувствовал, что сидит в пещере на ложе, спиной прислонившись к каменной стене, а его губы ощущали поцелуй юноши. И он слышал голос: "Ты Сын Мой Возлюбленный и в Тебе Мое благоволение". И далее было сказано: "Вот твое назначение". Иисус открыл глаза, там где он находился, было темно, а вместо чаши в руках его была книга, сотканная из света божественной любви. Когда он взглянул туда, то там стали появляться строчки, и он прочитал: "Читающий книгу Божию, в каком бы виде она ни была, от Слов Божиих прозревает, а искушения истаивают". А в его голове зазвучали слова: "У каждого книга Божия есть в сердце своем". Далее в книге света появились слова: "Не здоровые имеют нужду во враче, но больные".[158] И далее: "Милости хочу, а не жертвы",[159] и далее: "Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее",[160] и далее: "Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него".[161] Светящаяся книга исчезла, и Иисус погрузился во тьму, глаза его закрылись, и ему показалось, что он медленно и плавно парит вниз.

Перед ним предстало видение:

Некоторый человек, Господин, насадил виноградник, и обнес оградою, и выкопал точило, и построил башню, и, отдав его виноградарям, отлучился в другое свое имение. И послал в свое время к виноградарям слугу - принять от виноградарей плодов из виноградника; они же, схвативши его, били и отослали ни с чем. Опять послал к ним другого слугу; и тому камнями разбили голову и отпустили его с бесчестием. И опять иного послал: и того убили; и многих других то били, то убивали. Имея же еще одного сына, любезного ему, напоследок послал и его к ним, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его, и наследство будет наше.[162]

В этом наследнике Иисус увидел свой образ. Его сердце сжалось, а видение продолжалось:

И схвативши его, убили и выбросили вон из виноградника.

В голове Иисуса прозвучала мысль: "Что же сделает хозяин виноградника?" И он видит, как хозяин виноградника приходит с властью своею и предает смерти виноградарей, и отдает виноградник другим.

Видение пропало, а внутри Иисуса звучал небесный голос: "В Писании написано: "камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла: это - от Господа, и есть дивно в очах наших".[163] И далее послышалось: "Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадет на этот камень, разобьется; а на кого он упадет, того раздавит".[164]

Иисус пришел в себя и почувствовал, что он сидит, прислонившись спиной и головой к камню. В глазах было темно. Он сбросил накидку и открыл глаза. Над пустыней висела звездная ночь. С небесной звездной высоты луна стала клониться к западу. Рассматривая луну, Иисус пришел к заключению, что он просидел не двигаясь около двух дней. Шел тридцать девятый день его пребывания в пустыне. Он медленно, разминая, вытянул ноги и через некоторое время приподнялся. Чуть-чуть прогулявшись, он почувствовал во всех членах тела усталость. Он подошел к своему месту, к песочным яслям, помолился с любовью к своему Небесному Отцу за всю информацию, за все знания, которые он получил в видениях. Поклонившись Господу Богу и всему, что его окружало, он постелил свою накидку на песочные ясли и возлег, глядя в небо, и мысленно просматривал все полученные знания, чтобы для себя осознать, кто он есмь. Он утомленно прикрыл глаза, и перед его взором стали проплывать образы Учителя Праведности, затем учителя Тантры, после Иерофанта и наконец, прекрасного юноши, и каждый из них говорил: "Я счастлив за тебя, Сын Возлюбленный, в твоем назначении!" Вот появился образ сверкающего Царя, Князя мира сего, и раздался голос: "Я буду рядом, чтобы следить за каждым твоим деянием в жизни!"

Видения исчезли, и дремота неги окутывала его своим невидимым магическим покрывалом. Природа пустыни, как заботливая мама, пела свою любимую незатейливую колыбельную песнь: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


Глава 12

ПАСТЫРЬ

 

 

Перед Иисусом сиял благодатный бархатный свет, переливающийся разноцветными искрами, подобный чем-то сиянию бисера. И послышался голос, который всё окутывал и звучал в нем: "Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне".

И видит Иисус прекрасный дом мужа благоразумного, выстроенный на камне добротно. И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он не упал, потому что основан был на камне.

Видение пропало, и свет померк, но тот же голос звучал: "А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке".

И видит Иисус: стоит дом, выстроенный на песке. И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое.[165]

Видение пропало, но кругом заблистала синева, и зазвучал голос: "Вера верою проверяется на практике. Вера истинная зиждется на Слове Божием! Каменный фундамент есть лишь прообраз веры истинной, основа знаний Сына Человеческого, Учителя народа".

Пока произносились последние слова, обволакивающая сверкающая синева плавно менялась на оранжевое сияние с малиновым отливом по краям. И вновь зазвучал голос: "Каждый верою своею искушается и каждый верою своею очищается".

И вот Иисус пред собой увидел храм. Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей став молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!

Видение растворилось в туманной дымке, и зазвучал голос: "Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится".[166]

Далее Иисус видит видение. Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача; и псы приходя лизали струпья его.

Потом Иисус видит:

Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово; умер и богач, и похоронили его; и в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его, и возопив сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучусь в пламени сем. Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят. Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев: пусть он засвидетельствует им, чтоб и они не пришли в это место мучения. Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их. Он же сказал: нет, отче Аврааме! но если кто из мертвых придет к ним, покаются. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.[167]

Видение пропало в багровом зареве, и послышался голос: "Будь внимателен в искушениях: если кто и из мертвых воскреснет, не поверят. Истинная ли это вера?"

