Главная Новости Учение Аудио Статьи Книги Картины Путешествия Задать вопрос
Новые открытия        Сатья Сай Баба        Прогнозы        Разные
Список книг        Полностью        Фрагменты
Индия        Египет        Болгария        Иерусалим

ТАЙНЫЙ КОД
«Мастера и Маргариты»
Книга 1
М о с к в а 2006

 

Твой взгляд — да будет твёрд и ясен.

Сотри случайные черты —

И ты увидишь: мир прекрасен.

А.Блок

 

 

Но они ничего из этого не поняли;

слова сии были для них сокровенны,

и они не разумели сказанного.

Лука 18: 34

 

 

 

Я не от человека принимаю

свидетельство, но говорю это для того,

чтобы вы спаслись.

Иоанн 5: 34

 

 

 

Те, кто со Мной, Меня не поняли.

 

Апокриф

«Деяния Иоанна»

 

К читателю

 

Эзотерическая расшифровка книги М.А.Булгакова была начата мною в конце января 2006 г. Название книги было таким: «Мистицизм Булгакова в «Мастере и Маргарите». Но уже в начале марта меня перестало устраивать слово «мистицизм», ибо в содержании романа М.А.Булгакова заключается что-то тайное (эзотерическое) — грандиозное, высокое, ломающее рамки узкого мирского понимания, стоящее выше фельетонской критики, сказочно-фантастического и драматического восприятия. В тексте романа просматривается духовное восхождение в Небесные миры, независимо от того, что автор своих героев помещает в вечный покой в надземном мире Сатаны. Этот мир и не на земле, и не на небесах.

Таким образом, рукопись моей книги стала называться «Эзотерика в «Мастере и Маргарите». Но слово «эзотерика», хотя и означает «тайное», то есть содержит информацию посвящённых, имеет более узкий смысл, чем слово «тайны», поэтому в конце марта книга уже приобрела название «Мастер и Маргарита» и тайны».

В мае объёмная рукопись этой книги была завершена, но название меня по-прежнему не удовлетворяло. И интуиция меня не обманула. Книгу пришлось назвать «Тайный код «Мастера и Маргариты». Ибо действительно в моей книге раскрывается тайный код, помогающий расшифровать удивительные тексты романа М.А.Булгакова, которым исследователи творчества мистического писателя пытаются дать подобающие трактовки и комментарии в рамках историчности.

В октябре мне была подарена книга Бориса Соколова «Тайны «Мастера и Маргариты», название которой почти совпадало с названием моей книги на момент окончания работы над рукописью. Воистину интуиция в решении изменить название моей книги меня не подвела.

Книга Б.Соколова меня привлекла интригующей надписью на обложке «Расшифрованный Булгаков», да и сам труд в шестьсот страниц приковывал к себе внимание, тем более его написал доктор филологических наук. Меня интересовали расшифровки: не дано ли в книге Б.Соколова то, что уже имеется в моей? Но, прочитав книгу, выяснил, что Б.Соколов подошёл к расшифровкам «Мастера и Маргариты» с исторических позиций. А значит, кричащая надпись «Расшифрованный Булгаков» оказалась лишь эффектной афишей, а мистический Булгаков так и остался нерасшифрованным. Ведь сам Б.Соколов считает, что Булгаков назвал себя «мистическим писателем» в явно ироническом контексте, поэтому и не следует рассматривать с этих позиций его творчество в «Мастере и Маргарите». А если не принимается в расчёт мистика души писателя, нашедшая отражение в его творчестве, то и тайны М.А.Булгакова в романе так и останутся нераскрытыми, нерасшифрованными.

Таким образом, несмотря на то, что информация Б.Соколова интересна, его книга читается как научная, то есть в подаче материала присутствует элемент сухости, тяжеловесности, ибо в процессе чтения нет пауз для осмысления, так как тексты глав длинные. А их мозаичность разбивает логическую связь и мешает удержанию информации в памяти, независимо от того, что в тексте много повторов, возможно, данных в качестве напоминания и закрепления.

Итак, три проработанных мною книги: диакона А.Кураева «Мастер и Маргарита»: за Христа или против?», двухтомный труд О.З.Кандаурова «Евангелие от Михаила» и книга Б.Соколова «Тайны «Мастера и Маргариты» — условно есть три пласта восприятия творчества М.А.Булгакова. Их можно распределить так: 1) бытийная религиозность (А.Кураев); 2) историчность-масонство (Б.Соколов); 3) мистицизм-эзотеризм (О.З.Кандауров).

Моя книга «Тайный код «Мастера и Маргариты» хотя и раскрывает третий пласт — мистицизм-эзотеризм, но не тот, что характерен для текстов Кандаурова, приближенный к оккультным наукам, с использованием карт Таро и кабалистического «дерева Сефирот», а ещё более тайный. Уровень расшифровок в моей книге — это тайное посвящение — алхимия преображения.

В моей книге воистину расшифровывается каждое слово, предложение, эпизод; даются комментарии одежды, цветов, предметов, цифр, чисел, имён, ситуаций, обстоятельств — всё в едином логическом процессе — путь Посвящённого через практику алхимии великого делания.

Исторические и масонские расшифровки Б.Соколова в отношении тех, которые раскрываются в книге «Тайный код «Мастера и Маргариты», отходят на задний план, играя фоном.

В моей книге читателю даётся возможность проникнуть в творческую «лабораторию» души мистического писателя, который на интуитивном уровне в своём удивительном реально-фантастическом сатирическом романе отобразил путь Посвящённого, путь преображения из человека в бога и восхождения к Небесному Царству, в миры блаженства и покоя.

Путь восхождения в миры благодати открыт для всех в учении Любви Иисуса Христа и тайных посвящениях — вот главная и практическая идея, которая была заложена М.А.Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита». Роман создавался в те тяжёлые времена Советской власти, когда попиралась христианская религия, уничтожалась вера (был взорван храм Христа Спасителя), когда идеология большевиков решила распять, уничтожить через 19 веков не плоть, а душу, дух Христа Сына Божьего, чтобы всеми возможными способами вытравить из сознания советских людей мысль об исторической личности Иисуса из Назарета, Сына Божьего, Спасителя душ человеческих.

Поэтому в тёмные, тяжёлые для религиозных россиян времена роман «Мастер и Маргарита» не только служил им важным источником сведений о реальной жизни Иисуса Христа в период правления пятого прокуратора Иудеи Понтия Пилата, но зафиксировал на своих страницах факты жуткой советской действительности. А главное, в мистицизме романа через сатиру, фантастику была заложена эзотерическая информация, которую многие исследователи восприняли как подтверждение принадлежности М.А.Булгакова к тайному масонскому обществу «Вольных каменщиков». Считая, что в «Мастере и Маргарите» иронично отражена масонская информация, они не обнаружили главную идею данного романа, которая всегда была тайной (эзотерической) — практический путь восхождения в миры благодати, блаженства и покоя, а также благодаря тайным посвящениям — преображение человека в бога через алхимию великого делания.

Эта интересная информация приоткрывается в подробных расшифровках в моей книге «Тайный код «Мастера и Маргариты».

Хочу выразить большую благодарность Юлии Нефёдовой, Светлане Вороновой, Ольге Багоцкой, а также всем, кто помог мне в создании этого произведения, которое родилось как озарение, откровение, просветление, основанное на духовной идее, сокрытой в «Мастере и Маргарите».

В конце моей книги помещены две удивительные статьи, которые, видимо, энергетически вывели меня на раскрытие тайн романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», ибо в этих статьях поднимаются те же вопросы, проблемы, что и в романе М.А.Булгакова.

Статьи имеют названия: «Что есть Истина» и «О бессмертии»; в них читателю даются обоснованные ответы на эти глобальные вопросы, стоящие перед человечеством.

 

Мир всем, счастья, любви и Божьей благодати!

 


Вступление

Моё первое знакомство с книгой М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» произошло в студенческие годы, когда я учился в Московской Государственной консерватории. Тогда эта книга продавалась в специальных магазинах «Берёзка» на валюту. Это произведение дала мне почитать одна молодая девушка из Франции, с которой меня познакомили, дабы между нами завязался любовный роман. Книгу «Мастер и Маргарита» я прочитал с большим интересом, можно сказать «проглотил», а любовный роман с француженкой по моей вине не состоялся. Но тогда я был комсомольским лидером всего вокального факультета и партийным человеком. Это накладывало на моё сознание атеистический отпечаток, хотя в душе я не отрицал православную и другие религии, а значит, и веру в Бога. Моя вера в Бога мерцала маленькой искоркой в глубине души, заложенная с младенческих лет воспитанием в детских домах плотной стеной материалистического быта и атеистического сознания.

В книге М.А.Булгакова меня удивил образ Воланда тем, что он был не отрицательным персонажем романа, как преподносят, изображают его во всех направлениях христианских религий, а положительным — справедливым, честным…

И вот спустя почти четверть века фильм режиссёра Владимира Бортко «Мастер и Маргарита» вновь окунул меня в атмосферу булгаковского мировоззрения. Благодаря этому фильму я вновь соприкоснулся с мистическими персонажами булгаковского романа, а вместе с тем вызрело понимание эзотерического замысла данного произведения.

За два дня я вновь прочитал роман «Мастер и Маргарита», а затем приобрёл книгу диакона Андрея Кураева «“Мастер и Маргарита”: за Христа или против?»

В средствах массовой информации мне довелось услышать отрывки из выступления диакона Андрея Кураева о романе «Мастер и Маргарита». Мне понравились его исследовательские толкования и захотелось с ними ознакомиться более подробно. Судьба была ко мне благосклонна, и в моих руках появилась вышеназванная книга, которую я прочитал и проанализировал с большим интересом.

Высказывание Владимира Бортко о том, что «ничего мистического в этом романе нет… Я хочу уничтожить вокруг этой книги любой налёт мистицизма», вызвало у меня сожаление. Печально, что «цель его фильма — выпутать восприятие булгаковского романа из паутины мистики…»[1] Ведь М.А.Булгаков в письме правительству СССР от 28 марта 1930 года заявил: «Я — мистический писатель».[2] Такое заявление самого писателя и будет являться ключом к расшифровке эзотерического понимания его романа «Мастер и Маргарита», который ранее назывался «Евангелие от Сатаны», ибо сам Булгаков писал, что его роман о дьяволе.

С моих студенческих лет «от романа запомнилось, — как пишет Игорь Серков, — и осталось уже навсегда светлое и поднимающее впечатление».[3] И это светлое и поднимающее впечатление вместе с приобретённой мною за шестнадцать лет эзотерической религиозно-философской доктриной помогло увидеть в мистическом романе Булгакова тайное восхождение к истине, которое не обнаружили исследователи булгаковского наследия и которое не увидел диакон Андрей Кураев из-за своей ортодоксальности. Низкий поклон диакону Андрею Кураеву за его «глубокую и серьёзную книгу», которая помогла с его ортодоксальной позиции «лучше понять роман Михаила Булгакова». Но чтобы лучше понять смысл данного мистического романа, надо обладать Духом Святым, Духом Истины, который нисходит на молящегося человека, общающегося с Богом Всевышним, Вселюбящим, Всеблагим через живую молитву Любви. Ибо Дух Святой, Дух Истины даёт возможность понимать глубину и широту Учения Иисуса Христа.

Андрей Кураев текстами самого М.Булгакова пытается доказать, что «в романе просто нет положительных персонажей», опираясь на то, что «свою веру им он не доверил»[4], а какую веру и во что — уточнений нет, ибо диакон Андрей Кураев так и не смог этого разглядеть в мистической душе Михаила Булгакова.

Мне очень жаль, что Христианская Церковь хочет в библейском Христе, «ученики Которого носили мечи», видеть не заискивающего Иешуа, а бога-судию в человеческом обличии, который «не гнушался обличения ни словом, ни бичом».[5]

Когда диакон А.Кураев заключает пессимистично: «Плохо кончается роман. Беспросветно… Нет спасающего и всеизменяющего вторжения Божьего Промысла»[6], то приходится только сожалеть подобному заявлению, а также и такому, которое отражено в заключительных строчках: «Если считать, что через Воланда Булгаков выразил именно свои мысли о Христе и Евангелии, то вывод придётся сделать слишком страшный. Если уж великий русский писатель сделал Сатану положительным и творческим образом в своём романе, — значит, русская литература кончилась».[7]

Нет, уважаемый диакон Андрей Кураев, русская литература книгой Булгакова «Мастер и Маргарита» не кончилась, а продолжает жить и будоражить сердца и души миллионов людей всего мира, прочитавших этот мистический роман о Диаволе, который назывался «Чёрный маг» или «Великий Канцлер», или «Князь тьмы», а «Пилатовы главы» — «Евангелием от Воланда» или «Евангелием от дьявола». Эти читатели впервые столкнулись с Сатаной как положительным героем, пытающимся заглянуть в атеистические души москвичей, которые потеряли храм Христа Спасителя. Да, москвичи, «горожане сильно изменились, внешне… как и сам город…», в котором разрушены церкви и храмы, но «изменились ли эти горожане внутренне? — Да, это важнейший вопрос…» «Они — люди как люди. Любят деньги… Человечество любит деньги… Ну, легкомысленны… и милосердие иногда стучится в их сердца… квартирный вопрос только испортил их…»

Теперь пусть каждый, в том числе и диакон Андрей Кураев, ответит на такой вопрос: можно ли создать исключительно положительных героев в такой Москве, где взорван храм Христа Спасителя и где квартирный вопрос, помимо жадности к деньгам, портит души людей?

М.А.Булгаков понимал, даже будучи советским писателем, что нет только положительных людей или только отрицательных. В каждом человеке есть и плохое и хорошее. И как бы люди ни были жадны, скверны, грешны, всё-таки Булгаков даже через уста Воланда подмечает, что «милосердие иногда стучится в их сердца». А ведь милосердие есть главное качество Сына Божьего Христа и Его Любящего Отца. Да, да, именно милосердие ярко показано Булгаковым в изречениях Иешуа. Пусть Иешуа Га-Ноцри из города Гамалы не является евангельским каноническим Иисусом Христом, но в нём читатель всё равно видит Пророка из Назарета, Сына Божьего. Правильно подмечает М.А.Берлиоз — председатель МАССОЛИТа, что рассказ профессора Воланда, хотя чрезвычайно интересен, но «совершенно не совпадает с евангельскими рассказами».

«— Помилуйте, — снисходительно усмехнувшись, отозвался профессор [Воланд, прекрасно осведомлённый о точке зрения атеистов по вопросу об Иисусе Христе][8], — уж кто-кто, а вы-то должны знать, что ровно ничего из того, что написано в евангелиях, не происходило на самом деле никогда, [даже] если мы начнём ссылаться на евангелия как на исторический источник…» Ибо М.А.Берлиоз только что говорил поэту Ивану Николаевичу Понырёву (взявшему псевдоним Бездомный): «…Главное не в том, каков был Иисус, плох ли, хорош ли, а в том, что Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нём — простые выдумки, самый обыкновенный миф».

Булгаков знает точку зрения атеистов-историков о личности Иисуса Христа, поэтому он и не пытается повторяться. А лучше всего это сделать через сатану, который воистину должен был «лично присутствовать при всём этом… но только тайно». Ибо ему, М.А.Булгакову, как сыну профессора Киевской духовной академии, была прекрасно известна каноническая трактовка личности Иисуса Христа. Кроме всего этого, Михаил Афанасьевич знал и об апокрифах — гностических писаниях, которые излагали евангелия, не соответствующие каноническим. И если апокрифические евангелия Христианская Церковь отрицает на официальном уровне как подложные, еретические, то ими может с лёгкостью пользоваться сатана, что и происходит в романе Булгакова, который предоставляет своему герою Воланду такую возможность. В голове Михаила Афанасьевича созрела гениальная идея о том, что пятым евангелием должна стать именно версия сатаны, который инкогнито присутствовал при всех ситуациях, описанных Булгаковым, так как никто не сможет отрицать, что сатана был прямым свидетелем евангельских историй. Ведь именно сатана искушал Иисуса Христа в пустыне, и если ему не удалось Его искусить там, то он продолжал это делать вплоть до смерти Сына Человеческого на кресте, до Его вознесения.

Только на этом основании можно понять, почему М.А.Булгаков сознательно не использует тексты канонических Евангелий. Ибо только благодаря образу Воланда можно сказать устами Иисуса Христа то, что проповедовал, хотя и с долей иронии, Лев Николаевич Толстой: «Все люди добрые».

«Злых людей нет на свете», — говорит Иешуа Пилату. А значит, через Его уста Булгаков хочет сказать, что нет и злого Диавола. Это и помогает нам прозреть, почему Воланд обретает положительные качества, а не отрицательные. Не случайно М.А.Булгаков берёт в качестве эпиграфа к своему роману слова Гёте из «Фауста»: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо…» Заметьте: «вечно совершает благо». Каким должен показать Булгаков Воланда, когда тот «вечно совершает благо»? — конечно, положительным. Но Христианская Церковь не хочет признавать тот факт, что Диавол — положительная личность. Диакон Андрей Кураев показывает в романе тактику Воланда и «его цель: через малые обманы — к величайшему, к презентации себя как Бога… На деле же из зла, творимого Сатаной, добро пересотворяет Господь. Только Богу подсилу такая «алхимия», только Его Промысел может ошибку и грех человека обратить ко благу… Вот и Воланд пробует в Москве, забывшей Христа, выдать себя за Вседержителя… Воланд приходит в Москву, чтобы задать ей вопрос: «Ежели Бога нет, то, спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?» И навязывает свой ответ: «Я и управляю вами». Он приписывает себе Божественные прерогативы: наказание грешников, награды праведникам…»[9]

 

Из такого высказывания следует вывод, что диакону Андрею Кураеву, а значит, и Христианской Церкви очень хочется, чтобы Бог наказывал грешников. Подобные христианские проповедники не желают в текстах канонических Евангелий видеть такие изречения Христа:

 

«Так нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих [то есть любой самый грешный человек]».

Матфей 18: 14

«Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили».

Марк 3: 28

«…Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,

Да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных».

Матфей 5: 44-45

«…И будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым.

Итак будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд».

Лука 6: 35-36

«Ибо Сын Человеческий пришёл не губить души человеческие, а спасать».

Лука 9: 56

«Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был чрез Него».

Иоанн 3: 17

 

«Ибо Отец и не судит никого…»

Иоанн 5: 22

«…Ибо Я пришёл не судить мир, но спасти мир».

Иоанн 12: 47

«Я и Отец — одно».

Иоанн 10: 30

 

Благодаря вышеприведённым текстам из канонических Евангелий Булгаков, подобно Льву Николаевичу Толстому, делает Иисуса милосердным, для Него все люди добрые, коль Его Отец Милосерд — благ и к неблагодарным и злым.

Христос говорил:

 

«…Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим».

Матфей 11: 29

 

На этом основании М.А.Булгаков через Мастера и Воланда делает Иешуа Га-Ноцри кротким, смиренным сердцем, чтобы найти покой своей мистической душе, которая пытливо ищет путь к счастью, наслаждению и покою. Ведь после смерти своего отца отрок Михаил не носит нательного крестика, не постится, делает едкие зарисовки из церковно-приходской жизни, увлекается и наркотиками, наполняется неверием в Бога, неприятием религии. Булгаков веру в Господа Бога не терял, только верил он не по-церковному, а по-своему. И это отразилось в его мистическом романе. Да, из-за неверия в церковь Булгаков терял и тот путь к спасению, который проповедовала ортодоксальная Христианская религия.

Диакон Андрей Кураев прекрасно с точки зрения своего ортодоксального мировоззрения разобрал роман «Мастер и Маргарита», но так и остался в неведении относительно гения М.А.Булгакова, суть которого в том, что, делая Воланда положительным героем, который «вечно совершает благо», писатель тем самым хочет подчеркнуть именно Всеблагость Божию. Только такой Бог может быть благ и к неблагодарным и злым. А если Сатана (Диавол) есть сын Божий, то он и должен вместо Бога судить грешных и воздавать благом праведникам. Поэтому М.А.Булгаков не творил в своём романе предательство подменой «евангельского Христа воландовским артефактом (Иешуа)», а наоборот, сделал Пророка, Проповедника слова Божьего из Назарета (Га-Ноцри) очень простым человеком, дабы каждый грешный мог через Него найти спасение для своей души. А так как Булгаков отчасти воплотил в образе Мастера самого себя, то благодаря созданию «истинного» образа Иешуа, который и есть Иисус Христос, Мастер при ходатайстве Иешуа получает от Воланда заслуженный покой в его царстве, а скорее всего в том царстве астрального или параллельного мира Земли, который не виден физическим зрением, но в который можно заглянуть благодаря наркотикам. Это не есть небесный рай или мир ада. Только в астральном мире Земли есть уголок, где цветущие вишни, дом с венецианским окном и виноградом, вьющимся до самой крыши, каменистый мшистый мостик, ручей, свечи, луна, рассвет, любимые гости, любящая жена, музыка Шуберта…

Верны слова Воланда: «Каждому будет дано по его вере», что очень созвучно словам Христа: «Да будет тебе по вере твоей», если опираться на изречения Матфея (15: 28) и Марка (10: 52).

Кроме того, Булгаков знает и такое изречение Воланда: «Никогда и ничего не просите! …И в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!» Конечно, если М.А.Булгаков создал образы положительного Воланда (Сатаны-Диавола) и человечного Иешуа, а Христос и Диавол сильнее любого писательского гения, то они и дарят Мастеру соответствующий земным меркам покой, то есть то, что писатель не выпрашивал, а заслужил своим творчеством.

Воланд заявил: «Не спорю, наши возможности довольно велики, они гораздо больше, чем полагают некоторые, не очень зоркие, люди…» И к этим некоторым, не очень зорким, людям относятся христианские ортодоксы, которые считают, что Бог и Сын Христос занимаются судопроизводством, наказанием, обличением, лишь опираясь на неверные изречения из канонических Евангелий.

Посмотрите, как удивительно Булгаков через своего героя Понтия Пилата обличает учеников-апостолов, благодаря которым возникают Евангелия.

«Ты, я знаю, считаешь себя учеником Иешуа, но я тебе скажу, что ты не усвоил ничего из того, чему он тебя учил».

Вспомним и такую фразу, которую Булгаков вкладывает в уста Иешуа: «Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил». Речь идёт как раз о Левии Матвее, который ходил за Иешуа и записывал Его изречения.

Почему Булгаков вводит в свой роман Левия Матвея?

Видимо, для того, чтобы мы ещё раз ознакомились с Евангелием от Матфея, где должны прочитать такое изречение Иисуса Христа:

 

«Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам…

Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему…

Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда:

Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься».

Матфей 12: 31, 32, 36, 37

 

Кем же это «всякий грех и хула простятся человекам»?

Конечно, только Иисусом Христом и Его Любящим Отцом. Ибо только Любящий Отец Небесный может простить, как и Сам Сын Божий, того, кто скажет слово на Сына Человеческого.

А кто же сотворит суд над теми, кто произнесёт «всякое праздное слово»?

Конечно же, только Сатана, ибо ему дана

 

«власть над всеми сими царствами и слава их, ибо она предана [ему], и [он], кому хочет, даёт её».

Лука 4: 6

 

Вот это и не учли учителя Христианской Церкви, став на путь ортодоксальности и лжесвидетельства против Бога Всеблагого, Любящего, Щедрого, Милосердного, Прощающего, Неосуждающего… Я бы даже сказал, что Тот Отец Небесный, о Котором проповедовал Иисус Пророк из Назарета, есть Бог Вселюбящий, Всекроткий, Всесмиренный… Этими божественными качествами Небесного Отца и обладал Сын Человеческий Иисус Христос. А Христианская церковь с придуманными ею догматами не захотела в Евангелии узреть эту истину, ибо она мешала Церкви обретать при поддержке государственной власти господство над язычными племенами и народами путём насилия и подавления, прикрываясь праведной маской борьбы с ересью.

И вновь Булгаков через героя Левия Матвея хочет обратить наше внимание на такое изречение Иисуса Христа:

 

«Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Небесное».

Матфей 5: 20

 

Число 5 — пятая глава Евангелия от Матфея — и стало магическим ключом Булгакова к раскрытию эзотерического замысла всего романа.

Число 5 сокрыто в числе 23 (23 2 + 3 = 5), а в главе 23 Евангелия с пункта 13 (это число дьявола) Матфей начинает устами Иисуса Христа обличать книжников и фарисеев, говоря:

 

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете».

«…Сказал Я вам: берегитесь закваски [догматов, учения] фарисейской и саддукейской».

Матфей 23: 13, 16: 11

 

Нетрудно догадаться, что под книжниками, фарисеями и саддукеями — религиозной верхушкой и пастырями народа — надо узреть христианских церковников ортодоксального направления.

И не случайно 23 глава романа М.Булгакова называется «Великий бал у сатаны», так как показывает, что и у грешных людей есть праздник, отдых, радость, наслаждение.

Совпадение ли и тот факт, что в 23 главе под пунктом 28 Евангелия от Матфея сказано: «Так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония», что относится к литераторам, критикам? Ибо в 28 главе романа Бегемот вместе с Коровьевым как бы случайно поджигают дом московской ассоциации МАССОЛИТа, где литературными критиками были Латунский, Ариман, Лаврович… которые по наружности кажутся людьми праведными, а внутри исполнены лицемерия.

«— Видите, он глаза вознёс к небу [о Латунском].

— На патера похож?

— Во-во!»

Заметьте: «Булгаков следил за публикациями этого предельно разнузданного атеистического «мастера», кое-что вырезал из газет и даже собрал небольшую специальную папку».[10]

Этим разнузданным атеистическим «мастером», как подмечает Борис Соколов, был председатель Главреперткома (1932-37 гг.), драматург и театральный критик Осаф Семенович Литовский — один из самых непримиримых противников Булгакова, который деятельно способствовал запрещению всех булгаковских пьес. В романе Булгакова это критик Латунский, член МАССОЛИТа, погубивший Мастера.

Кстати, «произведя анализ моих альбомов, вырезок, я [М.Булгаков] обнаружил в прессе СССР за десять лет моей литературной работы 301 отзыв обо мне. Из них: похвальных — было 3, враждебно-ругательных — 298».[11]

Число 301 Михаил Афанасьевич вводит в свой роман.

«Первым показался шагом едущий мимо решётки сада конный милиционер, а за ним три пеших… похоронная новенькая открытая машина, на ней гроб весь в венках, а по углам площадки — четыре стоящих человека: трое мужчин, одна женщина… в количестве человек трёхсот примерно, медленно шли за похоронной машиной».

В числе 301 несложно увидеть 3 и 1, а также 4 (301 3 + 0 + 1 = 4). Где 3 — это три пеших, идущих за милиционером, либо трое мужчин и одна женщина, стоящие на открытой машине вокруг гроба, который символически отображён в числе 0, как и венки, окружающие гроб.

В числе 301 образно-символически можно увидеть троицу: Азазелло, Коровьева и Кота, под знаком 0 — женский символ — надо узреть Геллу, а под цифрой 1 — Воланда.

Число 301 даёт число 13 (в обратном рассмотрении 301 « 103 13) как число дьявола и число 4 (13 1 + 3 = 4), которое символизирует крест, распятие, карму, сексуальность.

Под числом 13 (4) надо понимать Воланда (1) и трёх его слуг, а также четыре канонических Евангелия, говорящих об Иисусе Христе и двенадцати апостолах (1 + 12 = 13), и ещё — 4 дня пребывания Воланда в Москве, а также четыре пожара: дом 302-бис, Торгсин на Смоленском рынке, дом Грибоедова МАССОЛИТ и дом Мастера. Причём квартира 50 в доме 302-бис выгорела частично, а остальные три дома — полностью.

Число четыре часто встречается в романе Булгакова. Этому уделяет своё внимание Борис Соколов, начиная данное число связывать вначале с 4-мя сторонами света, затем с прямостоящим человеком с расставленными в стороны руками, символизирующим крест и солнце. Солнце же олицетворяет бога плодородия, а значит, и сексуальность. Ведь интенсивность поступления солнечного тепла влияет и на уровень проявления человеком сексуальности. Мною же постоянно подчёркивается, что цифра 4 символизирует крест, распятие и сексуальность. И как указывает Б. Соколов, число 4 есть — скрытое напоминание как распятия Иешуа Га-Ноцри, так и символа дьявола.

«Разбойники Гестас и Дисмас были казнены за убийство четырёх римских солдат. Коровьев вручает управдому Босому взятку в четыреста рублей, которые затем чудесно превращаются в четыреста долларов. Берлиоз принимает в Доме Грибоедова с четырёх до пяти часов. Ресторан Дома Грибоедова работает до четырёх утра… Ивана Бездомного удерживают четыре санитара в лечебнице Стравинского. В кабинете финдирекотра Римского стоят четыре кресла. И сам Римский, в панике сбежавший от нечистой силы, обнаруживается позднее на четвёртом этаже ленинградской гостиницы «Астория» в четыреста двенадцатом номере.

Коровьев-Фагот, проделывая в Театре Варьете вместе с котом Бегемотом фокус с картами, восклицает: «Три, четыре!» А конферансье Жоржу Бенгальскому, ставшему жертвой коровьевских шуток, пришлось провести в клинике Стравинского четыре месяца. Аркадий Аполлонович Семплеяров «поехал на Елоховскую улицу в гости к артистке разъездного районного театра Милице Андреевне Покобатько и провёл у неё в гостях около четырёх часов». Описывая свой подвальчик, Мастер упоминает, что «напротив, в четырёх шагах, под забором, сирень, липа и клён». А когда Мастер идёт в клинику Стравинского, он встречает грузовик, который и подбрасывает его в клинику, «километрах в четырёх за заставой». Мы видим распятого на кресте Иешуа через четыре часа после начала казни. Таксист сдаёт сдачи четыре рубля пятьдесят копеек с дьявольского червонца Воланда, превращающегося в нарзанную этикетку. А другой такой червонец, сдача с которого составила три рубля, вообще бесследно исчезает. Отделение, в котором будто бы выдали паспорт Поплавскому, — четыреста двенадцатое. Этот номер фантастически велик для Киева, а вторая его часть представляет собой произведение четырёх на три. Кстати, он совпадает с гостиничным номером Римского. Продолжим дальше. В грузовике обезглавленное тело Берлиоза сопровождают четыре человека — три мужчины и женщина (женщина в церковной традиции всегда теснее связана с дьяволом, чем мужчина). Один из главных гонителей Мастера живёт в 84 квартире. Погром же Дома Драмлита, устроенный Маргаритой, останавливает «мальчик лет четырёх». Когда Афраний докладывает Пилату об убийстве Иуды из Кириафа, ему кажется, что «на него глядят четыре глаза — собачьи и волчьи». «Около четырёх часов жаркого дня» чекисты прибывают к дому 302-бис по Садовой улице, чтобы арестовать Воланда и его свиту. А в результате пребывания этой весёлой компании в Москве сгорают четыре дома. Число «четыре» вспоминается в романе даже чаще чем число «три». Последнее же присутствует, повторю, прежде всего в структуре булгаковского романа… В ходе же безуспешных поисков Воланда и его спутников были задержаны «девять Коровиных, четыре Коровкина и двое Караваевых».[12]

Число три также пронизывает весь роман Булгакова.[13]

Весь роман «Мастер и Маргарита» пронизывает число пять (5):

5-ый прокуратор Иудеи Понтий Пилат;

5-ый этаж 302-бис дома, где находится 50-я квартира;

5-ть комнат в 50-ой квартире;

5-ть комнат в квартире Маргариты Николаевны;

5-ть доказательств Эммануила Канта о бытии Божьем;

5-ть экземпляров романа Мастера, сделанные машинисткой;

5-ть мотоциклов с пулемётами, о которых мечтал Бездомный, чтобы поймать преступную шайку во главе с иностранцем-профессором;

5-ть героев: Воланд, Азазелло, Коровьев, Кот и Гелла;

5-ть измерений; в 5-ом измерении проходил бал сатаны в 50-ой квартире.