Вдруг Иисус видит себя, как он пришел в дом к сестрам. Одну звали Мария, а другую - Марфа, и был у них брат Лазарь, молодой и красивый. Иисус возлюбил его и передавал ему тайные знания через посвящение. Лазарь внимал ему как любимому Учителю, Иерофанту, в котором видел Господа, Сына Божиего. Сестры видели, как их брат Лазарь преданно любил своего Наставника, и тоже любили его, и верили в Него как в Господа, Сына Божиего. Иисус наставлял в любви Лазаря и говорил: "Если тебя поглотит какая-нибудь болезнь, то через голод и погружение в смерть можно излечиться и стать посвященным, чтобы уподобиться Сыну Божиему". И вот Лазарь заболел и не принимал пищи, погружаясь в смерть.

Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен. Иисуса тогда окружали ученики. Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится чрез нее Сын Божий.[168]

Иисус верил, что через это посвящение смертью Лазарь сподобится обрести в себе знания Сына Божиего. Иисус, побыв с учениками еще два дня, сказал им: "Пойдем к Лазарю". А затем добавил: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. Сказав это, говорит им потом: Лазарь друг наш уснул, но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, то есть о мертвом сне, как пути посвященного; а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер, то есть пребывает в мертвом сне. И радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему. Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с Ним, чтобы через посвящение и мы приобщились к знаниям Сына Божиего. Иисус пришед нашел, что Лазарь уже четыре дня в гробе. Мария и Марфа не знали, что Лазарь погрузился в мертвый сон и положили его в склеп. Марфа, услышавши, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома. Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой; но и теперь знаю, что, чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог. Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос Сын Божий, грядущий в мир. Сказавши это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя...

Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа...

Мария же, пришедши туда, где был Иисус, и увидевши Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.

Иисус, когда увидел её плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился, ибо боялся за Лазаря, как бы что худого не сделали с ним во время погребения. И сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился, ибо увидел, что его похоронили как мертвого с мертвыми. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его!..

Иисус же, опять скорбя внутренно за жизнь Лазаря, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?

Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня; Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет...[169]

Это видение пропало в дымке серебристо-желтого цвета, и послышался голос с небес: "А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник - Христос".

Окутывающий желтый фон переходил на красивый зеленый, а затем перешел в сверкающий голубой, а голос звучал: "И отцем, Господом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Господь, Который на небесах".

Цветовой фон сменился на коричневый, и зазвучал голос: "Больший из вас да будет вам слуга: ибо кто возвышает себя, тот унижен будет; а кто унижает себя, тот возвысится".[170]

Иисус проснулся. Он не открывал глаз, но через сомкнутые веки ощущал, что было светло. Он мысленно беседовал со своим Небесным Отцом: "Господи, что это было в моих снах? Новое искушение? Почему меня называли Господом, а Ты меня научаешь, чтобы отцом, Господом себе не называть никого на земле, ибо есть Один Отец, Господь, Который на Небесах. Господи! Пребудь во мне и помоги мне не возноситься, чтобы я не возвышался, а проявлял в себе смирение и кротость.

Я пришел сюда в пустыню, чтобы узнать о себе: кто я есмь и какое мое назначение на земле. Для себя я осознал, что могу нести людям Твое, Боже, Слово спасения, радости, надежды, веры. Благодаря тем знаниям, которые Ты мне открыл в разных видениях, я осознаю, что могу их отдавать людям, народу, чтобы они для себя в этих знаниях обрели путь к счастью, помогающий преодолеть все земные мирские невзгоды. Но Ты, Господи, научаешь меня: не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос. Но в видениях мне было показано, что я - Христос. И я благодарю Тебя, Отче, что Ты меня учишь, чтобы я не возносился и не возвышался. Я должен смиренно нести людям Твое Слово Наставления, не претендуя ни на сан Учителя, ни на сан Наставника, ни на сан Христа, ни тем более на то, чтобы меня называли Господом, ибо Ты Один Господь, Отче мой Небесный, а мы лишь сыны Твои. И если я, по Твоей милости Господней, являюсь большим по отношению к тем, кто меня будет окружать как учителя, как наставника, как сына Господня, то пусть я буду этим людям как слуга и не буду возвышать себя. Пусть Твои деяния во мне говорят сами за себя, пусть Твои плоды во мне говорят за меня, пусть моими устами говорит Дух Святой, но чтобы не я возвышал себя и чтобы не я называл себя Учителем, Христом, Мессией или Господом. Душу свою предаю во врачующие руки Твои, пусть Путеводителем моим будет Твой Дух Святой, Дух Любви, Дух Истины. И да пребуду я в Тебе, а Ты во мне во Славу Твою. И что бы я ни делал, пусть в этом засияет Слава Твоя!"

Иисус Благодарил Бога и не заметил, как погрузился в сон. Ему снился Иоанн, который крещением очищал людей от грехов земных. А рядом с ним стояли двое из учеников его.

Иоанн, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий. Услышавши от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом. Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, - что значит: "учитель", - где живешь? Говорит им: пойдите, и увидите. Они пошли... Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним (Иисусом), был Андрей, брат Симона Петра.[171]

Далее Иисус видит, как Андрей первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: "Христос". И привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты - Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: "камень" (Петр).

Затем Иисус видит, что он восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною. Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром. Иисус видит, как Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писал Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.

И вот Иисус видит, как к Нему подходит Нафанаил. А Он (Иисус) говорит о нем: вот, подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты - Сын Божий, Ты - Царь Израилев. Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: "Я видел тебя под смоковницею"; увидишь больше сего. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.[172]

Иисус в видении увидел всех двенадцать своих учеников, но круг этих учеников разрастался, и вот их уже семьдесят, а потом он видит, как круг слушателей его возрос до пяти тысяч.