5-ть сбербанков, в которых буфетчик Варьете Андрей Фокич хранил 249 тысяч рублей. Из числа 249 легко получить число 15 (249 2 + 4 + 9 = 15). 15-я глава романа называется «Сон Никанора Ивановича», где идёт речь о том, что валюту надо сдавать государству.

15 лет как Афраний работает начальником тайной службы («полиции»). А ведь главный герой 15 главы — конферансье, допытывающийся, кто и где прячет валюту. Заметьте, слова «конферансье» и «Афраний» имеют что-то общее в звучании.

5-ть похищенных заведующих в секторе развлечений.

5-ый час страданий трёх повешенных на крестах. 3 повешенных и 5-ый час дают число 35, а ведь в квартире под № 35 жил Никанор Иванович Босой.

5-ть даёт дата 1571 г. (1571 1 + 5 + 7 + 1 = 14 1 + 4 = 5). В этот год одна очаровательная ведьма оставляет Воланду боль в колене.

5-ть поколений от французской королевы до её прапраправнучки Марго, воплотившейся в женщину, которая будет жить в Москве под именем Маргарита.

5-ть минут потребовалось, чтобы червонец превратился в бумажку с бутылки «Нарзан».

Возможно, это число пронизывает весь роман «Мастер и Маргарита» лишь из-за того, что сам Булгаков пишет: «В прошлом же я совершил пять роковых ошибок».[14]

Книга диакона Андрея Кураева помогла мне понять, что роман М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» автобиографичен, ибо в нём его душа должна раскрыться через зеркальные грани призмы мистицизма. Ибо мы не должны забывать его изречение о самом себе: «Я — мистический писатель».

Заглянем в Советский энциклопедический словарь (Москва, 1984) и узнаем, что означает слово «мистика».

 

Мистика (от греч. mystikos — таинственный), религиозная практика, имеющая целью переживание в экстазе непосредственного «единения» с богом, а также совокупность теологических и философских доктрин, оправдывающих и осмысляющих эту практику. При некоторых исторических условиях мистика становилась формой протеста против церковной и социальной иерархии; в других случаях оказывала влияние на развитие идеалистической диалектики.

Мистицизм, умонастроения и учения, исходящие из того, что подлинная реальность недоступна разуму и постигается лишь интуитивно-экстатическим способом, каковой усматривается в мистике. Как философская доктрина — разновидность интуитивизма и иррационализма (находящегося за пределами разума).

 

Всё это мы и должны учитывать при расшифровке мистического романа «Мастер и Маргарита». Ибо исследователи творческого наследия М.А.Булгакова пока не ведают, почему этот мистический роман, который назывался «Князь тьмы» (1937 г.) приобрёл в 1938 году название «Мастер и Маргарита». И уж, конечно, это произошло не «в порядке самоцензурной смягчающей правки». На это повлияла религиозно-философская доктрина, которая открылась М.А.Булгакову и которая запечатлена им в данном мистическом романе.

Мы попытаемся приоткрыть булгаковский таинственный, мистический покров в романе «Мастер и Маргарита», чтобы узреть христианскую «алхимию» преображения и нахождения мира счастья, наслаждения и покоя.

Моё публичное выступление, посвящённое раскрытию эзотерической сущности романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» произошло 12.01.2006 года после просмотра фильма Владимира Бортко и чтения данного романа.

Многомиллионная российская аудитория посмотрела десятисерийный фильм по одноимённому роману М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», а многие вновь перечитали сам роман, но широта мистического замысла этого произведения так и осталась непонятой.

В нашей книге мы попытаемся расставить все точки над «i», чтобы узреть гений М.А.Булгакова и те религиозно-философские проблемы, которые он пытался разрешить через своих героев — что ему в этом удалось, а что осталось за пределами его возможностей. А также узнаем, почему этот роман будет в сознании читателя порождать двойственность и удерживать его на распутье в миропонимании.

Мистика заключается уже в том, что цифры и числа в дате (12.01.2006 г.) будут связаны с эзотерическим содержанием булгаковского романа.

Числа данной даты нам говорят, что каждая личность (1 — символ личности) заключает в себе двойственность (2 — символ двойственности), ибо не ведает цельности (0 — символ цельности) и цикличности (0 — символ цикличности), а также восхождения (1 — путь восхождения и сексуальности) в мир блаженства, покоя и наслаждений.

Чтобы познать двойственность мира и миров (00 — символ миров), надо ведать о циклах (00 — символ циклов), перевоплощениях (00 — символ перевоплощений) и Колесе Сансары, а для этого надо стать адептом (6 — символ адепта, познающего путь восхождения в небесные миры через сексуальность и обретение в себе энергии Божественной Девы Марии), чтобы быть учеником Учителя-Посвящённого, Сына Божьего (1201 — символизирует 12 учеников-апостолов и Сына Божьего, что и отражается в числе 13 = 12 + 1). Только в этом случае адепт проникнет в тайну любовного союза числа 13, как союза Учителя (1) и ученика (3), пытающегося приобрести эзотерические знания (3 — символ эзотерических знаний) и понять суть кармы (13 1 + 3 = 4 — символ кармы, распятия и сексуальности), сокрытой в сексуальности, а также пройти через акт смерти-посвящения (2006 2 + 6 = 8 — символ посвящения через смерть), дабы обрести мистический опыт в познании миров земли и неба (8 — символизирует союз миров земли и неба). Сумма всех цифр в данной дате даёт число 21, которое связано с арканом «Дурак», что приводит наши рассуждения к русским сказкам, в которых главным героем является Иван-дурак. Иванушка-дурачок появится и в булгаковском романе в образе Ивана Бездомного, который по своей «дурости» угодил в психушку. Число 21 даёт цифру 3 (21 2 + 1 = 3), которая символизирует не только эзотерические (тайные, сексуальные) знания, но и Святую Троицу и Сына Божьего.

Мы и попытаемся в романе «Мастер и Маргарита» раскрыть эзотерику, заключённую в мистике, то есть религиозную практику, имеющую целью переживание в экстазе непосредственного «единения» с богом (возможно, и благодаря Диаволу), а также совокупность теологических и философских доктрин (что есть истина? что есть добро и зло? что есть смерть и потусторонний мир?), которые оправдывают и осмысливают эту практику, хотя и не стыкуются с официальными доктринами Христианской Церкви.

Все люди обязательно проходят через рождение (1), двойственность (2), ученичество (12), циклы (00), перевоплощения (00), беременность (6), а главное — через двойной заколдованный круг (8 — символ двойного круга), в котором запутываются в понимании, что есть истина, и не могут выбраться из него. Цифра 8 энергетически удерживает любого человека в Колесе Сансары: если ищущий устремлён к небесному миру (верхний круг в цифре 8), то, добившись этого духовными наработками, святостью, он попадает туда, но затем вновь нисходит в земной мир, дабы проработать то, от чего убежал и отвернулся. Греховный же человек, живя и мучаясь в земном мире (нижний круг в цифре 8), будет помышлять, а затем искать пути восхождения в небесный мир как мир рая.

Число 8 связано с посвящением и со смертью, а последняя связана с тьмой, покоем. Возможно, не случайно 8-ая глава романа называется «Поединок между профессором и поэтом», где за «профессором» можно угадать посвящённого, а за «поэтом» — ученика, адепта, который должен погрузиться в покой.

Число 8 будет тайно влиять и на название романа: «Чёрный маг» (1928-1929), «Князь тьмы» (1937) и «Мастер и Маргарита» (1938).

Почему в окончательной редакции роман М.А.Булгакова получил название «Мастер и Маргарита», ведь более точно — «Князь тьмы»? Но за этим названием «Князь тьмы» при внимательном прочтении романа угадывается другое название: «Евангелие от Диавола» или «Евангелие от Сатаны». Это интригующее название шокировало бы христианский мир, православных верующих и дало бы повод ко всяким нападкам со стороны Церкви. Когда М.А.Булгаков называет роман «Мастер и Маргарита», то он понимает, что таким названием он принижает свой мистический замысел, низводя его до отношений обычный мирских людей, выдвигая на первый план житейскую любовную фабулу. Хотя в этом романе поставлены глобальные религиозно-философские проблемы, которые и пытается разрешить М.А.Булгаков благодаря своим героям. Ни один читатель, не искушённый в мистике и эзотерике, не обнаружит, что название романа «Мастер и Маргарита» будет заключать в себе не силу и мощь Князя тьмы — Воланда, а путь восхождения через «алхимию любви» в мир благодати, наслаждения и покоя. Путь, который открывается благодаря осознанию и признанию сердцем и душой не христианских догматов Церкви, а учения Иисуса Христа о Любви. Уж что-что, а догматическое учение Церкви Михаил Булгаков знал, так как его отец, Афанасий Иванович Булгаков (1857-1907) был профессором Киевской духовной академии, доктором богословия; его крёстным отцом был профессор Киевской духовной академии Н.И.Петров. Знаменитый богослов протоирей Сергей Булгаков тоже находился в родстве с М.А.Булгаковым. А вот учение Иисуса Христа, сокрытое в «алхимии любви», христианские ортодоксы не обнаружили, ибо это учение раскрывается в апокрифических Евангелиях, которые отвергаются церковью. И если мы раскроем тайный смысл «алхимии любви», тогда станет понятно, почему данный роман в конечной редакции обрёл название «Мастер и Маргарита». Благодаря такому названию роман приобретает силу, притягательную для любого человека, желающего найти счастье в любви, а также — поэтичность и сокрытый мистический замысел. Ведь человек, прочитав слово «мастер», захочет узнать, что под ним надо подразумевать. Мы же попытаемся помочь ему в этом.

Под мастером надо понимать постигающего устройство Храма божьего, который познал «таинственную пещеру» как место свершения магического акта любви в творческом поиске истины. Поэтому он продолжает находиться в поисках знания, подобно тому, кто желает выйти на верную дорогу посреди враждебного мира и согласно своему мировоззрению на практике раскрыть «величественные знания»: (1) равенство противодействующих сил, (2) необходимость иметь ясный план до того, как начать действовать, (3) фундаментальное согласие частной и всеобщей истины, (4) ограниченность возможностей в пределах данных средств и времени, (5) необходимость уверенного начала при исследовании истины. Это и есть пять столпов, а числом пять будет пронизан весь роман, чтобы читатель захотел познать символический, мистический смысл числа пять.[15] Мастер должен понимать, что ни один человек не может обладать истиной, как каким-то имуществом, и никто не имеет права навязывать другому религиозные убеждения: каждый волен следовать своим или вообще высказывать презрение к таковым. Но не должно судить другого, а лишь можно предостеречь его, либо попросить его о милости.[16] Существуют ещё пять столпов, на которых зиждется понятие «мастер»:

1. Мастер есть сын Бога и божественная любовь.

2. Он постиг суть связи между божественной и человеческой природой.

3. Его душа есть бог.

4. Доктрина бессмертия — истинный смысл учения.

5. Эта доктрина — торжественное посвящение в суть отношения человека и Божества.[17]

Мастер должен знать о гностических учениях, а значит, соответственно и об апокрифах.

Апокрифические Евангелия используются М.А.Булгаковым, и мы убедимся в этом. Кроме того, все пять столпов в раскрытии «величественных знаний», перечисленных выше как пункты промелькнут в первой главе во время беседы Воланда с Берлиозом и Бездомным.

В моих откровениях о смысле, сокрытом в литературном произведении М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», Божье провидение, благоразумие предоставляло возможность опереться не только на книгу диакона Андрея Кураева «“Мастер и Маргарита”: за Христа или против?», но и на книгу О.З.Кандаурова «Евангелие от Михаила». От одного только названия «Евангелие от Михаила» из недр чувствительной души вырывается удивлённый возглас: «Как?!!» А когда ознакомишься с таким произведением, которое по своей сути является гностическим, эзотерическим, то исследование диакона А.Кураева оголённо предстаёт «куражащейся заоблачной Евой» в отсвете золотистых протуберанцев ортодоксальных наплывов с небес с кадильным благоуханием танцующих дымовых всплесков ладана.

Как Мэтр эзотерики, О.З.Кандауров пишет своё двухтомное произведение не для обывателей или простого человека, а, возможно, и скорее всего, для человека не только ищущего и стремящегося познать истину, но человека, обладающего художественно-энциклопедическими знаниями и способного свободно купаться вместе с автором в литературно-бисерных изысках корифеев золотого и серебряного веков и наслаждаться образно-символическим хорально-симфоническим звучанием оркестровой партитуры возрождаемого мирового шедевра.

Литературный язык О.З.Кандаурова очень ёмкий, местами глыбоносный, образный, иногда гротескно-шаржевый, колко-интегральный, подобный кристаллически взрастающим минералам, солям и драгоценным камням, которыми восхищаешься, как наркотической дозой, но по которым трудно и утомительно продвигаться босыми ногами, да ещё нести груз житейского быта и тупикового мировоззрения.

Его тексты из «Евангелия от Михаила» можно по привлекательности уподобить цветочной поляне, на которой хочется блаженно распластаться в пентаграмме, но, к своему удивлению, обнаруживаешь, что томление и нега в познании не погружают в сладостный покой, а, наоборот, создаётся пронзительное ощущение собственного распятия на кристаллических словесных перлах, не дающих сосредоточиться на рождении жемчужины, и поэтому ты вынужден переворачивать себя, как страницу, в надежде мягкого вальяжного погружения в определённую формирующуюся истину, но не тут-то было… О Боже! Прекрасные и разнообразные цветы-изречения на поляне-произведении преображаются в перлы, перлы, перлы, незаметно впиваясь в кожу ищущего читателя как тонизирующее благо, будоража его и подталкивая к новому феерическому испитию шампанского радужных знаний, дабы ощутить блаженство в восхождении к Горнему алхимического великого делания, сокрытого в романе М.А.Булгакова под мистическим, иллюзорным покровом феи МАБ.

Всполохи ортодоксальных дымно-кадильных распевов диакона А.Кураева в разъяснении сути произведения М.А.Булгакова теряются на фоне грандиозного (более 1500 страниц), монументального полотна мистического осмысления художника-эзотерика О.З.Кандаурова, который озолотил и окантовал свой дар до уровня горних, сияющих жемчужным блеском вершин, отражающих лучи Солнца истины, дабы сущность Аватара могла проясниться в Благой Вести.

И вот чудо: полотно исчезает, а появляется Священное Писание — Евангелие, которое открывается, и на перламутровой странице червонным золотом проясняется изречение Иисуса Христа:

 

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете.

Горе вам, вожди слепые, которые говорите: «если кто поклоняется храмам [церквям], то ничего; а если кто поклоняется золотом храма [великому алхимическому деланию], тот повинен».

Безумные и слепые [вы пастыри народа]! что больше: золото [алхимическое делание — преображение себя (человека) в бога], или храм [место, где должно происходить преображение], освящающий золото [алхимическое великое делание]?

Также: «если кто поклянётся жертвенником [слепая вера в Бога], то ничего; если же кто поклянётся даром [озарением, прозрением], который на нём [вера в Бога], то повинен».

Безумные и слепые [вы пастыри народа]! что больше: дар [озарение, откровение, прозрение], или жертвенник [вера в Бога], освящающий дар?

Итак клянущийся жертвенником [верой в Бога] клянётся им и всем, что на нём [озарением, откровением, прозрением];

И клянущийся храмом [преображением человека в бога] клянётся им и Живущим [Богом] в нём;

И клянущийся небом [восхождением] клянётся престолом [Царством] Божиим и Сидящим на нём».

Матфей 23: 13, 16-22

 

«Какое удивительное совпадение, — возможно, так мысленно рассуждал М.А.Булгаков, когда читал эти строчки в «Евангелии от Матфея», — прошло уже 19-ть веков, и христианские пастыри народа, учителя-отцы Церкви не заметили в себе трансмутацию, обретая внешнее и внутреннее сходство с иудейскими книжниками и фарисеями. Как же я последую за вами, учителя Церкви, — продолжал он размышлять, — в приобретении истины, когда Иисус говорил: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас».[18]

О, нет, церковные пастыри, ваша истина уподоблена «окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты»,[19] да и сами «вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония… как убежите вы от осуждения в геенну?»[20] Где же тогда искать путь к истине?»

Конечно, мы понимаем, что не только М.А.Булгаков, но и каждый земной человек в поиске истины в первую очередь хочет отыскать путь к счастью, блаженству и покою, коих он не имеет на земле в мирской суетной и тяжкой жизни. Но Булгаков не просто мирянин, он — писатель, а значит, вещатель, транслятор того, что не видят другие, то есть пути к истине.

«Писатель, ползущий вверх [к небесам за счастьем] и не достигающий при этом [своим творчеством] Неба, невольно вводит в заблуждение читателей, которые с надеждой и верой тянутся вслед за ним, стараясь добраться до Света. Человек, публикующий свой текст, если этот текст не евангелие [благая весть] — обманщик. Он обманывает читателя в лучших его ожиданиях…

Роман — такова российская традиция — это откровение, исповедь и священное писание [Поэтому писатель, стремящийся к истине —] фигура пророка, упирающаяся головой в небо, является своего рода лестницей в небеса для тех, кто внимательно изучает, а при случае и фиксирует его житие».[21]

На этом основании «Булгаков отнюдь не занимается самолюбованием, оставляя за собой [в романе «Мастер и Маргарита»] лишь главное: написание необыкновенного по художественным достоинствам текста; гностический уровень и высоту откровения он справедливо делит на всех».[22]

Он своим отточенным пером, уподобившись скалолазу, «вырубал уступы, чтобы иметь возможность поставить ногу, только для самого себя; когда же, взобравшись на вершину, он оглянулся назад, то увидел не «худые приступки суетливого поспешения», а широкую светлую лестницу-эскалье, по которой могли восходить вверх миллионы. Тогда скалолаз окончательно убедился, что он не «корыстный литератор, пользующийся чужими наработками в погоне за личной славой и известностью», но духовный мастер, завершивший постройку, начатую старшими братьями, среди них Пушкиным и Достоевским [и другими признанными гениями]

У него всё выстрадано и благодаря этому в высшей степени эзотерично, ибо удовлетворяет фундаментальной формуле духовной культуры: Познание и любовь — одно, и страдание — мера их

Проводив своего героя вместе с возлюбленной в заоблачные выси, Булгаков не «задраивал» люк в Небеса; обнародовав раз и навсегда открытую «золотую дверцу», он сделал всё, чтобы восхождение в горние для всех достойных сделалось проективно известным и в то же время недоступным для хамской вальяжности [а также опьяняющим наркотиком для профана-мирянина]».[23]

И если М.А.Булгаков нащупал и взялся за нить Ариадны, чтобы стать вестником, а значит, и пророком, то он не мог пройти мимо такого изречения Иисуса Христа:

 

«…Вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьёте и распнёте, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город».

Матфей 23: 34

 

Да, он был одним из тех книжников, который не только пишет книги, прочитывая и анализируя произведения духовно достойных писателей, но и извлекает истины, чтобы сделаться мудрым и преобразиться в пророка. Прошу заметить, что Иисус Христос посылает Своих пророков, мудрых и книжников не только к мирянам, но и к церковным пастырям — фарисеям, саддукеям, священникам.

Разве не удивительно, что М.А.Булгаков есть сын богослова, а значит, и книжника, профессора Киевской духовной академии. Да и крёстным отцом его был тоже профессор-богослов Киевской духовной академии Н.И.Петров. Не мудрено заключить, что вокруг взрослеющего Булгакова тяжеловесно парило церковное воскурение христианских догматов, из-за которых растущие за спиной крылья не могли свободно расправляться, а скукоживались в энергетический горб и делали таким образом человека согбенным, униженным, приземлённым, то есть рабом, смотрящим в землю, а не в небо.

Увы, увы! Не о такой церкви мечтал и наставлял Иисус Христос.

 

«…Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это [что Я — Христос, Сын Бога Живого], но Отец Мой, сущий на небесах;

И Я говорю тебе: ты — [есть] Пётр [то есть камень откровения, прозрения, осознания], и на сем камне [божественного откровения] Я создам Церковь Мою [Храм Духа Истины, Духа Святого], и врата ада не одолеют её;

И дам тебе [коль ты прозрел благодаря Богу] ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле [как подобное к подобному, колос пшеницы к колосу пшеницы, используя Божественную Любовь], то будет связано на небесах [как подобное к подобному, чтобы стать сыном божьим]; и что разрешишь на земле [дабы из всех земных знаний отыскать тайный путь восхождения и объединения в себе человеческих душ благодаря Божественной Любви], то будет разрешено на небесах [объединяться, сливаться с богом или Сыном Божьим]».

Матфей 16: 17-19

 

Воистину для любого человека Церковью должны быть Знания Истины — Святой Дух, Дух Христовый.

Об этом знали Посвящённые, которые зафиксировали разные грани этой информации в своих гностических, герметических, эзотерических произведениях.

«Театр (окно в мир всей мировой культуры, пронизанной страданием поиска божественного огня под холодной золой унылого человеческого быта), а не церковь (форточка, за которой застыл бутафорский задник раз и навсегда отработанного канона) — таков был выбор коллективного детища Киевской духовной академии».[24]

Вставая на стезю писателя, чтобы «глаголом жечь сердца людей», направляя их к истине, Михаил Булгаков должен был сам отыскать живую Церковь Христа в своей душе. Ибо художник силой своего искусства способен транслировать истину на землю, а если она будет чистой и мощной, то мудрецы и философы, эзотерики и посвящённые разомкнут свои сплочённые ряды и с почётом примут его в круг светозарных.

Не мог М.А.Булгаков опираться на образ церковного Христа, тем более прочитав книгу Д.Венедиктова «Палачи в рясах (прошлого русского духовенства)». В.Катаев писал: «Где же ангелы? Где же Бог? Их нет… Всё — тёмная поповская ложь».[25] Лев Толстой переписал Евангелие, освободив образ Иисуса от всяких божественных черт. М.Пришвин познакомил Булгакова с русской народной эзотерической христологией.

Поэтому Михаил Афанасьевич понимал со всей ответственностью, что надо подняться до мастерского уровня, то есть до высочайшего общекультурного горизонта читателя-исследователя, чтобы в своём творчестве использовать лаконично-сатирический, иронический, эзотерический язык. Для этого надо много читать, и когда у него появлялись деньги, то он покупал вдохновенные книги, чтобы в своей атанорской[26] душе в алхимическом огне сотворить образно-символический литературно-эзотерический материал для своего мистического произведения. Отари Кандауров правильно подметил, что слова «мастер» и «ученик» являются в романе «Мастер и Маргарита» ключевыми, независимо от того что слово «ученик» родится в устах Мастера только в конце булгаковского произведения, а мы подтвердим это в нашем исследовании, высказав в поэтических строчках угаданную мысль, взяв начальные строки у М.Волошина: «…Пред Тайной глубины склоняюсь я в молчании великом».[27]

 

 

 

 

 

Преображение

 

Пред Тайной глубины

В молчании великом

Склоняюсь я,

Очищенный в Любви,

Исправив грех души,

Сливаясь с Божьим Ликом,

Который воссиял

Как Спас в моей груди.

 

Се — восхожденья знак —

С Учителем… в союзе,

Слиянно ощутив

В блаженстве тайный брак,

Ведь в Царство дверь Христа

В Учителе пребудет;

Алхимия Любви

Развеет Светом Мрак.

 

Духовный рост мастера заметил «близкий ему круг 20-х годов, либеральная «Пречистенка» [которые] выдвигали Булгакова как знамя. Они хотели сделать из него распятого Христа».[28]

Пропуская через своё горнило духовного осмысления литературу эзотериков, оккультистов, среди которых были также и богословы, структура новозаветной истории начинала гармонично выкристаллизовываться. И «то, над чем бились поколения богословов, включая его отца, судорожно пытаясь свести концы с концами, вдруг стало легко и просто, ибо ключ ко всей системе был найден: этим ключом была эзотерическая демонология».[29]

Для отображения в литературе идей истины Михаилу Булгакову понадобился волшебно-мифологический плащ с капюшоном от озорной феи Маб, чтобы приобрести тройную выгоду: остаться чистым перед властями, быть безукоризненным в учёном мире и пребывать «скрытым адептом предмета в глазах всех, им интересующихся».[30]

Да, да, «истина не рождается в споре. В споре рождается только крик и раздражение», негодование и осуждение, нетерпение и озлобление, а значит, в споре люди становятся врагами. «Истина рождается в Вифлееме», то есть с появлением на свет младенца Христа. И как подмечает О.Кандауров, «этот главный вывод, это озарение и было импульсом к написанию Романа».[31]

М.Волошин в стихотворении «Готовность» посвящённом С.Дурылину, писал:

 

«Я не сам ли выбрал час рожденья,

Век и царство, область и народ,

Чтоб пройти сквозь муки и крещенье

Совести, огня и вод?

 

Надо до алмазного закала

Прокалить всю толщу бытия,

Если ж дров в плавильной печи мало

Господи! вот плоть моя».

 

Свою плоть М.Булгаков жертвенно отдаст в плавильную печь распятия, чтобы люди через его мистическое произведение могли душой восходить к алмазной закалке. Воистину фраза о том, что такого «человека можно уничтожить, но его нельзя победить», стала его пророческой формулой. Для М.Булгакова Христос принадлежит не культу, а духовной культуре, ибо Истина хотя и пребывает всюду, во времени: в прошлом, настоящем и будущем, но для ищущих всегда сияет впереди, указуя Божественным Перстом в Мир Благодати и Покоя.

«Потребность полного блаженства свидетельствует о существовании сего блаженства; потребность светлой истины свидетельствует о существовании сей истины… стремление человека постигнуть причину причин, проникнуть в средоточие всех существ — потребность благоговения — свидетельствует, что есть предмет, в который доверчиво может погрузиться душа; словом, желание жизни полной свидетельствует о возможности такой жизни, свидетельствует, что лишь в ней душа человека может найти упокоение».[32]

Это изречение М.Булгаков знал, ибо В.Ф.Одоевский был не только мистиком, литератором, учёным энциклопедического склада, музыкантом, но и русским Гофманом, одним из главных вдохновителей романа «Мастер и Маргарита», являясь Вергилием-поводырём. К этому поиску блаженства, истины, упокоения души ведёт М.А.Булгаков своих героев Мастера и Маргариту, а заодно и себя и других людей.

Но мимо Бога нельзя пройти на пути к блаженству, истине, успокоению души, а значит, нельзя пройти и мимо Иисуса Христа, который есть и путь и истина и жизнь. А как познать истинного Сына Божьего, который был на земле во плоти в облике Иисуса Христа, когда церковные пастыри — носители его учения — являются плохим примером, якобы следуя Его заветам?

Сам М.Булгаков, как авторский голос в «Жизни господина де Мольера», поясняет: «Я буду краток! В этой пьесе был изображён полнейший и законченный мошенник, лгун, негодяй, доносчик и шпион, лицемер, развратник и соблазнитель чужих жён. Этот самый персонаж, явно опасный для окружающего общества, был не кем иным, как… священнослужителем. Все его речи были переполнены сладкими благочестивыми оборотами, и, более того, свои пакостные действия герой на каждом шагу сопровождал цитатами из… священного писания!»[33]

В булгаковской «Белой гвардии» вахмистр Жилин во сне беседует с Господом Богом: «Попы-то, — я говорю… Тут он и рукой махнул: Ты мне, говорит, Жилин, про попов лучше и не напоминай. Ума не приложу, что мне с ними делать. То есть таких дураков, как ваши попы, нету других на свете. По секрету скажу тебе, Жилин, срам, а не попы».[34]

Кто же тогда такие попы?

Михаил Булгаков определяет их как средоточие зла, или устами Отари Кандаурова можно сказать так:

«Фальшивый мифический «дьявол с рогами», пугало для прихожан, является всего лишь коллективной проекцией всех первосвященников, тенью их «рогатых тиар» — «он, друг душевный всех религиозных изуверов, которые затравили великого философа». Вот кто главное скопище ненависти, злобы и лжи. Он поощряет торговать индульгенциями [откупаться за грех деньгами], манипулировать свиньями [толпой, массами] по своему усмотрению и не моргнувши безудержно врать [обманывать, шпионить, предавать, заискивая пред властями]».[35]

Напротив благой «силы стоит иная, земная: мрачная кабала рясофоров, иезуитски сулящих благо, а на самом деле творящих на земле зло… Рясофоры только «часть этой силы», но, воистину, самая свирепая».[36]

Несмотря на то, что сами церковники своим греховным поведением отбивают у мирян веру в Бога, люди в условиях страдания и мучения вынуждены искать спасение в Боге.

Известный физиолог И.П.Павлов говорил: «Человеческий ум ищет причину всего происходящего, и, когда он доходит до последней причины, это есть Бог. В своём стремлении искать причину всего он доходит до Бога».[37]

Бог возникает в сознании человека и в те моменты, когда тягостно пребывать в миру под мучительными ударами судьбы. На грани безысходности из уст вырываются к небесам молящие возгласы, в которых теплится надежда на спасение. В такие моменты М.Булгаков говорил: «Будем надеяться на Бога и жить. Это единственный и лучший способ».[38]

Примером для подражания ему послужил библейский Давид — сочинитель псалмов, наведший его на мысль о Боге. Когда же мысль о Боге заполняет постепенно сознание человека, то возникает образ и Сына Божьего во плоти, как образ Христа, исполнившего безукоризненно Своё собственное наставление ученикам: «Претерпевший же до конца спасётся».

Ещё в студенческие годы М.Булгаков приобрёл книгу Маккавейского-старшего «Археология истории страданий Господа Иисуса Христа», напечатанную в Трудах КДА в 1891 году (том этот был в библиотеке М.А.Булгакова). Эта книга помогла М.Булгакову в понимании и осознании Христовой личности, которая подвергается сомнению рационалистической критикой в течение девятнадцати веков. Сочинение киевского профессора Н.К.Маккавейского замечательно тем, что «Иисус обрисован в нём не в качестве евангельского Мессии, а в облике страдающего человека, каким булгаковский Иешуа и предстаёт перед нами».[39]

Истина может осветиться до вселенских глубин, если ищущий вступает на тропу эзотерических познаний, проявленных в разных литературных произведениях как отечественных, так и зарубежных авторов всех эпох, доступных для ознакомления и анализа. И ищущий творческий человек должен прийти к выводу, что истина — единственное, что не предаёт человека и даёт надежду опираться на силу и мощь Бога, как на источник жизни, счастья, радости и блаженного покоя.

Михаил Булгаков в «Записках на манжетах» запишет: «Только через страдание приходит истина… Это верно, будьте покойны! но за знание истины ни денег не платят, ни пайки не дают. Печально, но факт».