Ученикам своим он давал наставления и говорил притчевым, образным языком, чтобы сбылось реченное через пророка, который говорит: "Отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира". Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им.[173] Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать? Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? Дух животворит, плоть не пользует ни мало; слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь; но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие, и кто предаст Его. И сказал: ...никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего. С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. И вот Иисус увидел перед собой двенадцать своих учеников. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни, и мы уверовали и познали, что Ты - Христос, Сын Бога живого. Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас обретет диавола в себе.[174]

Иисус окинул всех двенадцать любовным взглядом, задерживаясь немного на каждом из них. Наибольшее внимание своим взглядом он уделил Петру и Иуде Симонову Искариоту.

Это видение исчезло в изумрудной дымке, и послышался голос как бы с небес: "Говорящий сам от себя ищет славы себе; а кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем".[175]

Эта пелена постепенно растворилась, и Иисус увидел себя в помещении со своими двенадцатью учениками. Он заметил, как энергия страха, подобно энергии предательства, входит в его учеников снизу, через ноги. Иная же темная энергия, подобно диавольскому искушению, входила через ноги и заполняла сердце Иуды Симонова Искариота.

Иисус, зная, что Отец всё отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался; потом влил воды в умывальницу, и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мои ноги? Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною. Симон Петр говорит Ему: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все. Ибо знал Иисус предателя Своего. Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Ученики молчали и смотрели вопросительно на Него. Иисус заговорил: вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу: ибо Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете. Не о всех вас говорю: Я знаю, которых избрал. Но да сбудется Писание: "ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою..."

Поэтому Я вам и омыл ноги, чтобы явить делом, что, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их. Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.[176] И вот, рука предающего Меня со Мною за столом. Впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению; но горе тому человеку, которым Он предается.[177] И ученики стали спрашивать друг друга, кто из них мог бы это сделать. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?[178] Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса; ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит. Любимый ученик, припадши к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это? Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам.[179] Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: "поражу пастыря, и рассеются овцы стада".[180]

Далее Иисусу снится, что он находится в каком-то масличном саду, и туда приходят служители храма, воины, народ с кольями и дубинками. Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Они отступили назад и пали на землю. Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея. Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут... Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо... Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? Тогда воины и тысяченачальник и служители Иудейские взяли Иисуса, и связали Его.[181]

Иисус видит, как его забирают, арестовывают, ученики его разбегаются. Вот быстро перед глазами Иисуса пронеслись какие-то суды над ним. Народ кричал: "Распни его! Ибо он величает себя Сыном Божиим, Господом". Далее Иисус видит, как он оплеванный, избитый, несет крест... Вот он, уже распятый на кресте, висит среди двух распятых разбойников. Потом в его глазах произошло яркое воссияние блаженного света, и послышался голос с небес: "Ты Сын Мой Возлюбленный, и в Тебе Мое благоволение".

Далее Иисус увидел себя воскресшим. Он увидел Генисаретское море и лодку, в которой были его ученики, все двенадцать. Лодка была уже на середине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидевши Его, идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И вышед из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу; но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий.[182]

А так как ученики неводом ловили рыбу, то Иисус им говорит: "Чему уподоблю Царство Небесное?" И отвечал: подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и севши хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы и отделят злых из среды праведных и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов. И спросил учеников Иисус: поняли ли вы все это? Они говорят Ему: так, Господи! Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое.[183] Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.[184]

И обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите! ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали.[185]

И вдруг Иисус увидел себя среди народа, книжников и фарисеев, здесь были и его ученики. И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Законник сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но законник, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился, и подошед перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Законник сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.[186]

Когда Иисус объяснял притчевым языком законнику, кто есть ближний, то перед его очами проплывали эти картины-образы со всеми героями. Затем всё пропало, и на багровом фоне, как бы с небес, прозвучали слова: "И Господом себе не называйте никого на земле, ибо один Господь, Который на небесах! И сам не искушайся этим".

Иисус проснулся, и через закрытые глаза он почувствовал, что светлый день на исходе и надвигается ночь. Он нехотя открыл глаза, ибо ему хотелось узнать информацию о конце света или о кончине света. Его меньше всего интересовало время дня, хотя он понимал, что тридцать девятый день его пребывания в пустыне был на исходе, а сороковой день зарождался. Иисус только глазами окинул темное, с оттенком вечерней синевы, небо, на котором вспыхивали звезды и плыли кучевые облака, и опять прикрыл глаза, чтобы попытаться охватить сознанием поток вибрации и информации и погрузиться в него. Он благодарил Бога за информацию, предоставленную в видениях, и просил своего Небесного Отца, чтобы она сохранилась для использования её в тех ситуациях, когда ее можно будет выдавать своим ученикам, народу, священникам, книжникам, фарисеям.

Иисус задумался, что из себя представляет образ кончины века или конец света, ибо и в Писании есть картины больших земных разрушений.