Информацию о такой истине, как подтверждение он обнаружит в произведении Ю.Слёзкина «Скорбные легенды», которые посвящены земной жизни Иисуса Христа. Одна из этих легенд гласит, что Учитель решил сорвать розу и поранил руку. На это его ученики услужливо предлагают покарать куст… «И помолчав мгновение, он сказал: «Этот цветок — путь моей жизни… Кто насладится душистыми лепестками его, не испытав боли? кто войдёт со мной в Царство Небесное, не изранив сердца своего? Истинно говорю вам — скоро-скоро придёт то время, когда обретёте вы счастье своё через страданье, ибо омывши в нём души свои, познаете блаженство…»[40]

Одним из столпов русской гностической и эзотерической мысли в литературе был Максимилиан Волошин. Он, «получив в Париже орденское посвящение, был равным собеседником и другом таких корифеев духовной культуры, как Эдуард Шюре, Папюс, Поль Седир, Бургонь, Морис Метерлинк и Эмиль Верхарн. [Волошин] стал одним из лучших русских учеников Рудольфа Штайнера… Как художественный критик Волошин не имел себе равных».[41]

М.Булгаков понял благодаря М.Волошину, что «поэт — это посланник Высших Сил… Поэт — всегда подмастерье; только перейдя в пророческое служение, он становится мастером».

 

«Когда поймёшь, что человек рождён,

Чтоб выплавить из мира

Необходимости и Разума

Вселенную Свободы и Любви —

Тогда лишь

Ты станешь Мастером».

 

С Коктебеля в жизни и творчестве М.А.Булгакова начинается период секретности и тайны, и апологетом их он оставался до конца.

«Он… говорил, что мир, лишённый тайн, становится плоским и безнадёжным. Он хотел, чтобы была тайна. Чтобы было чудо».[42]

Макс Волошин познакомил Булгакова с пятью основными гностическими позициями о познании Бога и его сути.

«1. Бог есть. Поэтому Он может быть познаваем, как познаваема всякая реальность независимо от уровня её материальной агрегатности.

2. Познание Бога отнюдь не демистифицирует Его; оно демистифицирует сумму человеческих мнений и представлений о Нём, основанных на недоумениях, недоразумениях, недопонимании или прямой фальсификации жрецов, паразитирующих на функции посредников и «полномочных представителей Бога на земле».

3. Никакого «Противобога» или «Чернобога» в Небесах нет и быть не может. Бог един, и вся Вселенная пронизана Его единой волей. Вместе с тем материальная структура Универсума существует в полярном разделении, помеченном условно знаками плюс и минус, и напряжение взаимодействующих друг с другом полюсов создаёт драматическое напряжение космического целого. Это тяготение-любовь друг к другу или сообща к Творцу называется Эрос человечеством биоса (в первом случае) и Агапе человечеством логоса (во втором).

4. Зло — чисто земной феномен; это инерционные силы вещества, противодействующие сущностям, проходящим эволюционный круг с большей скоростью, чем остальные; силы, мешающие вырваться вперёд, то есть, образно говоря, «хватающие за полу». Но вторая половина — духовная — всё равно ускользает вверх! Именно это имеет в виду Иешуа Га-Ноцри, говоря о нити.

5. Два полюса, Ведомства МиМ,[43] — Милосердие (Любовь) и Строгость (Справедливость); они же научение и экзаменация, которые осуществляют половины единого сотворённого существа, называемого Мир — четвёртого элемента за пределами Триипостасности. Чётные числа дуальны; квадрат «разламывается» на «две стороны», на первую и восьмую горизонталь шахматной доски Мира с мгновенной азартной состязательной оппозицией.

Шахматная доска — «дар Шамбалы», по выражению русских эзотериков, является одним из мощнейших эзотерических ключей: 8 на 8 клеток; восемь по вертикали — число Бога Отца; восемь по горизонтали — 8-ой аркан Тарота, Справедливость (Правосудие) — прерогатива Князя Мира сего, экзаменатора Сатанаила. Христос, благословляющий человечество раскинутыми руками [рисунок обнажённого человека с пропорциями, вписанного в размеры шахматного квадрата], реализует обе эти силовые линии. Далее наступило время знакомства с основными эзотерическими ключами: системой Больших арканов Тарота; Кабалистическим древом с системой сефирот; Астрософийным кругом (на основе Дендерского зодиака) и Насиком — шахматной доской, клетки которой являются «домами» 64-х китайских гексаграмм И-Цзина. Числовые значения слов; буквенные перестановки… нумерософийные смыслы цифр, чисел и цифровых соединений…»[44]

 

Под руководством наставника Волошина Михаил Булгаков осознал, что «оба сына Триипостасного Божества равно исполняют волю Божью (тем более, что никаких других воль во Вселенной в божественном плане не существует). Противиться Богу в мироздании может только человек, ибо сотворён со свободной волей, то есть богоподобно».[45]

Если поставить рядом две фамилии Волошин и Булгаков, то несложно заметить, что первые три буквы из этих фамилий дают слова «вол» и «бул». Свои фельетоны в «Гудке» Михаил Булгаков подписывал «М.Булл», а в переводе с английского «булл» («bull») означает «вол»; а в слове «буйвол» они сливаются воедино. Несложно проследить метаморфозу слова «вол».

 

 

Бык — символический образ сексуальной потенции, который будет связан с такими богами как Ра, Осирис, Мин, Геб, Вал (Бел), Шива, Кришна, Зевс… На Крите в тайной школе Учитель в маске быка проводил через ритуальное посвящение достойных учеников (миф о Миносе и Тесее). Греческий бог Зевс и есть Князь мира сего, который преобразился в быка, чтобы похитить Европу. В такой логической цепочке несложно узреть, что образ быка, тура, вола будет связан с Сатаной, который в романе М.Булгакова предстанет как Воланд.

В одном из апокрифических Евангелий можно прочитать, что во время рождества Христова в вифлеемской пещере вол и осёл согревали своим дыханием в яслях Младенца Иисуса. И кому-то пришло в голову символически назвать вола и осла — первыми апостолами Христа.

«Вол — знак созвездия Телец, «созвездия отцов»; Осёл — символ Мировой оси; плюс соединительный союз и — англ. & (and); в сумме Вол & Осёл — вот он, Воланд [Вол анд]! А осёл — его символическое [фаллическое] животное. Воланд-Осёл — один из двух восприемников на Земле воплотившегося Планетарного Логоса [Иисуса Христа]. — Всё чётко и строго…

Булгаков внёс начало фамилии коктебельского мага в карнавальные дефиниции «специалиста по магии».[46]

«Макс Волошин умел свободно-повелительно обращаться с огнём (он взглядом воспламенял сухую траву на склоне Карадага) и это «перешло в Роман к коту Бегемоту с некоторыми чёрточками Макса: толстый, увалень, добродушный, но ироничный, весёлый, к тому же и литературный критик».[47]

А так как сам М.Булгаков был Тельцом — родился под созвездием Тельца (3 мая), то под образом Воланда надо угадывать не только М.Волошина, но и самого автора романа «Мастер и Маргарита», который является сочинителем «Евангелия от Воланда».

Отари Кандауров помогает нам узнать, что работник ГАХНа Габричевский А.Г., как и Сент-Экзюпери могли тоже послужить фактурной моделью для словесного портрета Воланда. Заметим также, что немецкую кровь в своей генетике имели ряд работников ГАХНа, в том числе Волошин и Булгаков.

«— Вы — немец? — осведомился Бездомный.

— Я-то?.. — переспросил профессор и вдруг задумался. — Да, пожалуй, немец… — сказал он [Воланд].

— Вы по-русски здорово говорите, — заметил Бездомный.

— О, я вообще полиглот и знаю очень большое количество языков, — ответил профессор».

ГАХНовцы как раз и были полиглотами, то есть владели многими языками, и обладали энциклопедическими знаниями.

А.Г.Габричевский был подчинён учёному секретарю ГАХНа А.А.Сидорову, имевшему как масонское посвящение высокого градуса, так и высокие степени в Ордене розенкрейцеров и Ордене тамплиеров. Общепризнанным главой московских розенкрейцеров разных направлений в первой половине 20-х годов ХХ века был В.А.Шмаков, известный теоретик, автор фундаментальных трудов по арканологии и пневматологии.

Историк искусства А.А.Сидоров имел в Москве самую полную библиотеку книг и рукописей по оккультизму, тамплиер, розенкрейцер и масон высокого посвящения.

«Любопытно, физиогномика А.Сидорова — почти готовый набор черт для портрета Коровьева, особенно Коровьева-франта на балу у Сатаны».[48]

Причастность В.А.Шмакова к слову «мастер» доказывает наша следующая эзотерическая расшифровка:

Ещё один гахновец-культуролог, филолог — Б.И.Ярхо своим произведением «Юный Роланд» вдохновил М.Булгакова на рыцарскую патетику.

Заметим, что имена Роланд и Воланд отличаются начальной буквой, а буквы эти в свою очередь отличает нижний полукруг в букве «В».

Во вступлении к своей книге «Средневековые латинские видения» Б.И.Ярхо разбирает огромный корпус Видений, среди которых Видения из Диалогов Платона и «Энеиды» Вергилия, Видения Ездры из книги Еноха, Видения из Евангелия Никодима и Видения апостола Павла, Видения святых Антония и Григория Великого, Видения из «Божественной комедии» Данте, а также многочисленные Видения средневековых мистиков и визионеров. Б.Ярхо отмечает одну важную особенность: «Пророк или апостол вступает в загробный мир спокойной стопой, заранее оправданный…»[49]

Не подтолкнула ли такая идея М.Булгакова к тому, чтобы наделить героев своего романа, которые побывали в ином мире, решимостью вмешиваться в дела Диавола, чтобы освободить от мучений Фриду и Пилата, самозабвенно проявляя к ним сострадание, милосердие, чего был лишён Данте, будучи главным персонажем своей «Божественной комедии»?

О чём хотел сказать М.Булгаков, проявляя милосердие к Фриде и Пилату через Маргариту и Мастера, ведь решение о данном наказании не оспаривается у Судии Диавола никем? Ответ на этот вопрос мы дадим в своё время, когда встретимся с этими персонажами, отбывающими свой срок и меру наказания.

Евгений Катаев пишет о Булгакове: «…Он не был особенно ярко-синеглазым. Синева его глаз казалась немного выцветшей, и лишь изредка в ней вспыхивали дьявольские огоньки горящей серы, что придавало его умному лицу нечто сатанинское…

Синеглазый вообще был склонен к общению со злыми духами, порождениями ада. Хотя синеглазый был по образованию медик, но однажды он признался мне, что всегда мыслил себя писателем вроде Гоголя…

…Казино находилось в двух шагах от булгаковского дома в саду «Аквариум»…

Мы ставили на чёрное или на красное… и почему-то выигрывали. Быть может, нам помогала нечистая сила, о которой впоследствии синеглазый написал свой знаменитый роман».[50]

Спустя три года после того как Булгаков сжёг свой роман о Сатане, он в своём дневнике пишет: «В меня вселился бес… Я стал марать страницу за страницей наново… Я тешу себя сам!» О.Кандауров заключает: «Значит, чтобы написать новое откровение о Христе, нужно чтоб в человека вселился бес!.. Тот самый, бис-302. Этот бес [Воланд] излагает Новозаветные события».[51] М.Булгаков подчёркивал, говоря о своём романе, что это «Евангелие от дьявола», а не просто некоего сомнительного и непонятного иностранца.

К образу Воланда был причастен и американский посол Буллит (в «Гудке» свои фельетоны Булгаков подписывал М.Булл), который после просмотра булгаковского «Мольера» необычайно хвалебно отзывался о пьесе и о Михаиле Булгакове, называя его мастером.

Посол Буллит давал в посольстве балы, куда приглашал обязательно М.Булгакова, где тот и познакомился с Антуаном де Сент-Экзюпери, а последний был похож на египтянина смуглым цветом кожи. Причём Экзюпери на приёме, развлекая гостей, создавал образ мага, ибо в его руках ловко исчезали и возникали карты. Это и поможет впоследствии Булгакову изобразить на сцене Варьете фокус с игральными картами, разыгранный Коровьевым (Фаготом) и котом Бегемотом.

«Мягкость и деликатность французского мастера могли напомнить Булгакову ушедшего с земного плана Максимилиана Волошина с его идеальным французским языком и огромной французской библиотекой по эзотерике».[52]

«Росту был высокого, а коронки с правой стороны у него были платиновые, а с левой — золотые. Одет он был так: серый дорогой костюм, серые туфли заграничные, на голове берет, заломленный на правое ухо, на руках серые перчатки. В руках нёс трость с золотым набалдашником. Гладко выбрит. Рот кривой. Лицо загоревшее. Один глаз чёрный, другой зелёный. Один глаз выше другого. Брови чёрные. Словом — иностранец». Это описание взято из третьей редакции Романа… Более половины приведённых определений соответствуют портрету Антуана де Сент-Экзюпери (особенно высокий рост и смуглота)».[53]

Атмосфера бала в американском посольстве, где было много шампанского, вина, коньяка, разнообразных яств, поможет М.Булгакову создать художественный шедевр — бал у Сатаны, где все мужчины были в чёрных фраках.

Добавляя к портрету Воланда некоторые штрихи от образа Сталина, мы убедимся, что заезжий «иностранец» соткан из нескольких действительных персонажей. Простой читатель не ведает, что союз по крайней мере пяти (а может, и более) портретных характеристик, куда включается и сам автор романа, помог М.Булгакову создать удивительно интеллигентный, человечный портрет Воланда.

Макс Волошин называл Сатанаила (Люцифера) Ангелом времён, и в романе Булгакова Воланд имеет Архангельское достоинство, а также ангельское достоинство имеют рыцари его свиты.

 

Абадонна-Аваддон есть «ангел бездны»; в 1 книге Еноха этот ангел носит другое имя: Уриель — один из святых ангелов, тот, кто поставлен над Тартаром (Адом). Ф.Г.Клопшток в эпической поэме «Мессиада» (1748-1773) назвал сходным именем — Аббадона — падшего ангела. Азазелло — помощник Воланда есть демон пустыни Азазель, в жертву которому приносили козла, согласно 1 книге Еноха он — один из падших ангелов. Он был предводителем падших ангелов, которые снизошли на гору Гермон и взяли себе в жёны смертных женщин, а затем научили людей ряду ремёсел. Причём сам Азазель научил людей делать мечи, ножи, щиты, доспехи и зеркала, а также браслеты, украшения. В третьем разделе книги Еноха Азазеля символизирует первая упавшая с неба звезда, за которой последовали другие звёзды — падшие ангелы. В поэме Мильтона «Потерянный рай» Азазель — один из демонов Сатаны, первый знаменосец инфернальной армии.

Сатану также считали «падшей звездой» и отождествляли с ангелом смерти, считая, что дьявол — инициатор, «изобретатель» смерти, а значит, «имеющий державу смерти». Иисус сказал:

 

«…Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию».

Лука 10: 18

 

В эпоху позднего Средневековья и Ренессанса функции ангела смерти переносились на таинственного персонажа, обладающего несомненными чертами дьявола (высокий рост, чернота).

У Мильтона Вельзевул — «падший херувим», «второй по рангу после Сатаны — обнаруживает черты величия: «строгие черты лица являли мудрость княжескую; он и падший был велик».[54] Он высокий, порой подобен человеку и даже имеет обличье женщины, это, возможно, и объясняет, почему М.Булгаков изобразил Воланда в длинной ночной рубахе, как намёк на женское платье.

У Марчелло Палиндженио в поэме «Зодиак жизни» (1528-1534) Вельзевул — монарх ада: «Он невероятно высокого роста… грудь раздута… брови подняты, глаза мечут искры… он чёрен, как мавр…»

В Демонологии дьявол предстаёт и как обвинитель человека перед Богом, выдвигающий против грешника «юридически обоснованные» аргументы.

В одной немецкой легенде[55] некоему рыцарю предстаёт в лесу дьявол в облике чёрного человека на чёрном коне, и это тоже отразится в романе Булгакова.

Ветхозаветный Бог говорит: «Я творю губителя для истреблений» (Исход 54: 16). «Возмутитель [человек] ищет только зла; поэтому жестокий ангел будет послан против него» (Пр. 17: 11). За то, что Давид устроил перепись населения, Бог посылает к нему «Ангела-истребителя» (1 Пар. 21: 15). В Демонологии Лютера говорится, что в гневе Бог наказывает человека руками дьявола. Бог использует дьявола как «своего палача, посредством которого он осуществляет свои наказания и изливает свой гнев» (Лютер, V, 839, 1109); дьявол — «палач на службе у нашего Господа» (Застольные беседы, I, 722).

Для некоторых богословов дьявол был и педантом-юристом, умеющим с помощью хитрой казуистики и ссылок на само Священное Писание отстаивать полную законность своих притязаний на любую душу человека. Он также способен принимать «вид Ангела света» (2 Кор. 11: 14). Сатана — одно из имён дьявола, как и Сатанаэль — понятый как творец материального мира. Дьявол богомилами во многом отождествляется с Богом Ветхого Завета. Сатана представляется как старший сын Бога, и это несложно усмотреть в притче Нового Завета «о блудном сыне», который согрешил против неба и пред своим отцом-Богом (Лука 15: 21). Сатанаэль создаёт «второе небо со своими собственными ангелами и с той же иерархией, что на небе Отца» (Роскофф, II, 125). Перед людьми дьявол может предстать не только в животном чёрном обличии, но и чёрным всадником на чёрном коне. Но есть фреска 6 века в Равенне, где дьявол окрашен в сине-фиолетовые тона — цвет нижнего воздуха, где, согласно неоплатонической традиции, обитают демоны (Рассел, Люцифер, 69). Византийский дьявол, пишет Эмиль Маль, окрашен «в тёмный фиолет… восточных ночей» (цит. по Эрих). «Тёмно-фиолетовый рыцарь» из булгаковского романа также продолжает этот демонологический мотив.[56]

 

М.Булгаков в своей библиотеке имел книгу Е.П.Блаватской «Тайная Доктрина», в которой говорится, что еврейский бог Иегова и есть Сатана. А в греческой церкви архангел Михаил почитался ангелом смерти. Разве это не удивительная метаморфоза, когда «правая рука» Бога — архангел Михаил, оказывается, также олицетворяет ангела смерти, выполняя функции дьявола (Сатаны). И если бытует выражение «Господь спасает нас наказанием», то возникает вопрос: кто же это такой при Боге, который судит и наказывает, ибо Сам Господь благий ко всем? Получается, что спасает нас наказанием Диавол — Судия, Праведник, то есть Воланд в романе М.А.Булгакова. Многие считают, что снисходительность Сатанаила стала возможна только после нисхождения на землю Иисуса Христа. Такая точка зрения верна якобы внешне, но не с позиции божественной истины. Ибо теологи, богословы, религиозные теоретики, учителя Церкви не ведают нисхождения Творческой Энергии Бога через Иерархию Творцов — Люцифера — Сатанаила — Диавола и подменяют другой — человеческой энергией зла, которая вызревает до могущественного эгрегора и становится дьяволом-разрушителем, имеющим свою иерархическую свиту демонов и духов зла. Более подробно о таком различии говорится в моих книгах: «Добро и зло, дьявол и грех» (Беседы, 1999); «Откровение на Апокалипсис» (в 3-х книгах, 1997).

«Красота и совершенство космоса положены на его гармонии (Garmonia Mundi пифагорейцев), а не на конфликтности, ненависти и вражде, как это измыслили богословствующие политиканы. Мир создан полярно [точнее полярность создаётся постепенно в творческом процессе при создании миров в более плотных Стихиях иерархическими Творцами, имеющими имена Люцифер-Сатанаил-Диавол], но эти полюса никак не окрашены этически. Поделённое надвое божественное совершенство [на Мир вечный и мир преходящий — рождающийся и умирающий] наполнило Вселенную полусовершенными элементами, зато они ищут друг друга, стремятся навстречу друг другу, чтобы воссоздать своё прежнее единство в божественной полноте. Этот поиск, это стремление — есть жизнь вселенская и её фрагментом на пороге мира духовного и мира материального является земная жизнь».[57]

Владимир Шмаков розенкрейцерскую идею словесно оформил так: «Бог творит, Сатана очерчивает творение; Бог зиждет, Сатана осуществляет продление форм; Бог уничтожает, Сатана исполняет это уничтожение».[58]

Меня, как религиозно-философского исследователя, такая мировоззренческая концепция не удовлетворяет, ибо Всеблагий Бог не может уничтожать, даже сатана, который должен заниматься уничтожением, не делает этого, ибо на это у него есть иерархия, слуги, исполняющие беспрекословно его указы. И я рад за М.Булгакова, что он в своём романе изобразил именно такого сатану по имени Воланд, который урезонивает в человеке постоянно прорывающееся наружу греховное эгоистическое начало.

Верно оценил Отари Кандауров, что «откровение о Сатанаиле в МиМ не менее громоподобно, чем откровение об Иисусе Христе. Впервые в художественной литературе, поднятой на вершины эзотерики, прозвучала благая весть о божественном помощнике Планетарного Логоса — Сатанаиле, развернув евангелическое — почти забытое — Иди за мной, сатана.

Совершенство Булгаковского текста заключается в том, что это откровение не только о Иешуа-Иисусе, но и о Воланде-Люцифере. Причём, если (в рассказе) истинные пропорции Иешуа устанавливает Воланд, то истинные пропорции Воланда — Иешуа.

Текст задумывался как «роман о сатане», где дьявол выступал в качестве романтического героя с неограниченными трансформативными возможностями… Главным действующим лицом предполагал быть сам автор, только прикрытый карнавальной маской… Рождённые фантазией автора персонажи сравнялись по живизне со списанными с натуры московскими обитателями, а потом и превзошли их. Постепенно возникла иллюзия, что евангелие правды может быть произнесено устами Воланда и оставлено в материи Романа как устный текст.

[Воистину] Булгаков, пропагандируя Истину, нашёл ключ к сердцам миллионов».[59]

«Всё, что накопила за жизнь душа, — всё было брошено в МиМ. — И ничего не упало мимо

Когда Воланду предоставляется возможность произнести Евангелие (Благую весть), он рассказывает не о себе, а о Иешуа Га-Ноцри. Как очевидец и как, по проницательному наблюдению Берлиоза, любящий Иисуса Христа, он с ходу создаёт самое достоверное, а потом и самое совершенное из всех Евангелий. — Не искажённое плоскими и корыстными человеческими мозгами…

Это не только Евангелие, то есть Благая весть, но и Апокалипсис, то есть Откровение. Это и Книга Жизни… Ибо на смену евангелиям, трактующим о Боге мёртвом, пришло Евангелие, повествующее о Боге Живом. Посему от этого рассказа невозможно оторваться…

Так может твориться только ч и с т ы й д а р Б о г у. Что Булгаков достиг библейского уровня — несомненно».[60]

Пастыри и учителя Церкви, священники и богословы не смогут присоединиться к вышеизложенной точке зрения, ибо для них равно неприемлем как образ Иешуа, не похожий на церковного Христа, так и образ Воланда, отличный от церковного дьявола-сатаны. Да и как Диавол — Князь мира сего может земному человеку являть истину, когда в религиозном сознании человечества он представлен как вор, убийца, обманщик, искуситель? Истину раскрывает Бог, а Диавол даёт свою истину, которой он и искушает любого человека, даже Сына Божьего. И это чётко отмечено, когда Иисус был искушаем сатаной в пустыне. Не надо забывать, что Диавол открывает истины духовному земному человеку постепенно и поступенно, в иерархической последовательности, контролируя его мировоззрение, сложившееся на фундаменте знаний, обретённых от людей и из книг, искушая новыми откровениями, которыми не обладает искушаемый. Эти откровения Диавол всегда будет выдавать за истину, до которой взошёл человек в своём духовном осознании. Диавол никогда не открывает Божественную Истину ищущему восхождения в Царство Счастья. Ибо Божественную Истину приносит на землю Сын Божий Христос. А миссия Диавола — быть Экзаменатором, Судией, Праведником, воплощением честности и правдивости.

Только на таком основании можно предположить, что Булгаков не претендовал своим романом на евангельскую достоверность, но пытался зародить в читателе целеустремлённое желание к широкому самовыражению, чтобы в душе каждого происходил личностный прорыв к истине в познании подлинной картины мира, ломающей догматические устои официальных верований. Человек прекрасен лишь потому, что он богоподобен, а не потому (с точки зрения атеизма), что он равняется сам на себя или на праведника, или на сильного мира сего.

Некоторые исследователи творчества М.А.Булгакова, считая его роман совершеннейшим из всех Евангелий, всё-таки ошибаются. Пусть они попытаются ответить на такой вопрос: почему основные сцены жизнеописания Иисуса Христа — искушение в пустыне, заседание Синедриона, шествие на казнь и несение креста, а также таких персонажей, как Клавдия Прокула (супруга Пилата), Иоанн, Вероника, Симон Киренеянин, автор специально убирает в последней редакции романа? Ответ будет простым. Убирая обозначенные выше сцены и персонажей Евангелий, М.Булгаков этим самым лишь подчеркнул, что своим художественным произведением не претендует на евангелистическую подлинность. Ибо, чтобы претендовать на совершенное Евангелие, надо писать произведение о житии Христа, о Его деяниях, проповедях, наставлениях, о самом акте распятия и воскрешения, а не о четырёхдневном пребывании Воланда в Москве. Независимо от того, что Булгаков записал: «Евангелие от дьявола», позднее он сам говорил, что это «Евангелие от меня». А чтобы признать свой роман «Евангелием от дьявола», надо посвятить, «отдать» свою душу сатане. Это и отмечается Булгаковым в образах двух главных героев, чьими именами и будет в конечной редакции названо это мистическое художественное произведение. Но Булгаков отдаёт душу не тому дьяволу, характеристики которого узаконила христианская Церковь, а Диаволу, который есть старший брат Иисуса Христа, являющийся истинным Экзаменатором всякой человеческой жизни, дающий пропуск в сонм богов и в Царство Божие. Лучше уж поклоняться и душу отдать такому Диаволу-Воланду, чем еврейскому богу Иегове, о котором Иисус Христос сказал:

 

«Ваш отец диавол… он был человекоубийца… нет в нём истины… он лжец и отец лжи».

Иоанн 8: 44

 

И что удивительно, христианская Церковь, поклоняясь богу Иегове, не ведает, что поклоняется диаволу-разрушителю, носящему разные праведные маски.

У М.Булгакова есть книга «Дьяволиада», которая уже прочно закрепила за ним звание первого дьяволописца страны. Но в романе «Мастер и Маргарита», создавая устами Воланда Евангелие, Булгаков не вводит сатану как героя в пилатовы главы, чтобы своё собственное Евангелие не прятать за такой великой личностью — Сатанаилом, ибо это будет большой обман, что не делает чести автору, если он ищет истину. Поэтому в конце романа М.Булгаков даёт подсказку, которую усмотрел диакон Андрей Кураев, в такой фразе Воланда Мастеру: «Тот [Иешуа], кого так жаждет видеть выдуманный вами герой [Пилат], которого вы сами только что отпустили, прочёл ваш роман». И если роман о Пилате выдуман Мастером, то есть Булгаковым, то Иешуа, Левий тоже им выдуманы. А любая выдуманность, даже гениальная, не даёт права заключать, что «Евангелие от Воланда», а точнее «Евангелие от Булгакова» может претендовать на совершенную истину. И опять-таки, фразой Воланда: «Ваш роман прочитали… и сказали только одно, что он, к сожалению, не окончен» — М.Булгаков хотел подчеркнуть, что его роман не есть «Евангелие» и не может претендовать на роль «Пятого Евангелия».

Л.Н.Толстой в письме И.Ф.Наживину писал: «Невозможно написать биографию, историю, жизнь Иисуса [а значит, и Евангелие] потому, что то, что мы знаем из этой жизни, есть самое высокое в духовной области из всего того, что мы можем знать. Его слова, его учение есть то божественное откровение, которое через него стало нам доступно. Для того, чтобы описать его жизнь [Евангелие], надо объяснить источник, из которого возникло это. Как же я могу описать это, когда я только еле-еле понимаю то, что он сделал для меня доступным, открыл мне? Я не только не желал бы прибавить подробности о жизни Христа, но желал бы откинуть те, которые есть…»[61]

Возможно, это письмо читал и М.А.Булгаков, ибо в своей последней редакции «Мастера и Маргариты» он убрал те сцены о Христе, которые ранее были в романе. Критический подход к своему последнему роману говорит о том, что Булгаков сознательно не стремился делать своё произведение «Пятым Евангелием», ибо понимал несостоятельность такой идеи, хотя творческие позывы к этому были. А вот показать любому человеку на основании накопленных им духовно-религиозных и эзотерических знаний путь очищения и преображения самого себя к лучшему, что даст возможность после физической смерти попасть в мир покоя, наслаждения и блаженства, — дело рук маститого писателя, претендующего на эпитет «Мастер» или «трижды романтический мастер», который своё художественное произведение выстраивает на фундаменте любви, поиска истины благодаря таким персонажам, как Христос и Воланд. И если Первый, то есть Иисус, свидетельствует о сатане во время пребывания в пустыне, то именно только Диавол-Воланд должен в романе выступить свидетелем абсолютной достоверности личности Иисуса Христа и подлинности Евангельских событий, то есть как евангелист.

М.Булгаков пишет: «Когда я бегло проглядел у себя дома вечером номера «Безбожника», был потрясён… Иисуса Христа изображают в виде негодяя и мошенника, именно его… Этому преступлению нет цены».

О.Кандауров продолжает: «И тогда… он пресекает сознательный поклёп злобных ненавистников Иисуса… Он доходит в расчистке Образа до оригинала; и как всегда в таких случаях, понадобилась гностическая сумма, а не одни личные усилия…

В канонических текстах и многочисленных апокрифах оказалось достаточно для эзотерической реконструкции личности Великого Аватара.

Если у Божества есть некий конкурирующий с ним противобог, то это профанный политеизм, не имеющий никакого отношения к истине. Если перед нами гармонический монотеизм, то непонятно, кому могут быть «вручены» отрицательные функции, например, наказания, выполняемые в пределах бытия. Христос говорил, что Он «принёс в мир не мир, но меч», что Он пришёл разделять, «отделять зёрна от плевел» и предавать огню эти самые «плевелы» и «неплодные смоковницы». Представить себе, что людей, или (шире) живые существа вообще наказывает огнём и мечом Иешуа Га-Ноцри — н е в о з м о ж н о. Должен быть помощник, исполняющий вместо Него все отрицательные деяния, которые не могут остаться пустой угрозой. Эти функции взял на себя Его Старший Брат — Люцифер… действующий как Его своеобразный оппонент (сатана др.-евр. — противоречащий) на шахматной доске Мира. Разнополярность сотворённой Вселенной должна воплощаться в равновеликих Архангелах, они — «противники»  т о л ь к о  в игровом смысле и т о л ь к о перед лицом лежащего (иерархически) ниже них мира.