 

Иисус погружался в сон, а перед его очами проплывали разные мрачные цветовые пятна, которые как бы вырывались из жернова, глотки вулкана и расплывались по всему видимому его глазам фону. Сквозь это стал постепенно вырисовываться земной ландшафт, по небу быстро плыли темно-вишневые, свинцовые тучи, сверкали страшные молнии. Иисус увидел себя в кругу своих учеников и детей, которые смотрели на него, как на спасителя от этого кошмара. Земля тряслась, дома рушились, другие построения исчезали под землей в раскрывающемся зеве земли. А затем земля, поверхность схлопывалась. Иисус, двенадцать учеников и дети находились в одном доме, который сотрясался, но стены его были крепки. От сильного штормового ветра слетела крыша. На небо было страшно смотреть. Иисус сказал всем: "Падите на колени! Мы будем молиться Небесному Отцу. Спасение надо искать только в Боге. Бог всегда слышит нас. Он - Благий, Милосердный, Прощающий. Он властен над всем. Он успокоит бурю, шторм, землетрясение, разрушение..." Иисус сам пал на колени, и все, кто был около него и вокруг него, сделали то же. Он произносил небольшие фразы молитвы, чтобы все, кто его слышит, могли хором это повторить. На глазах у всех стало происходить чудо. Ветер утих, молнии прекратились, трясти землю перестало. Шум, создающий страх, растворился. Небо стало проясняться. В глазах у всех появилась радость спасения.

Это видение стало рассыпаться в благодатном свете.

Иисус затем увидел себя в окружении двенадцати учеников на одной из гор возле Иерусалима. Приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?

Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас; ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: "я Христос", и многих прельстят.[187] Берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, говоря, что это Я; и это время близко. Не ходите вслед их.[188]

Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь; ибо надлежит всему тому быть. Но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам; и смятения, ужасные явления и великие знамения с неба. Все же это начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучение и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое. Возложат на вас руки и будут гнать вас, предавая в синагоги и в темницы, и поведут пред царей и правителей за имя Мое; будет же это вам для свидетельства.[189]

Итак положите себе на сердце не обдумывать заранее, что отвечать; ибо Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить, ни противостоять все противящиеся вам. Преданы также будете и родителями и братьями, и родственниками и друзьями, и некоторых из вас умертвят. Терпением вашим спасайте души ваши.[190] Предаст же брат брата на смерть, и отец детей; и восстанут дети на родителей, и умертвят их.[191] И тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга.[192]

Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него, потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное.[193]

И многие лжепророки восстанут и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется. И проповедано будет сия Благая Весть Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец.

Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте, - читающий да разумеет...

И кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои.

Горе же беременным и питающим сосцами в те дни! Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою, или в субботу; ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни.[194] Ибо великое будет бедствие на земле и гнев на народ сей: и падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников.[195]

Тогда, если кто скажет вам: "вот здесь Христос", или "там", - не верьте; ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне", - не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах", - не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы.

И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их.[196] Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше.[197]

И сказал им притчу: посмотрите на смоковницу и на все деревья: когда они уже распускаются, то, видя это, знаете сами, что уже близко лето; так, и когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко Царствие Божие или, знайте, что близко, при дверях.[198]

Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет; небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут. О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, а только Отец Мой один.[199]

Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно: ибо он, как сеть, найдет на всех живущих по всему лицу земному; итак бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого.[200]

Но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, - так будет и пришествие Сына Человеческого; тогда будет двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется.

Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет.

Но это вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в какую стражу придет вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать дома своего. Потому и вы будьте готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.

Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу вовремя? Блажен тот раб, которого господин его пришед найдет поступающим так; истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.

Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: "не скоро придет господин мой", и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, - то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами: там будет плач и скрежет зубов.[201]

Итак бодрствуйте; ибо не знаете, когда придет хозяин дома, вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, пришед внезапно, не нашел вас спящими. А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте.[202]

Ученики стояли с широко раскрытыми глазами, и от удивления у них, как у детей, были приоткрыты губы. Они заворожено слушали своего учителя и наставника. Иисус заметил, когда закончил свою речь, что его ученики постепенно стали исчезать один за другим, и первым среди них растворился в воздухе Иуда Искариот, а последним пропадал уже в розовой дымке его любимый ученик Иоанн. Иисусу хотелось удержать своим желанием образ Иоанна и это помогло ему войти в другое видение.

Вот он вместе с Иоанном находится на берегу Генисаретского моря в живописном уголке. Было жарко. Радостно светило солнце. Голубая гладь моря с изумрудным и бирюзовым оттенками манила их окунуться, погрузиться в благодатные наслаждения. Они сняли с себя одежды, обнажились и предоставили морским водам обнять их тела. Вода была приятная, ласковая и нежная. В Иоанне проснулись ребяческие энергии, и он стал заигрывать с ним. Иисус же не препятствовал ему в этом, а иногда на мгновение сам впадал в детство и на брызги Иоанна отвечал той же игрой. Иоанн посылая руками фонтан воды в Иисуса, приближался к нему. И когда между ними осталось расстояние в один шаг, Иоанн прыгнул на Иисуса, обнял его, пытаясь наскоком повалить на спину в воду. Иисус не ожидал этого, он невольно обнял Иоанна, попятился назад, а потом, не удержавшись, стал медленно падать в воду. Иисус распластавшись спиной на воде, погружался вглубь, а Иоанн был сверху на нем. Но Иисус, погрузившись и обнимая Иоанна, неожиданно развернулся, и Иоанн оказался под ним в воде. Теперь Иоанн не ожидал этого и пытался, обнимая Иисуса, оказаться сверху. Накрутившись в объятиях в воде и набрызгавшись, они подплыли к берегу и немного полежали в прибрежной воде. Иисус вышел первым, отряхнул свои мокрые волосы и направился к тому живописному уголку, где лежали их одежды. Постелив одежды свои и Иоанна, он возлег на них и стал смотреть на Иоанна, как тот еще некоторое время по-детски резвился в воде. Встав из воды, он медленно выходил на берег. Пока Иоанн приближался к месту, где возлежал он, Иисус любовался красотой его юношеской фигуры, его молодостью и грацией линий тела. Иоанн возлег рядом с Иисусом и свою голову преклонил к его груди. Погрузившись в блаженство, вдыхая ароматы цветов и трав, опьяненные всеобщей любовью, они молчали. Иоанн заговорил:

- Учитель, смогу ли я идти туда, где будешь ты?