Эта фундаментальная тайна Сатанаила открыта лишь штучному человечеству; человечество массовое — для сдерживания его звериных инстинктов — должно быть дисциплинируемо страхом… Вследствие этого беспрекословное повиновение вожаку…

Как только на Земле появляется Человек Разумный, пасти его призывается Планетарный Логос, а аккомпанировать Ему и помогать (блюсти справедливость, наказывать, тщательно экзаменовать) — Люцифер-Сатанаил. Этот важнейший момент зафиксирован в тексте Нового Завета… так называемого «искушения в пустыне»…

То, что Старший Брат нежно опекает Младшего, транслируя любовь Небесного Отца, волю которого Они оба исполняют, — есть главное содержание тайного знания, его величайшее сокровище».[62]

Такой мировоззренческий подход ближе к истине, чем идеология (демонология) Христианской Церкви, но всё равно в этой теории есть изъян в отношении Ведомства Старшего Брата Люцифера-Сатанаила, который не брал на себя обязанность выполнять отрицательные деяния, а значит, и зло. Точно так же и Младший Брат Христос не заставляет Старшего Брата огнём, мечом и другими способами наказывать людей, человечество, цивилизации. В противном случае получается, что Бог Отец не есть Любящий, коль через Старшего Брата попускает творить наказанием зло. Да и вообще Люцифер (в синодальном переводе — «денница») или «несущий свет», или «око рассвета», «кто сиял перед всеми чинами творения», как прекрасная, совершенная (огненная, небесная) сущность, не является оппонентом Христа. Чтобы не впадать в теологическое заблуждение, а попытаться выбраться из него, надо запомнить и уяснить следующее (изложено вкратце):

Господь Бог Отец обладает такими Эпитетами и Качествами как Вселюбящий, Всеблагий, Всещедрый, Всемилосердный, Всепрекрасный… (и другими — самыми лучшими). Его Старший Сын, мы его будем называть Люцифер, заведует Любовью Творческой (Активной), а Младший Сын — Христос — Любовью Жертвенной (Пассивной). Схематично это будет отражено в знаке Инь-Ян. Инь — Пассивная Любовь, Ян — Активная Любовь. В Активной Любви есть — как маленький кружок — Пассивная Любовь, точно так же в Пассивной Любви есть — как маленький кружок — Активная Любовь. Активная Любовь формирует от Стихии к Стихии (от Эфира к Земле) жёсткие формы жизни, а Пассивная Любовь — подвижные, изменчивые, перетекающие из одного в другое формы жизни. Люцифер формирует жёсткие конструкции иерархических миров, а Христос наполняет их движением жизни изнутри. Когда Активная Любовь — энергии Люцифера нисходят в материальные миры, то знак Ян претерпевает изменения: чёрный маленький кружок начинает расширяться и заполнять всё белое пространство, а белое — превращаться в маленький кружок. Это и есть метаморфоза Света во Тьму, что и даёт образ «денницы», сына зари или падение утренней звезды.

Подобная метаморфоза происходит и с Любовью Пассивной, которая в материальном мире становится Светом. Благодаря такой информации, мы убеждаемся, что Старший Брат — Люцифер и Младший Брат — Христос воистину есть Сыновья Бога Отца Вселюбящего, которые своими энергиями Любви вращают Колесо Сансары, чтобы существовало Мироздание и в нём иерархические миры.

 

Миры, которые существуют в Стихиях Эфира, Ментала, Огня, можно считать вечными мирами, ибо в них смерти нет, а есть лишь перетекание из одной формы жизни в другую. А вот миры, существующие в Стихиях Астрала и Земли, считаются смертными, ибо в них создаётся энергия разрушения — Эгрегор Зла. Энергия зла «зарождается» в творческом процессе энергиями Люцифера-Диавола. Поэтому зло и стали соотносить с Люцифером-Диаволом, хотя это неверно. Эгрегор зла создают сами люди, в творческом процессе цивилизуя свой быт и общественное устройство в материальных мирах, то есть ведя процесс борьбы за существование и выживание. А так как в Мироздании всё иерархично, то и в Эгрегоре Зла возникает своя иерархия тёмных, разрушительных сил, обретая тот или иной безобразный астральный образ.

Старший Брат — Люцифер — знает, что зло, накопившись до определённого потенциала, начинает само себя пожирать, поэтому сам он не вмешивается, а лишь контролирует акт разрушения иерархическими силами-существами, как царь руководит своими подчинёнными, слугами.

Люцифер, обладая Активными Энергиями Любви, проявляет такие качества как Справедливость, Правдивость, Честь, являясь Судией, Экзаменатором, Господином, Царём, Князем мира сего.

Христос, обладая Пассивными Энергиями Любви, проявляет такие качества как Смирение, Кротость, Прощение, Милосердие, Неосуждение, Вселюбие.

Человек — иерархическое существо, живущее во всех мирах и Стихиях Мироздания, обладающее свободной волей, позволяющей действовать в миру энергиями Люцифера или Христа. Основная миссия человека — трансформировать и преобразовывать через себя все заматериализованные энергии, дабы возвратить их очищенными в Божие Лоно, отдавая их либо Люциферу, либо Христу по иерархической системе. Плоть человека в основном состоит из активных энергий любви Люцифера, а жизненная энергия плоти — из пассивных энергий любви Христа. Поэтому плоть всегда забирает себе Диавол, а душу либо Люцифер, либо Христос.

Из этой схемы мы видим, как в Мироздании действует энергия Святой Троицы: Люцифера, Христа и Человека. Бог никого не обидел равноправием, но человек обижает сам себя по своей духовной слепоте и эгоистичной любви.

Как Христос, так и Люцифер, не говоря уже о всех нижестоящих Иерархах и жителях миров в разных Стихиях, могут нисходить на Землю, перевоплощаться. Христос — чаще всего как великий Учитель или Жрец, то есть Мессия своей эпохи. Люцифер — чаще всего как царь, правитель, король, либо Алхимик, Маг-волшебник.

М.А.Булгаков почти угадал благодаря духовной интуиции и накопленным эзотерическим знаниям истинное назначение Диавола в миру как Князя мира сего, Праведного Судии, Экзаменатора, обладающего Рыцарской Честью и Доблестью.

Диавол — это внук Люцифера, Правитель Огненного мира. Укажем попутно всех Правителей в Мироздании в каждой Стихии.

В Стихии Эфира — Люцифер, в Стихии Ментала — Сатанаил, в Стихии Огня — Диавол, в Стихии Астрала — Сатана с иерархической системой демонов, ведьм и злых сил. Люцифер есть отец Сатанаила, Сатанаил есть отец Диавола, а Диавол есть Отец Сатаны.

Далее мы раскрывать не будем, ибо ключи даны, видящий да увидит, имеющий ум да уразумеет.

Выше разобранная схема помогает нам понять, почему М.Булгаков создаёт в своём романе именно такого Воланда, обладающего положительными качествами и ничего лично не разрушающего, а вот его телохранители, слуги будут чётко исполнять его приказы, согласно проявленной карме: каждому воздаётся по плодам его.

Интуиция М.Булгакова не подвела, ибо вокруг него была мощная духовная среда мастеров-эзотериков, среди которых он мог рассчитывать на полное понимание. В неё входили: М.Волошин, К.Вагинов — писатель, поэт (повесть «Козлиная песнь»), П.А.Флоренский — богослов-символист, эзотерик, мистик; А.Ф.Лосев — писатель, философ, мифолог; Г.Г.Шпет, В.Шмаков, Е.Замятин, С.Кржижановский, Г.Чулков (роман «Сатана»), В.Вересаев, Н.Ершов, Н.Бердяев, А.Лямин и Д.Лямин — эзотерики, оккультисты.

Иван Иванович Лямин и Иван Павлович Крешков жили вместе в одной квартире на Малой Бронной, дом 32, квартира 24 на пятом этаже. Их подъезд был как раз напротив скамейки у Патриарших прудов, где Берлиоз, Бездомный, а затем и Воланд вели познавательную беседу.

Павел Попов предал А.Ф.Лосева, написав на него донос с обвинением в идеализме. П.Попов работал под началом Н.Н.Лямина — сотрудника ГАХНа. Последний был посажен на Лубянку на предмет «вытряхивания» валюты и разных ценностей. В образе Никанора Ивановича Босого можно угадать Николая Лямина (Николай + Ля-минор = Никанор), и тогда проявляется в романе сон Никанора Ивановича (15 глава).

Попов являлся мужем внучки Л.Н.Толстого, а в романе Булгакова его можно узнать в образе Алоизия Могарыча. Многие исследователи считают, что прототипом Алоизия Могарыча также послужил друг Булгакова С.А.Ермолинский — драматург.

Б.Соколов пишет, что «как и Могарыч с Мастером, Ермолинский познакомился с Булгаковым в 1929 году, когда» все булгаковские пьесы были изъяты из репертуара театров. «Ермолинский в момент знакомства с Булгаковым действительно был ещё холост… История знакомства Мастера с Алоизием была написана уже во время смертельной болезни автора — зимой 1939/40 года… В сознании больного Булгакова родилось подозрение, что друг мог доносить на него в НКВД, и это подозрение материализовалось в образе Могарыча… Имя Алоизий для своего персонажа Булгаков, возможно, заимствовал из романа Александра Амфитеатрова «Жар-цвет» (1910), где так назван эпизодический персонаж, старый закрыстын (кастелян) польского графа Валерия Гичовского. Это может указывать и на реальный прототип: Ермолинский был родом из Вильно и носил фамилию польского происхождения. Насчёт Ермолинского Булгаков ошибся. Тот его не продавал… Стукачами являются такие личности, как литераторы М.А.Добраницкий и Э.М.Жуховицкий, часто навещавшие булгаковский дом и бесстрашно работавшие с иностранцами… оба были сексотами НКВД».[63]

Актёр МХАТа Евгений Калужский считался одним из главных осведомителей ГПУ (Ольга Бокшанская была его женой, она перепечатывала роман в 1938 г.). Можно сказать, что «среди искренних друзей в ближайшем булгаковском окружении находились и люди, подобные незабвенному Алоизию Могарычу».[64]

Барона Штейгера называли «наше домашнее ГПУ», считая его непременной принадлежностью торжественных вечеров. Он присутствовал и в американском посольстве, куда был приглашён М.А.Булгаков. В романе есть персонаж барон Майгель, в котором отображён барон Штейгер. Борис Сергеевич Штейгер — бывший барон, работал в Москве в качестве уполномоченного Коллегии Наркомпроса РСФСР по внешним сношениям и одновременно являлся штатным сотрудником ОГПУ-НКВД.[65] Через несколько лет он в действительности был расстрелян как один из подручных Енукидзе (1937год).

Г.Г.Шпет — философ, герменевтик, культуролог — напоминал внешним обликом кошку, но «умную бестию, красивую, статную. Шатен с небольшим коротким носиком, строгие, но очень лукавые губы и небольшие, порой гвоздики, то серые, то чёрные глаза». Его многие характеристики в романе обрёл кот Бегемот — образ «ёрника и софиста, не признающего поражения даже в споре с Мессиром».[66]

А вот «Троцкий нарисован эпической кистью Булгакова как демон-убийца Абадонна. Причём это единственный из свиты Воланда персонаж, который ни с кем из жителей Земли в контакт не вступает».[67]

П.Флоренским из ЦК заинтересовался Троцкий, они много «мирно» беседовали. М.Булгаков знал об этом факте, который являлся предметом разговоров и пересудов у пречистенцев. А в романе это отразилось в общении Мудрости и Власти.

П.Флоренский написал труд «Столп и утверждение Истины». Его внешние характеристики повлияли на создание образа Иешуа Га-Ноцри во время допроса у Пилата.

Можно отметить ещё один факт, что на картине М.Нестерова на фоне пейзажа изображены два философа: П.А.Флоренский и С.Н.Булгаков. Их характеристики помогут М.Булгакову в романе отразить их в паре Иешуа Га-Ноцри и Левий Матвей, а также в дуэте Мастер и Иван Бездомный.


 

Лирический же герой романа — Мастер — был вылеплен из «отходов производства» основных персонажей. Он не имеет фамилии, ибо любая фамилия как опознавательный знак самого писателя-автора своего произведения — стала ненужной. Например, Голубков — фамилия персонажа «Бега» является анаграммой фамилии автора Булгаков (Голубков = Го-Луб-ков = Луб-го-ков = Бул-га-ков).

 

«Мастер безлик… скрывая свой облик в тени, растворяя его в безымянности.

Мастер — аноним ещё и потому, что он — нежен как анемон, и, низводя истину на Землю, он не хочет ни малейшей авторской привязки, неуместной, если текст — откровение. Он ничего не сочинил, — он считал и угадал».[68] «Булгаков вынул слабейшее в себе и вставил в Мастера — и подверг ироническому суду немилосердно».[69] Мастер — это персонификация булгаковской слабины.

О.Кандауров подсказывает нам, что ни один персонаж романа «Мастер и Маргарита» не списан М.Булгаковым портретно с какой-либо определённой личности, а значит, исследователи в поиске прямых прототипов из среды булгаковского окружения потеряют путь к раскрытию истины, заложенной писателем в своём мистическом произведении. Ведь восемь раз роман подвергался осознанному редактированию рукой самого автора, всё это указывает на то, что от варианта к варианту корректировалась высота замысла эзотерического произведения и глубина его осуществления, а внешне — в текстовой палитре — сюжеты его полотен приобретали всё большую жизненную убедительность, и в них всё ярче просматривалась и высвечивалась истина. Своими красочными мазками он живо лепил и выдвигал главное на первый план, но при этом, подобно ювелиру, максимально оттенял.

«Авторская миграция Булгакова из образа в образ замечательна; автопортретный след можно отыскать почти во всех основных персонажах Романа. Однако «колода данных» им тщательно перемешана, и одного цельного прототипа ни у кого из действующих лиц МиМ нет. Даже у Маргариты, которую Елена Сергеевна [третья жена М.Булгакова] постепенно постаралась прибрать к рукам».[70]

«Оттачивание, сепарация [отделение], повышение гностической планки, компактизация, насыщение обертонами, закладывание замаскированных тайников, увеличение символизма и параметра глубины — автор МиМ занимался беспрерывно этой кропотливой, созидательной работой и делал её абсолютно профессионально, предоставляя возможность гениально импровизировать своим литературным персонажам».[71]

«Повышение гностической оснащённости автора МиМ проходило одновременно с творчеством и такими темпами, что ко времени окончания очередного варианта Романа надо было уже начинать новый. Особенно резко и капитально менялся уровень видения и понимания трансцендентного — знания на эту тему приходилось добывать из редкостных и труднодоступных источников, тут же верифицировать [свидетельство, удостоверение в подлинности], отсеивая оккультный мусор и устаревшие данные, исследовать и перелопачивать всю мировую духовную культуру… И он вгрызался в смысловые глубины, держа под прицелом каждый эпизод, каждый словесный пассаж, каждую цифру, число, запятую».[72]

«Каждая новая редакция была не просто текстологической шлифовкой целого, а прежде всего повышением планки задания, сложности и ответственности задачи»[73] в формировании образов Христа и Сатаны, как подлинных героев этого мистического произведения, для оживления которых и понадобилась «донорская кровь» всех «натурщиков» настоящего и прошлого.

Каждой строчкой М.А.Булгаков доказывал, что он, как автор своих произведений (особенно последнего), является идеологом и глашатаем человеческой чести, и, образно говоря, был принят в «рыцарский орден Чести», спроектированный ещё Достоевским.

Словами Дон-Кихота он говорил: «Я буду рыцарем печального образа… [и воскрешу] время бессмертных рыцарей Круглого Стола… [дабы] восстановить поруганную справедливость и честь. Моя цель светла: всем сделать добро и никому не причинить зла!»[74]

Если цель М.Булгакова — всем сделать добро, то не отсюда ли возникает идея вложить в уста Иешуа Га-Ноцри фразу: «все люди добрые», ибо только Он, сказавши: возлюбите врагов ваших, — достоин изречь и такое?