Иисус ответил:

- В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам, моим ученикам: "Я иду приготовить место вам". И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.[203]

- Учитель, - спрашивал Иоанн, - когда ты говорил о кончине века сего и о приходе Сына Человеческого в будущем, кого ты имел в виду, если ты должен слиться со своим Отцом Небесным воедино, говоря: "Я и Отец - одно". Ты ли снова придешь на Землю?

Иисус отвечал:

- Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет. Не оставлю вас сиротами; приду к вам. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам. Отец и Я придем к нему и обитель у него сотворим.[204]

Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам всё, что Я говорил вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается. Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне; а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною.[205] Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел к Отцу Моему; ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам, и Он пришед обличит мир о грехе и о правде и о суде. О грехе, что не веруют в Меня; о правде, что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня; о суде же, что князь мира сего осужден.

Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить.

Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину; ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам. Всё, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам.[206]

Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены во едино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира. Отче Праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня; и Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них.[207]

Иисус не заметил, как свою речь об Утешителе он заключил любовной молитвой к Богу. Иоанн сладостно обнял его и был погружен в поток божественной любви. Иисус нежно положил на его тело руку, а затем прикрыл свои глаза, пребывая в божественной благодати. В голове проскальзывали мысли о конце света, о катастрофических разрушениях на земле, о потопе.

Иисус заметил, что он не ощущает тела Иоанна, в ушах надвигался шум, крики, бунтующая суматоха окутывала его. Вдруг он увидел себя, когда на земле шли великие изменения: земля тряслась, горы исчезали, а где были равнины, там земля вздыбливалась и образовывались холмы, горы. По небу двигались страшные облака, надвигался потоп, люди, племена, народы, языки гибли от разных ситуаций и обстоятельств. К небу вздымался ужас возгласов гибнущих людей, каждый искал спасение, где мог. Иисус заметил, как к нему стали постепенно стягиваться разные люди, в некоторых он видел своих учеников и последователей. Толпа желающих спасти свою жизнь около него росла и увеличивалась. Они сердцем, видимо, чувствовали, что именно около него они могут обрести спасение. Как дальше развивались эти гибельные и разрушительные события на земле, Иисус не помнил, но поверхность земли изменилась. Он стоял на берегу образовавшегося моря, оно уже было спокойным. Небо прояснялось, кое-где горели дома, деревья и разные построения. В некоторых местах из земли вырывался огонь и дым. Около воды возвышалась гора, которая образовалась от изменения поверхности земли. Вода прибывала, и надо было отходить на гору. Иисус стал восходить, а за ним пошел и уцелевший народ. Чем выше они поднимались, тем чаще им попадались благодатные места для жизни, поэтому толпа, идущая за ним, стала редеть. Но к нему притягивались другие люди, которые выходили из разных трещин земли, но и они, увидев благодатный уголок земли для нового места жительства, отходили от него. Иисус же все восходил и восходил, он даже не заметил, как, помогая кому-то, посадил себе на плечи семилетнего мальчика божественного вида. Толпа за ним редела, и он заметил, как его ученики и последователи тоже отставали от него на той или иной высоте, где они себе находили место, чтобы устроить свою жизнь.

Перед вершиной своего восхождения, когда Иисус вывел людей еще на одно прекрасное место для жительства, небольшая толпа, которая продолжала следовать за ним, решила здесь остаться и обосноваться. Иисус же, желая им счастья и благополучия, как и всем, кто оставался на найденных для жительства местах, продолжил свое восхождение, неся на своих плечах мальчика. Перед ним постепенно открывалась прекрасная, живописная площадка на вершине горы. Ласково светило солнце. Дышалось легко, благоухание разносилось по воздуху. Иисус на этой площадке увидел двенадцать красивых обнаженных юношей, которые на своих плечах держали двенадцать прекрасных обнаженных отроков. Они стояли кругом и, медленно двигались по кругу, и пели хвалебную песнь Богу.

Приблизившись к ним, Иисус остановился и замер, любуясь красотой юношей и отроков. Затем он снял с себя мальчика и поставил перед собой на землю. Мальчик с большой любовью посмотрел на Иисуса, а затем на круг юношей с отроками. Вдруг Иисус увидел, как этот мальчик стал быстро взрастать и вот перед ним стоял юный Иоанн. Он подошел к Иисусу, обнял его и поцеловал в уста. И через мгновение Иоанн растворился в этой любви, которая вливалась в Иисуса. Когда Иоанн исчез, то круг обнаженных юношей и отроков раскрылся, приглашая его войти внутрь. Иисус вошел в центр круга, и круг из юношей с отроками сомкнулся. Лица и тела отроков и юношей светились неописуемой красотой. Иисус, любуясь ими, заметил, как от каждого юноши снизу вверх к устам отроков поднимается светящийся столб любви. Этот столб света любви божьей, который каждый отрок впивал, вбирал в себя, окутывал их на плечах юношей, образовывая светящееся кольцо. Вот отроки на плечах юношей стали сверху исчезать в этом светящемся кольце любви. Световое кольцо любви ширилось, опускаясь вниз и в нем стали исчезать лица юношей, затем их грудь и ноги отроков. Свет, опускаясь ниже, поглотил в себя животы юношей и их чресла. Через некоторое время вокруг Иисуса сияло только одно светящееся кольцо любви, растворив в себе всех двенадцать отроков и юношей. Свет любви стал над Иисусом образовывать светящийся купол. И, когда Иисус был окутан светящимся купольным храмом из света любви, всё схлопнулось, и Иисус увидел себя в мире сынов света, а перед ним стоял юноша божественной красоты. На нем одежды не было, ибо его одеждой был приятный свет любви. Юноша с обворожительной улыбкой произнес:

- Я очень рад за тебя, что ты достиг божественной вершины на пути к Богу. Ты обрел то, что не обретал ни один из сынов света. Ты - Учитель и Наставник Божий. Я прощаюсь с тобой, ибо гора назначения, перед которой мы стоим, отправит тебя туда, где ты нужен как свет истины. Пусть мои уста, которые говорят о тебе как о великом Учителе, Наставнике Божием, Сыне Божием, передадут через мой поцелуй тебе и Божественную Любовь.

Юноша обнял Иисуса и поцеловал его в уста. В этом поцелуе он стал исчезать. А внутри Иисуса звучал голос: "Я есть свет, сотканный из твоей Любви; когда я люблю, я сливаюсь с тобой воедино; как ты во мне, так и я в тебе, как ты в Боге, так и Бог в тебе".

Иисус почувствовал, что лежит на песке. Открыв глаза, он увидел перед собой звездное небо, по которому плыли кучевые облака.

"Неужто я не заметил, - подумал Иисус, - как пролетел сороковой день моего пребывания в пустыне?"

Чтобы удостовериться в этом, он приподнялся, отыскивая на небосводе луну. Луна оказалась на западе около горизонта. Она по своей форме приближалась к цельному светящемуся диску.

"Верно, - размышлял Иисус, - наступает сорок первый день моего пребывания в пустыне, ибо с заходом луны появятся утренние сумерки и сорок первый день обретет свои явные права".

Небо стало быстро уплотняться свинцовыми тучами, а с севера надвигалась гроза, и приближался дождь.

"Это хорошее знамение, - подумал Иисус, - этот дождь есть символ очищения моей души и плоти. Омовение этим дождем будет мне знаком, что я должен покинуть пустыню и вернуться в мир людей, чтобы открывать им путь, как обрести для себя счастье, мир, благодать на пути к Богу".

Когда упали первые капли дождя, Иисус снял с себя все одежды, положил их под камень, а сам стал подставлять свое обнаженное тело потокам воды. Он раскрыл руки по сторонам, кружился, запрокинув голову назад, с открытым ртом и пил небесную воду, при этом не забывая Благодарить Господа Бога, своего Небесного Отца. Пия воду с небес и омываясь ею, он пребывал в блаженстве и в любви к Богу, ко всем и ко всему.

"Благодарю Тебя, Отче!" - воскликнул Иисус небесам. В этот момент вспыхнула молния, и по пустыне покатился гром. В этом громе Иисус услышал: "Сын Мой!.. Сын Мой!.. Сын Мой!.."

Затем сверкнула новая молния, и в раскатистом громе Иисус услышал: "Иди в мир!.. Иди в мир!.. Иди в мир!.."

Иисус вновь открывал свои уста, пил небесную воду и после восклицал: "Благодарю Тебя, Отче!"

И вновь в небесах сияла молния, а в раскатистом громе было слышно: "Сын Мой!.. Иди в мир!.. Неси свет!.."

Сколько было таких моментов, Иисус не считал, ибо божья Любовь переполняла всю его душу. Когда он напился и омылся, дождь прошел, а грозы уходили к югу. И только в отдаленном раскатистом громе до Иисуса доносилось: "Иди в мир!.. мир... мир... Неси свет!.. свет... свет..."

На востоке горизонт очистился, стало светло, ибо солнце должно было вот-вот восходить. В небесной дымке появилось красное пятнышко, которое стало с подъемом увеличиваться и преображаться в раскаленный диск. Иисус в своей наготе поднял руки кверху в виде чаши ладонями к солнцу, а сам, не отрываясь, смотрел немигающими глазами на красный диск солнца. В голове его журчала благодарственная, любвеобильная молитва Господу Богу с внутренней радостью. Его руки под тяжестью усталости опустились вниз по сторонам с раскрытыми к солнцу ладонями, как бы приглашая через солнце - око Небесного Отца - Божественную Любовь посетить этот земной мир.

Раскаленный диск в очах Иисуса расширился, и он там стал наблюдать образы. Вот высветился образ Учителя Праведности, и Иисус в себе услышал голос: "Сын мой возлюбленный, в тебе мое благоволение: иди в мир и дай, открой людям заповеди Божии!"

Затем этот образ исчез, и Иисус увидел учителя Тантры, а в себе услышал голос: "Сын мой возлюбленный, в тебе мое благоволение: иди в мир и открой людям Любовь Небесного Отца!"

Когда исчез этот образ, то появился Иерофант, и в Иисусе зазвучал голос: "Сын мой возлюбленный, в тебе мое благоволение: иди в мир и укажи людям путь к истине, путь к Богу!"

Этот образ в солнечном диске растворился, и возник образ Царя, Князя мира сего, и в себе Иисус услышал голос: "Я - искушение в любви и в твоих желаниях; я буду всегда рядом. Если хочешь распознать меня, иди в мир, я там везде. Путь к Богу лежит через меня, если ты Сын Божий!"