Но обнажая рыцарский меч слова, он, не колеблясь, встаёт на защиту истины, как и его любимый герой — Дон-Кихот. А так как М.Булгаков создаёт необычное мистическое произведение — «Евангелие от Воланда», то он в сатире и юморе остроумен, деликатен и аккуратен, принимая в расчёт всё меньше интересы читателя и всё больше — Истины, а значит, и Справедливости.

Воланд является главой Ведомства Справедливости, поэтому на нём и его свите перед Главой Ведомства Милосердия (Христа) лежит обязанность — выводить на чистую воду все человеческие грехи. А коль такова обязанность Воланда, то он в романе и должен появиться вблизи водоёма.

Но какого водоёма?

Замечательно было бы, если бы с этим водоёмом связывалась информация или история о той силе, которая бы помогала человеку очищаться от грехов, то есть выявлять грехи. Эту силу и представляют два Ведомства, если так можно выразиться: Христово — путём крещения, погружения в воду и дьявольское — утопление в воде (болоте).

О.Кандауров пишет, что «сакральная топология места действия, оказавшаяся как бы сама собой под рукой (и под ногой), стала развёртывать пред пытливым взором исследователя-миста [М.А.Булгакова] целые галереи смыслов, мифологических перекличек, глубин».[75]

М.Булгаков выяснил, что в старину на месте Патриарших прудов существовало «козлиное болото», о котором шла недобрая слава, но в 17 веке эта слобода стала принадлежать Патриарху Филарету, и в ней находился козий двор. С этого козьего двора как царскому, так и патриаршему дворам поставлялась козья шерсть. Козьи черты обязательно сопутствовали образу дьявола.

Удивительно, такое место обнаружилось, заключённое Козихинским и Ермолаевским переулками, отчасти улицами Большой и Малой Бронными, а также Спиридоновской — место, которое объединяло христианское и дьявольское в единое целое и оставалось таким даже при тоталитарном режиме атеизма, когда в сознание миллионов людей насильно внедрялось безбожие и отрицание существования в мире дьявола, сатаны.

Здесь, у Патриарших прудов, и должна была обязательно состояться встреча — словесный турнир между атеизмом и дьяволизмом, чтобы ответить на один из основных вопросов философии: кто есть творец, царь природы — Человек или Диавол?!

Со стороны Человека выступают люди в лице двух творческих личностей: один — молодой, другой — зрелый, с багажом опыта и мудрости. Это и есть первые герои романа М.Булгакова, а именно — Михаил Александрович Берлиоз, председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращённо именуемой МАССОЛИТ, а также редактор толстого художественного журнала и поэт — Иван Николаевич Понырёв, пишущий под псевдонимом Бездомный, — оба ярые материалисты-атеисты.

Со стороны Диавола выступает сам сатана под именем Воланд, который как никто лучше на уровне человеческого сознания может показать на материальной (материалистической) почве кто есть кто и расставить каждого на своё место, дабы каждый сверчок знал свой шесток, согласно собственной карме.

Анализ эпиграфа

Не случайно эпиграфом, то есть ключом ко всему роману служит небольшой отрывок из произведения Гёте «Фауст», в котором Сатана отвечает Фаусту (алхимику), кто он есмь по существу. Вот этот отрывок:

 

«…Так кто ж ты, наконец?

— Я — часть той силы, что

вечно хочет зла и вечно

совершает благо…»

 

В этой фразе Мефистофеля есть абсурдность: нельзя о том, кто совершает вечно благо, а совершает вечно благо только Бог, говорить, что он вечно хочет зла. Ибо кто делает зло, тот и хочет зла, а кто делает добро, хочет добра. Но если Сатана делает вечно добро, то значит, он должен быть подобен Богу, Который вечно благ. Чтобы быть подобным Богу, надо стать Его Сыном. Таким образом, получается, что Сатана есть сын Диавола, Диавол есть сын Сатанаила, Сатанаил есть сын Люцифера, а Люцифер есть сын Бога Отца. Можно сказать, что Сатана есть прапрапрапраБог.

Удивительно, но что-то подобное М.Булгаков устами Коровьева говорил Маргарите:

«— Ах, королева… вопросы крови [указывающие на самое непосредственное и истинное родство] — самые сложные вопросы в мире!.. Намекну: одна из французских королев, жившая в шестнадцатом веке… очень изумилась бы, если бы кто-нибудь сказал ей, что её прелестную прапрапраправнучку я по прошествии многих лет буду вести под руку в Москве по бальным залам».

Как видите, если Маргариту считают перевоплощением прапрапраправнучки французской королевы и называют королевой Марго, то и Сатану, который есть прапрапрапраБог, можно величать Господом, то есть Богом мира сего (Князем).

Вывод рождается сам по себе: коль Воланд олицетворяет Сатану, который есть прапрапрапраБог, то он не только не может творить зло, но не может и желать вечно зла, а должен быть Цензором, Судией, Экзаменатором, при этом обязательно Правдивым, Честным, Мудрым, Достойным, иногда позволяя себе внешне воспроизводить человеческие повадки, когда надо общаться с людьми.

Тогда ответ Мефистофеля Фаусту, а точнее, Воланда Булгакову, должен быть следующим (в нашей стихотворной интерпретации), основываясь на мировоззрении писателя, отражённом в содержании всего романа:

 

 

Я — часть той силы — Божьего Начала,

что вечно творчеством живёт

и вечно в этом ищет благо!

А людям в мире всё же неподвластна

кармичность их — как грешный долг,

и зло творят, чтоб жить тщеславно.

Свободным быть — сия мечта прекрасна!

Но через суд мой не пройдёт,

кто плоть обрёл, чтоб наслаждаться.

Покуда злом они не прекратят прельщаться,

не растворят его в Любви,

они — рабы своей Судьбы!

 

 

Теперь попробуем разрешить абсурдность эпиграфа, позаимствованного Булгаковым из «Фауста» Гёте.

Кем же является тот, который есть часть той силы, что вечно хочет зла?

Почему это зло вынуждено становиться благом?

Попробуем ответить и на эти затруднительные вопросы, опять-таки стихами, опираясь на эзотерическое мировоззрение М.Булгакова.

 

 

 

 

Я — часть той силы,

что вечно хочет зла;

Не знают люди

— я ими рождена.

Я зло являю

в мире вашем как Судьба

Имею имя Фатум,

или Рок, или Нужда.

Я — Кармы сила,

Я — Закон и Судия.

О, справедливы

мои всегда дела!

Пожнёт всяк горе,

кто сам его родил,

Не будет волен

он над возмездием моим.

Я буду властна

над ним, покуда он

С Любовью Бога

не выполнит Закон.

Вот в чём — я — благо

в мир вечно провожу;

Для них — я — дьявол,

их злом я их казню!

 

О, да, если так обстоят дела во взаимосвязи зла и блага, тогда попутно дадим свою точку зрения на изречение А.С.Пушкина: «Гений и злодейство — две вещи не совместные».

 

Не могут быть вещами

Ни гений, ни злодейство,

Энергия деянья

В них явит своё действо.

 

Совместны всё ж бывают

И гений и злодейство,

Ведь гений — применяет

В науке злые средства.

 

Скажите! Дьявол — гений?!

— Конечно! Спору нет!

Злодейством грех он мерит,

Совместно с правдой — честь.

 

Значит, силы сверху, то есть из Ведомства Диавола, соизмеряют злодейством сотворённый человеком грех и берут из Эгрегора Зла — детища человечества — соответствующую порцию негатива, дабы вернуть его создателю, неся ему страдание, мучение или смерть. Эти носители — возвратители зла обрели такие образы как сатана, дьявол, ангел смерти, демон, бес, дух зла, чёрт, ведьма, а в романе М.Булгакова они обрели имена: Воланд, Коровьев, Азазелло, Абадонна, кот Бегемот, Гелла. Они возвращают каждому человеку только такую порцию зла, какую человек сам лично сотворил и накопил, согласно собственной проявленной карме. Ни больше, ни меньше — всё по закону кармы-воздаяния: как ты поступал, так и с тобою поступят; каким судом судил, таким и тебя будут судить; какую меру отмерил, такой и тебе отмерят — Космическая Справедливость налицо. Этой Справедливостью и заведует Диавол в Стихии Огня, из которой рождается Космос, и передаёт эти полномочия своему сыну Сатане в Стихии Астрала. Сатана (часть его энергии) может входить в плоть человека и подавлять на время его душу, овладевать его душой, либо сгущать, уплотнять свою астральную энергию так, чтобы предстать реально перед человеком в образе, созвучном его земному пониманию, дабы начать экзамен, искушение, проверку на духовность и греховность. Сатана такую метаморфозу производит с помощью принадлежащих человеку энергий добра и зла, сотворённых им во время земной жизни до момента экзамена. Сатана наделяет своего Экзаменатора справедливостью, честностью, вразумительностью и силой законодателя, чтобы свершить приговор, как предписано кармой — делами самого человека.

Мы не должны забывать, что Люцифер — Старший Сын Бога Отца позаимствовал у Творца активную творческую Любовь, которая от тонкой Стихии (Эфира) к плотной Стихии (Земли) формирует более жёсткую систему устройства — структуру Мироздания, Космоса, Солнечной системы, государственной системы, общества, семьи. Человек внешне ломает их, делая удобными лично для себя, а значит, за это и расплачивается перед невидимыми высшими силами, выстроенными в иерархической последовательности.

Если человек не верит в Бога или Диавола, то есть полнейший и активный атеист, то к нему сам Сатана не явится. Над такими есть своя земная управа в лице структур государственной власти. Но для того чтобы сам Сатана в лице Воланда предстал перед атеистами-активистами, они должны обладать достойными привлекательными энергиями.

 

Всю книгу, кроме вступления, я построил в форме диалога. Каждая глава соответствует главе «Мастера и Маргариты», что позволит любому человеку параллельно читать книгу М.А.Булгакова, а затем мою, дабы прозревать в расшифровках мистических, эзотерических текстов романа.

Познавательный и непринужденный диалог идёт между автором (А.) и познающим (П.) — собеседником, который может быть ещё и подвижником, и послушником, пытливым до истин…

Почему именно в форме диалога?

Диалог — литературная форма, помогающая читателю воспринимать религиозно-философский, эзотерический труд легче, чем форма научного трактата.

Интересные необычные расшифровки дают возможность заглянуть в творческую «кухню» мистического писателя, закрытую от всех, в эзотерическую лабораторию слова, образа, знака, символа и числа, находящуюся в душе М.А.Булгакова. Теперь мистический текст «Мастера и Маргариты» приоткрыт, дабы гениальность М.Булгакова озарилась светом истины. Ведь истина приоткрывается не только Богом (Сыном Божьим), но и Диаволом, то есть через две божественные силы, обретающие символический образ двух живых столпов. «Эта та сила, которая однажды создала церковь. Она воздвигла одновременно два живых столпа: один белый, другой чёрный. Два живых столпа, которые будут ненавидеть друг друга до тех пор, пока не узнают, что они всего лишь две опоры для будущих триумфальных ворот».[76] Михаил Булгаков, как и его герой Мастер, соединяет в себе оба пути.

Тайный код романа «Мастер и Маргарита» расшифрован и благодаря этому путь к вселенским познаниям открыт, а также высвечивается стезя восхождения в миры благодати, блаженства и покоя, и в Царство Господа Бога Вселюбящего, Всеблагого, Всещедрого…

Вперёд, читатель, если ищешь истины!

 

Да пребудет с вами Свет и Любовь!

 

 

 

 



[1] А.Кураев, с. 145, 146.

[2] Булгаков М. Дневник. Письма. 1914-1940. Сост. В.И.Лосев, М., 1997, с. 226.

[3] А.Кураев, с. 153.

[4] А.Кураев, с. 134.

[5] А.Кураев, с. 134.

[6] А.Кураев, с. 132.

[7] А.Кураев, с. 136.

[8] Здесь и далее в квадратных скобках приводятся замечания и комментарии А.И.Печёнкина.

[9] А.Кураев, с. 97-98.

[10] М.Чудаков, «Жизнеописание М.А.Булгакова». М., 1988, с. 386.

[11] М.Булгаков, «Письмо к правительству СССР».

[12] Б.Соколов «Тайны «Мастера и Маргариты», с. 350-351.

[13] См. книгу Б.Соколова, с. 483-503.

[14] Письмо П.С.Попову от Шапреля, 1932 г.

[15] Информация позаимствована из книги «Энциклопедия масонства» А.Э.Уайта, с. 51.

[16] Там же.

[17] Там же.

[18] Матфей 23: 15.

[19] Матфей 23: 27.

[20] Матфей 23: 28, 33.

[21] О.З.Кандауров, 1 т., с. 542.

[22] О.З.Кандауров, 1 т., с. 511.

[23] О.З.Кандауров, 1 т., с. 539-541.

[24] О.З.Кандауров, 1 т., с. 27.

[25] «Огонь».

[26] Атанор — печка алхимиков, предназначенная для получения философского камня.

[27] «Лунария», 1913.

[28] Воспоминание о М.Булгакове. М., 1988.

[29] О.З.Кандауров, с. 91.

[30] О.З.Кандауров, с. 90.

[31] О.З.Кандауров, с. 148.

[32] В.Ф.Одоевский, Русские ночи, Л., 1975, ЛП, с. 17.

[33] М.Булгаков, Мольер, с. 50, 1991, ЖЗЛ.

[34] О.З.Кандауров, с. 274.

[35] О.З.Кандауров, с. 441.

[36] О.З.Кандауров, с. 482.

[37] А.Кураев, с. 24.

[38] О.З.Кандауров, с. 34.

[39] О.З.Кандауров, с. 25.

[40] О.З.Кандауров, с. 128.

[41] О.З.Кандауров, с. 48.

[42] О.З.Кандауров, с. 66-67.

[43] Роман «Мастер и Маргарита».

[44] О.З.Кандауров, с. 51-53.

[45] О.З.Кандауров, с. 33.

[46] О.З.Кандауров, с. 64.

[47] О.З.Кандауров, с. 57.

[48] О.З.Кандауров, с. 172.

[49] О.З.Кандауров, с. 173.

[50] О.З.Кандауров, 1 т., с. 114-115.

[51] О.З.Кандауров, 1 т., с. 342-343.

[52] О.З.Кандауров, с. 243.

[53] О.З.Кандауров, с. 341.

[54] Мильтон, 56, кн. 2.

[55] Роскофф. II, 204-206.

[56] Информация взята из книги «Сад демонов», словарь инфернальной мифологии, автор-составитель А.Е.Махов, 1998.

[57] О.З.Кандауров, с. 407.

[58] О.З.Кандауров, с. 414.

[59] О.З.Кандауров, с. 418-419, 421.

[60] О.З.Кандауров, с. 408-409.

[61] О.З.Кандауров, с. 626-627.

[62] О.З.Кандауров, с. 319-321.

[63] С. 169, 171-173, 179.

[64] О.З.Кандауров, с. 466.

[65] Б.Соколов, с. 106.

[66] О.З.Кандауров, с. 174-175.

[67] О.З.Кандауров, с. 203.

[68] О.З.Кандауров, с 508.

[69] О.З.Кандауров, с. 509.

[70] О.З.Кандауров, с. 515.

[71] О.З.Кандауров, с. 520.

[72] О.З.Кандауров, с. 469-470.

[73] О.З.Кандауров, с. 405.

[74] О.З.Кандауров, с. 217-218.

[75] О.З.Кандауров, с. 558.

[76] Б.Соколов, с. 377.

Rambler's Top100
Service Рейтинг@Mail.ru bigmir)net TOP 100 Рейтинг Эзотерических ресурсов ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Главное, что нужно знать о Воде