Вот появился образ Иоанна Крестителя, и в Иисусе зазвучал голос: "Мое время пребывания на земле завершается. Иди в мир и будь светильником праведности!"

Солнечный диск поднимался всё выше, и первые лучи его пытались прорвать небесную дымку и обнять всю пустыню и вместе с нею всего Иисуса.

Иисус в диске увидел образ прекрасного юноши, и в себе он услышал голос: "Жатвы много, а сеятелей мало! Если пшеничное зерно падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Божией Любовью возрождается жизнь. Мир тебя ждет!"

Солнечные лучи заблистали, видение пропало. Иисус прикрыл глаза. Ласковые, теплые, нежные лучи солнца обняли Иисуса с головы и до ног. Он ощущал в себе как в нем дышит благодатью Отцовская Небесная Любовь. Настоявшись в этом блаженном потоке, Иисус подошел к своим одеждам и оделся. Он поблагодарил Бога, Небо, Солнце, Землю, Воздух, пустыню, духов пустыни, отвешивая поклоны, и направил свои стопы из пустыни в мирскую жизнь.

В голове его звучал голос, как бы с небес: "Ты Учитель, Наставник! Неси Слово в мир! И жди, когда Я тебе открою твою Миссию. Ибо твоя Миссия откроется тебе тогда, когда будет дана Моя небесная чаша в твои руки, чтобы ты её испил".

Удаляясь из пустыни, он слышал, как природа ласково провожала его материнским шепотом: "Мир тебе! Мир всем!"

 

Мир всем!


СОДЕРЖАНИЕ

 

 

К ЧИТАТЕЛЮ.................................................................................

ВВЕДЕНИЕ.....................................................................................

МЕССИЯ..........................................................................................

Глава 1

СОМНЕНИЕ....................................................................................

Глава 2

ПАДЕНИЕ В БУДУЩЕЕ.............................................................

Глава 3

ВСПОМНИЛ....................................................................................

Глава 4

НЕ ХЛЕБОМ ОДНИМ..................................................................

Глава 5

ЗЕРКАЛО ДУШИ...........................................................................

Глава 6

БОЖЕСтВЕННЫЙ ПЛОД...........................................................

Глава 7

УЧИТЕЛЬ ПРАВЕДНОСТИ.......................................................

Глава 8

ПОСВЯЩЕНИЕ............................................................................

Глава 9

СЫНЫ СВЕТА..............................................................................

Глава 10

ВОСХОЖДЕНИЕ..........................................................................

Глава 11

НАЗНАЧЕНИЕ..............................................................................

Глава 12

ПАСТЫРЬ......................................................................................

 



[1] От Матфея 1:21.

[2] Евграф Долуман "Откуда Иисус".

[3] Евангелие от Фомы, 33.

[4] От Луки 3:11.

[5] От Луки 3:12, 13.

[6] От Луки 3:14.

[7] От Луки 3:16.

[8] От Луки 3:17.

[9] От Матфея 3:10.

[10] От Луки 1:68-69, 71, 76-77, 79.

[11] От Иоанна 1:25, 26, 27, 31.

[12] От Матфея 3:14.

[13] От Матфея 3:15.

[14] От Матфея 3:17.

[15] От Луки 3:22.

[16] От Иоанна 1:29-30.

[17] От Иоанна 10:9.

[18] От Матфея 7:7.

[19] Евангелие от Фомы, 2.

[20] Евангелие детства (Евангелие от Фомы), Протоевангелие Иакова.

[21] От Матфея 3:2; от Луки 3:6, 16.

[22] От Матфея 3:17.

[23] От Луки 3:22.

[24] От Луки 4:1-2.

[25] Притчи 5:15.

[26] Песня 83:12.

[27] Песня 98:6.

[28] От Иоанна 14:2.

[29] От Матфея 5:3.

[30] От Матфея 5:4.

[31] От Матфея 5:5.

[32] От Матфея 5:6.

[33] От Матфея 5:7.

[34] От Матфея 5:8.

[35] От Матфея 5:9.

[36] От Матфея 5:10.

[37] От Матфея 5:11-14, 16.

[38] От Матфея 5:15.

[39] От Матфея 5:14.

[40] От Матфея 5:18-19.

[41] От Матфея 4:3.

[42] От Иоанна 6:50, 53, 55.

[43] От Матфея 4:4.

[44] А.И. Печёнкин, «Песни Богу (Псалтырь)», Песнь 86:1.

[45] От Матфея 4:3.

[46] От Иоанна 6 : 32, 33, 35, 51, 53, 54, 56-58.

[47] От Матфея 3:9, от Луки 3:8.

[48] От Матфея 4:4.

[49] От Матфея 13:3-8, 19.

[50] От Матфея 13:20-21.

[51] От Матфея 13:22.

[52] От Матфея 13:23.

[53] От Матфея 13:9.

[54] От Матфея 13:14-15.

[55] От Матфея 6:25-26, 28, 30-34.

[56] От Матфея 4:4.

[57] 2 Коринфянам 3:6.

[58] От Матфея 7:16.

[59] От Луки 8:17; от Матфея 10:26; от Марка 4:22.

[60] От Матфея 5:21.

[61] От Матфея 22:39.

[62] пустой человек

[63] верховному судилищу

[64] от Матфея 5:22.

[65] От Матфея 5:23-24.

[66] От Матфея 5:25.

[67] От Матфея 5:26.

[68] От Матфея 5:27.

[69] От Матфея 5:28.

[70] От Марка 9:47-48.

[71] От Марка 9:43-44.

[72] От Марка 9:45-46.

[73] От Марка 9:49-50.

[74] От Матфея 5:31.

[75] От Матфея 5:32.

[76] От Матфея 5:25.

[77] От Матфея 5:33.

[78] От Матфея 5:34-36.

[79] От Матфея 5:37.

[80] Левит 24:20; от Матфея 5:38.

[81] От Матфея 5:39.

[82] От Матфея 5:40.

[83] От Матфея 5:41.

[84] От Матфея 5:42.

[85] От Матфея 5:43.

[86] От Матфея 5:44.

[87] Сборщики податей.

[88] От Матфея 5:46-47.

[89] От Луки 6:32-33.

[90] От Луки 6:35-36.

[91] От Матфея 5: 48, 45.

[92] От Матфея 7:1.

[93] От Луки 6:37-38.

[94] От Матфея 7:3-5.

[95] От Матфея 7:7-8.

[96] От Луки 11:11-12.

[97] От Луки 11:13.

[98] От Матфея 6:1.

[99] От Матфея 6:2.

[100] От Матфея 6:3-4.

[101] От Матфея 6:16-18.

[102] От Матфея 6:5-6.

[103] От Матфея 6:7-8.

[104] От Матфея 6:9-13.

[105] От Матфея 6:19.

[106] От Матфея 6:20-21.

[107] От Матфея 6:22-23.

[108] От Луки 11:36.

[109] От Матфея 7:12.

[110] От Марка 7:15.

[111] От Марка 7:18-19.

[112] От Марка 7:20; от Матфея 15:18.

[113] От Марка 7:21-22.

[114] От Марка 7:23, От Матфея 15:20.

[115] От Луки 6:45.

[116] От Луки 6:43-44.

[117] От Луки 6:40; от Матфея 10:25.

[118] От Матфея 7:6.

[119] От Матфея 19:3.

[120] От Матфея 19:4.

[121] От Матфея 19:5-6; Бытие 2:24.

[122] От Матфея 19:7-9; 5:27.

[123] От Матфея 19:10-12.

[124] От Матфея 7:6.

[125] От Матфея 13:24-30.

[126] От Матфея 13:39-40.

[127] От Матфея 4:6.

[128] От Матфея 4:7.

[129] От Луки 16:1-8.

[130] От Иоанна 3:17.

[131] Евангелие Филиппа, 100.

[132] Евангелие Филиппа, 100.

[133] Притчи 5:15.

[134] От Иоанна 1:4-5.

[135] От Матфея 25:1-13.

[136] Вес серебра

[137] От Матфея 25:14-30.

[138] От Иоанна 16:28.

[139] Евангелие Фомы, 2.

[140] От Луки 15:4-7.

[141] От Луки 15:8-10.

[142] От Матфея 18:14.

[143] От Матфея 19:5-6.

[144] От Иоанна 17:21.

[145] От Иоанна 17:21; от Марка 1:11.

[146] От Луки 3:22.

[147] От Матфея 4:9.

[148] От Матфея 4:10.

[149] От Матфея 4:10-11.

[150] От Иоанна 2:1-11.

[151] От Матфея 20:1-16.

[152] От Луки 5:38-39.

[153] От Матфея 4:8-9.

[154] От Матфея 4:10.

[155] Книга Иова 1:6.

[156] От Матфея 25:31-46.

[157] От Матфея 20:28.

[158] От Матфея 9:12.

[159] От Матфея 9:13.

[160] От Матфея 18:11.

[161] От Иоанна 3:17.

[162] От Марка 12:1-7.

[163] От Марка 12:8-10.

[164] От Матфея 21:43-44.

[165] От Матфея 7:24-27.

[166] От Луки 18:10-14.

[167] От Луки 16:19-31.

[168] От Иоанна 11:3-4.

[169] От Иоанна 11:9-17, 20-28, 30, 32-36, 38-44.

[170] От Матфея 23:8, 10, 9, 11, 12.

[171] От Иоанна 1:36-40.

[172] От Иоанна 1:41-51.

[173] От Матфея 13:35, 34.

[174] От Иоанна 6:60-70.

[175] От Иоанна 7:18.

[176] От Иоанна 13:3-18, 1, 21.

[177] От Луки 22:21-23.

[178] От Матфея 26:22.

[179] От Иоанна 13:23-26.

[180] От Матфея 26:31.

[181] От Иоанна 18:4-8, 10-12.

[182] От Матфея 14:24-33.

[183] От Матфея 13:47-52.

[184] От Матфея 5:20.

[185] От Луки 10:23-24.

[186] От Луки 10:25-37.

[187] От Матфея 24:3-5.

[188] От Луки 21:8.

[189] От Матфея 24:6-9; от Луки 21:11-13.

[190] От Луки 21:14-16, 19.

[191] От Марка 13:12.

[192] От Матфея 24:10.

[193] От Луки 21:20.

[194] От Матфея 24:11-15, 17-22.

[195] От Луки 21:23-24.

[196] От Матфея 24:23-31.

[197] От Луки 21:28.

[198] От Луки 21:29-31; от Матфея 24:33.

[199] От Матфея 24:34-36.

[200] От Луки 21:34-36.

[201] От Матфея 24:37-51.

[202] От Марка 13:35-37.

[203] От Иоанна 14:2.

[204] От Иоанна 14:16-18, 21, 23.

[205] От Иоанна 14:26-27; 15:26-27.

[206] От Иоанна 16:7-15.

[207] От Иоанна 17:21-26.

Rambler's Top100
Service Рейтинг@Mail.ru bigmir)net TOP 100 Рейтинг Эзотерических ресурсов ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Главное, что нужно знать о Воде